Церковь преследовала Галилея потому что Вселенная в которой Земля не является центром противоречит Никейскому Символу Веры

Глядя из 21ого века на действия церковников, преследовавших Джордано Бруно и Галилея, утверждавших что Земля вращается вокруг Солнца, равно как и учение Коперника, отрицающее Геоцентрическую Картину Мира, с яростью, не имевшей в неприятии других научных теорий себе равных, поражаешься их тупости и мракобесию. Однако если рассмотреть проблему непредубежденно и беспристрастно, с высоты накопленных человечеством к началу третьего тысячелетия знаний, а также “глядя из разума” эпохи Возрождения, в которую они жили, преследователей Бруно и Галилея можно понять. Потому что Картина Мира, в которой Земля всего лишь одна из планет (а Солнце – как мы теперь знаем – не более чем одно из миллиардов миллиардов звезд, ничем не отличающаяся от миллиардов других примерно таких же солнц во вселенной) заставляет по новому взглянуть на догматы о Троице и Единосущности Христа Богу-Отцу, которые на Вселенских Соборах в Никее (325 год) и Халкедоне (451 год), казалось, были навсегда и окончательно установлены.

В самом деле. Коль скоро Земля не более, чем одна из планет, немедленно возникает вопрос о возможности жизни и на других планетах. Вопрос: есть ли жизнь на других планетах солнечной системы? — возник, как только Марс, Венера, Сатурн, Юпитер согласно учению Коперника (а также Аристарха Самосского, жившего в третьем веке до Нашей Эры то есть на две тысячи лет раньше!) оказались (как неопровержимо наукой доказано) не движущимися по небесной сфере объектами, а вращающимися, так же, как и Земля вокруг Солнца, планетами. По мере расширения знаний о вселенной вопрос о возможности жизни на других планетах становился все более естественным. Гипотеза о существовании жизни на других планетах по мере развития науки переходила в уверенность. Инопланетяне стали не только неотъемлемой частью научнофантастической литературы и кинофильмов: поисками внеземной жизни и инопланетного Разума с помощью самых разнообразных методов ученые занимаются упорно и методично. Учитывая колоссальные размеры Вселенной (оцениваемые в многие миллиарды световых лет), вероятность того, что среди (примерно) ста миллиардов звезд в (также примерно) ста миллиардах галлактик в видимой части Вселенной, нет ни одной, на которой не могла бы существовать жизнь, оценивается как почти нулевая. И стало быть, существует не только человеческий разум, но и другие разновидности разумных существ, живущих в нашей Галактике. А также и миллиардах других.

Но коль скоро в мире есть внеземной разум, а Вселенная (в чем не сомневаются верующие) Создана Господом, немедленно возникает вопрос о том, является ли homo sapeins среди разумных существо во Вселенной чем то особенным? Или же он не более уникален, чем земля среди миллиард миллиардов планет а солнце среди миллиардмиллиардов светил? Ответ: человечество не более чем одно из разумных созданий, а убежденность в своей уникальности и ислючительности не более чем гордыня — представляется адекватным. Ну а в том, что человек как разумное существо от совершенства очень далек, и скорее напоминает набросок разумного существа чем “венец творения” Господа, глядя на историю человечества и на временной срез в любой момент времени, убеждаешься поневоле. Но коль дело обстоит так, то почему же Господь создал одного Сына И ТОЛЬКО ОДНОГО Сына по образу и подобию человека, а также и Своему? Как же Господь мог не позаботиться о других Разумах, и не создать “смотрящих” за прочими “человечествами” по образу и подобию ИХ? А ежели так, выходит, что должна существовать не троица (Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух), а четверица, пятерица, семидесятница, и вообще n+2-мерица, где n количество Разумов во вселенной. Так же как n сыновей Божьих – где n число разумных существ. Которые являлись бы (пользуясь современным жаргоном) Смотрящими за каждой цивилизацией на каждой земле. Или не создавать ни одного а за всем смотреть лично и напрямую, без посланцев, посредников и «смотрящих». Это же очевидно! Если Бог добр и более того: бесконечно добр, он просто не мог быть настолько жесток, чтобы заботиться только об одном детище (Человечестве на планете Земля, вращающейся вокруг одного из миллиард миллиардов «жёлтых карликов», которое названо Солнцем), а остальных бросить. Уделить одному своему детищу – Человечеству на планете Земля — всё внимание, а остальным никакого. Послав своего Сына только на землю, а остальных игнорируя. Такое “поведение” Господа вопиюще противоречило бы уверенности о Его Доброте. Справедливости. И любви ко всем без изсключенья созданьям Божьим.

А коль скоро и это так – а сказанное абсолютно логично, в том числе с точки зрения схоластических доводов – то возникает следующий вопрос: является ли каждый Богочеловек для всех разумных существ во Вселенной похожим на homo sapiens, то есть на нас с Вами, даже в том случае, если разумные существа на других планетах выглядят совершенно иначе? Являются ли Сыны Божии для абсолютно иначе выглядящих и совершенно «инакомыслящих» разумных существ, посланные на другие планеты с разумной жизнью, похожими не на них а на странных с их точки зрения НАС с Вами? Или же для каждого “человечества” есть свой Сын Божий и свой Христос? Созданный по образу и подобию разумных существ на каждой планете, на которой имеется жизнь и ее разумная разновидность! Цепочка вопросов, каждый последующий ставящий под сомнение постулат Троицы и Символ Веры (в котором в частности сказано «Господь наш Иисус Христос есть один и тот же Сын, один и тот же совершенный по Божеству и совершенный по человечеству, истинный Бог и истинный Человек, один и тот же, состоящий из словесной (разумной) души и тела, единосущный Отцу по Божеству и тот же единосущный нам по человечеству») все больше и больше.

Руководители Церкви эпохи Возрождения были образованными и исключительно умными людьми, привыкшими к диспутам и обсуждениям. Проблемы для Догматов о Троицей и Вочеловечения Христа в случае принятия того, что Земля не более чем одна из планет, в намного более утонченной и рафинированной форме чем мы с Вами помыслить можем, а также помимо обрисованных выше другие следствия, которые от нашего с Вами непрофессионального в Богословии разума ускользают – стали наверняка ясны Отцам Церкви сразу. Поэтому то, что инквизиция преследовала Бруно и Галилея, а также запретила учение Коперника, неудивительно. Удивительно совершенно иное: то, что поставленные выше вопросы не обсуждаются самым широким образом в настоящее время. Что они не включены в программы религиозного воспитания. Что их не обсуждают с телеэкранов, в школах, вузах и на амвонах. Давая ответы, которые могли бы удовлетворить не только любознательного или скептического, но и любого мало мальски разумно мыслящего человека. Который хотел бы, чтобы его Вера не противоречила разуму и установленным фактам.

История (не)принятия церковью гелиоцентрической картины мира сама по себе поучительна. 24 февраля 1616 года созванная Инквизицией “теологическая комиссия” вынесла следующий вердикт относительно утверждения, что Земля вращается вокруг Солнца: “все считают, что это заявление нелепое и абсурдное с философской точки зрения, и кроме того формально еретическое, так как выражения его во многом противоречат Священному Писанию, согласно буквальному смыслу слов, а также обычному толкованию и пониманию Отцов Церкви и учителей богословия…
 Вердикт: все считают, что это положение заслуживает такого же философского осуждения; с точки зрения богословской истины, оно, по крайней мере, ошибочно в вере.” 5 марта 1616г. было запрещено издание книг, в которых гелиоцентризм признавался бы не “удобным математическим представлением”, а реальностью. В результате книга Коперника была включена в Индекс запрещенных церковью книг «до её исправления», и находилась под запретом более двух веков! В 1758 году ;спустя полтора века!) Папа Бенедикт XIV приказал (не афишируя приказа среди верующих) гелиоцентрические концепции из «Индекса запрещенных книг» исключить. Однако на практике это решение до 1835ого года игнорировалось. В 1979 году (363 года после осужденья ученого) по инициативе Папы Иоанна Павла II Ватикане начала работалу “комиссия по реалибитации Галилея), и через тринадцать (!) лет (31 октября 1992) Папа Иоанн Павел II официально признал, что инквизиция в 1633 году совершила ошибку, заставив Галилея отречься от утверждения, что Земля вращается вокруг Солнца. Несмотря на признание ошибочности приговора, современные нам с Вами теологи Ватикана утверждают, что приговор Галилею был гуманным, а виноват в осуждении в значительной мере сам Галилей. Оправдание, очень напоминающее логикой реабилитацию жертв сталинских репрессий. За которые ни КПСС, ни НКВД-МГБ-КГБ так и не повинились перед согражданами. С той только разницей, что реабилитация Галилея последовала не через пару десятилетий, а через три с половиной века! И то неполная, недоговоренная. Причем что совершенно уже поразительно: вопросы, поднятые в данной заметке – являющиеся фундаментальными для веры миллиардов людей на земле, важность которых для Символа Веры очевидна уже из того, что разрешение верить в то, что Земля вращается вокруг Солнца, последовало через столетия сопротивления – и Католическая, и Православная Церкви обсуждать избегают и по сей день. Признали ошибочность осуждения Галилея – но не ошибочность осуждения утверждения, что Земля не центр Вселенной. Что совершенно, разумеется, недостаточно. Если верующие начнут обсуждать церковные тексты с точки зрения разума и науки, то неизбежно придут к вопросам, сформулированным в предыдущих параграфах. Чего Церквям, повсюду испытывающим проблемы (Католическая и Протестантские церкви от массовой педофилии священников, которая скрывалась десятилетиями а может быть и всегда! Русская Православная Церковь от аморальности получения миллиардных долларовых прибылей от спаивания и убивания паствы путем продажи в колоссальных количествах безналогово импортированных алкоголя и табака, а также от поддержки с точки зрения «рядовых верующих» аморальных действий властей, делающую ЕЁ в их глазах «плоть от плоти» тех, кого покрывает) хотелось бы избежать. В коем стремлении Католическая, Протестанские и Православные Церкви, разделенные как бы непримиримо догматами, едины.

Любопытно, что Гелиоцентрическая Картина Мира вызвала сопротивление не у всех христианских церквей. К примеру, для Свидетелей Иеговы (насчитывающих около семи миллионо верующих, число которых с каждым годом растет, которые не признают Троицу, Богом, как и евреи, признают Одного и только Одного Иегову, а Идею о возможности существования Бога в нескольких лицах считают языческой) с признанием гелиоцентрической картины мира не было никаких проблем. Так же как, само собой разумеется, у исповедующих иудаизм. В Исламе (в котором главное утверждение «Нет Бога кроме Аллаха»), насколько мне известно, гелиоцентрическая картина мира религиозных потрясений также не вызывала. Если бы учение Аристарха Самосского к четвертому веку Новой Эры (то есть через шестьсот лет после его создания) было бы общепринятым в Риме, если бы оно в школьные программы входило, спор между арианами (отрицавшими равенство Сына Отцу а также догмат о Троице, считавших Христа не Богом, равным Создателю, а Созданным Богом Великим Пророком) с одной стороны и сторонниками Никейской Ортодоксии с другой, продолжавшийся более ста лет и проходивший с переменным успехом, несомненно привел бы к совершенно иным каноническим утверждениям. Основные Догматы Церкви были бы непохожи на то как они формулируются полторы тысячи лет. А значит другим было бы и Христианство.

Чем объяснить отсутствие дискуссий – и с участием служителей церкви, и в неклирикальной среде – по самым фундаментальным вопросам подобным поставленному в данной статье? Ответ может быть только один: страхом, что поколеблены может быть основы Догмы, особенно восходящие к Четвертому Веку (но не Апостолу Павлу и не к Христу!) Включая Никейский Символ Веры. Который в формулировке, принятой на Халкедонском Соборе, звучит так: “Следуя святым Отцам, все мы единогласно учим, что Господь наш Иисус Христос есть один и тот же Сын, один и тот же совершенный по Божеству и совершенный по человечеству, истинный Бог и истинный Человек, один и тот же, состоящий из словесной (разумной) души и тела, единосущный Отцу по Божеству и тот же единосущный нам по человечеству, подобный нам во всем, кроме греха; рожденный от Отца прежде веков по Божеству, но Он же рожденный в последние дни ради нас и нашего спасения от Марии Девы и Богородицы по человечеству; один и тот же Христос, Сын, Господь, Единородный, познаваемый в двух природах (εν δύο φύσεσιν) неслиянно, неизменно, нераздельно, неразлучно; различие Его природ никогда не исчезает от их соединения, но свойства каждой из двух природ соединяются в одном лице и одной ипостаси (εις εν πρόσωπον και μίαν υπόστασιν συντρεχούση) так, что Он не рассекается и не разделяется на два лица, но Он один и тот же Сын Единородный, Бог Слово, Господь Иисус Христос; такой именно, как говорили о Нем пророки древних времен и как Сам Иисус Христос научил нас, и как передал нам Символ Отцов”. Формулировка, на которой зиждется теология вплоть до настоящего времени. Которая в том случае, если человечество во вселенной не одиноко, должна быть как минимум пересмотрена.

Между тем, ответы на поставленные Выше вопросы (которыми Руководители Церкви, без сомнения, задавались на протяжении трехсот лет) могут поколебать, а могут и НЕ поколебать Веру миллиардов людей. Для которых в христианстве главное – этика предписываемого им поведения и обращение к Богу во время молитвы. Для которых формулировки теологов если и воспринимаются, то метафорически. И которые в хитросплетениях ортодоксальных определений того, во что верят, не разбираются. Их им не учат. Да для верующего, который не в состоянии отличить даже, чем отличаются постулаты Католичества и Православия (являющиеся причиной тысячелетнего противостояния), но исполняющего заповеди Христианства от всего сердца, это и почти ни к чему. Ибо в его вере и жизни меняет мало. Можно даже сказать с тех пор, как за еретичество (даже невольное, по неведению) перестали пытать, обезглавливать, душить, четвертовывать и сжигать, почти ничего.

Можно ли сохранить догматы Католической и Православной Церквей о Троице в свете современных нам знаний? В условиях, когда существование внеземных цивилизаций считается вероятным, но не доказано, возможен, к примеру, такой ответ: поиски внеземных цивилизаций, вопреки колоссальным усилиям ученых во многих странах, не увенчались успехом. Так может быть внеземных цивилизаций вообще нет? Оценки вероятности появления внеземной жизни, делаемые учеными, могут быть многократно завышены поскольку являются умозрительными. Если бы вселенная была бесконечна, вероятность существования хотя бы одной внеземной цивилизации была бы близка к единице. Конечность Вселенной означает, что возможно, вероятность независимого возникновения жизни настолько мала, что она значительно меньше чем единица деленная на 10 в (приблизительно) 24ой степени числа вращающихся вокруг звезд планет во Вселенной. То есть вполне возможно, что внеземных цивилизаций в Вселенной за исключением человеческой не существует. Что человечество, несмотря на колоссальное количество звезд, является единственной разумной цивилизацией. Именно этим объясняется то что, несмотря на многочисленные усилия ученых во многих странах, получить хотя бы один сигнал, доказывающий, что он послан разумными существами, не удается. Отрицательный результат, который (будучи отрицательным на протяжении десятков лет и подтверждённый множеством лабораторий) означает, что разумных существ на других планетах нет. И стало быть то, что Земля не является центром Мира, Символу Христианской Веры, принятому Никейским Собором и утвержденному (после многочисленных споров, в которых побеждали то сторонники, то противники Никейской Ортодоксии) на соборе в Халкедоне 126 лет спустя, не противоречит. Поэтому Христос, «единосущный Отцу по Божеству«, един. Троица не является ни четверицей, ни пятерицей, ни каким либо иным числом большим чем три, потому что кроме Земных людей и Всевышнего во вселенной нет ни одного разумного существа. И Христос вочеловечен а не создан по образу и подобию других разумных существ с (говоря образно) четырьмя головами с семидесятью семи щупальцами, потому что кроме Бога и Человека разумных существо во вселенной нет вовсе.

Примерно такие могли бы быть доводы сторонников Троицы и вочеловечения Христа. Которые, однако же, будут мгновенно поколеблены обнаружением сигналов внеземной цивилизации. А вместе с ними и символ Веры. Вот почему церковь не хочет поднимать указанные вопросы. Ставя Символ Веры под возможный удар в результате одного единственного эксперимента. Подобно тому, как один единственный опыт Майкельсона о неизменности скорости света от системы отсчета привел к созданию Новой Физики.

Между тем бояться внесения изменений в Символ Веры и другие интерпретации того, что сделал Христос, не следует. Надо отчетливо понимать, что Христианство было создано не дважды (Иисусом и Апостолом Павлом) а трижды. Христианство, созданное Отцами Церкви в эпоху становления христианства как главной, а затем и единственной религии Римской Империи, отличается от христианства Христа и Апостолов. В частности, ни Христос, ни Павел о том, как именно должна быть организована Вера (ставшая Церковью с иерархией наподобие армии и единством взглядов на то, как верить, подобно тому, как строем на параде выстраиваются и маршируют перед Трибуной солдаты) не сказали ни слова. О том: чтобы Верой управляла Тоталитарная Организация (Церковь) наводящая единство взглядов на веру, с иерархией званий (как в армии), решавшая вопросы жизни и смерти верующих, у Иисуса и в мыслях не было. Учеников, столь разных и по-разному думавших и понимавших, Иисус не наказывал, а учил. При Христе христианство было религией трактований и обсуждений. Тоталитарной с единством взглядов сделали Христианство Отцы Церкви века спустя.

Считающиеся непогрешимыми действия Святых и Блаженных Отцов Церкви могут оказаться неидеальными. Человеку ведь свойственно ошибаться даже если его назвали Святым (вспомним Апостола Петра, который ошибался и еще как! а также о разногласиях между Петром и Павлом, за которые никто не собирался ни сжигать, ни четвертовать). Мы живем в стремительно меняющемся мире. В котором критике подвергается все, включая и Церкви. На наших глазах Церкови модернизируются под влияньем науки и все большей открытости социумов. Так не пришло ли время рассматривать возможность изменения и осовременения не только отношения к еретикам (которых клирики уже давно не пытают и не передают светским властям для созжения, чертвертования и удушения), и не только положений науки которые опровергаются эксперименами, но также и к Формулам Веры? Которые были сформулированы не Христом и не Апостолом Павлом, а спустя три и более века другими, хотя бесспорно и выдающимися, людьми. Но ведь человеку свойственно ошибаться. Индивидуально и коллективно. Написанное Аристотелем почиталось непреложной истиной две тысячи лет. Однако в Новое Время (как констатирует Бертран Рассел в «Истории Западной Философии») прогресс в каждой области знаний начинался с нападок на почти каждое высказанное Аристотелем считающееся 2 тысячи лет истинным положение. Неколебимыми остались только религиозные формулировки, написанные спустя века после Иисуса Отцами Церкви. Так не пришло ли время столь же критично приглядеться и к ним, как к всему остальному?

 

Share
Статья просматривалась 959 раз(а)

Добавить комментарий