Лорина Дымова: Сказка о девочке с золотыми волосами

 

 

СКАЗКА О ДЕВОЧКЕ С ЗОЛОТЫМИ ВОЛОСАМИ  

 

Начинается эта сказка так же, как все сказки о падчерице и злой мачехе.

У девочки Златы умерла мама, и отец женился на злой и глупой женщине, у которой была своя дочка — тоже злая и глупая, а вдобавок еще и капризная. Мать назвала ее когда-то необыкновенным именем Виолетта. Но девочка с таким именем должна быть красивая, добрая и вежливая, а эта была грубая и очень некрасивая: толстая, с большим носом и к тому же черная, как трубочист — черные глаза, черные сросшиеся брови и даже под носом — маленькие черненькие усики. Поэтому все вокруг ее звали Чернушка, и только одна ее мать помнила, что она — Виолетта.

«Виолетточка, золото мое, съешь эту булочку!» — то и дело слышался голос мачехи. «Доченька, я пожарила для тебя восемнадцать котлеток, ты их все должна съесть! И не вздумай отдать кошке или Злате!»

Чернушка ела булочки, ела котлеты, ела пироги, каши, торты и конфеты, и стала похожа на черную квадратную будку, в которой жил дворник Никодим. К ее несчастью, ее мать хорошо готовила — ведь даже у самого плохого человека обязательно найдется хоть одно хорошее качество. Она готовила очень вкусно, поэтому отец Златы на ней и женился, и если бы она вдобавок была еще и умная, то все было бы хорошо. Но она была глупая, заставляла свою любимую доченьку объедаться тортами и пирожными, и толстая-претолстая Чернушка уже не могла с подружками бегать и прыгать, а сидела дома и жевала, жевала, жевала.

А у Златы, как вы, наверное, уже догадались, были золотые волосы, вокруг носа — смешные золотые веснушки, и улыбка — как у солнышка. И вообще она была похожа на солнышко, которое почему-то спустилось с неба и поселилось в доме злой мачехи.

Мачеха Злату не любила, заставляла работать с утра до ночи, мыть полы, шить одежду, полоть в огороде грядки и готовить вместе с ней разные блюда для Чернушки. Часто мачеха забывала даже покормить Злату, а когда вспоминала, то говорила: «Можешь облизать кастрюлю, в которой было тесто, а если не наешься, то возьми в шкафу сухарик. Но только один — я проверю!»

Трудно жилось девочке, но жаловаться было некому: отец и сам боялся свою вредную жену. Он целый день был на работе, приходил только вечером, ел то, что ему приготовили, и скорее шел спать, чтобы не слышать скандалов, которые каждый вечер устраивала мачеха.

А Злата сидела допоздна в своей комнате, вязала носки для Чернушки и шила ей все новые и новые платья, потому что в старые она уже не влезала. И только когда большая желтая луна заглядывала в ее окошко, она чувствовала, как устала и как ей хочется спать. Тогда она шла на кухню, выпивала стакан воды, потому что ничего другого мачеха есть вечером не разрешала, и ложилась на свой матрас. Засыпала она мгновенно — так быстро, что все домашние даже удивлялись. Когда Чернушка ложилась спать, то долго-долго из ее комнаты доносились вздохи и стоны, каждую минуту она звала мать и жаловалась: «Опять я не могу уснуть!» Мачеха ее успокаивала и в утешение кормила конфетами. Сама мачеха тоже долго ворочалась в постели, прежде чем ей, наконец, удавалось уснуть, и завидовала Злате: как быстро и легко  эта девчонка засыпает. И только отец тихонько бормотал себе под нос: «А вы поработайте столько, сколько работает эта девочка, и тоже сразу же уснете!» Но вслух сказать это он боялся и, погладив дочку по золотым волосам, тихо уходил в свою комнату.

А Злата целый день ждала минуты, когда положит голову на подушку, закроет глаза и…

Вы спрашиваете, что — «и»?

А это как раз и была ее самая главная тайна, о которой она никому не рассказывала.

Каждый раз, когда она закрывала глаза, ей начинал сниться один и тот же сон — причем он был не похож на сон, он был совсем-совсем как правда. Злата чувствовала запах цветов, ее коже было тепло от ласкового солнца, а когда бабочка садилась на ее плечо, ей становилось щекотно от ее прикосновения.

А снился ей огромный красивый дворец с арками и башнями, с воздушными галереями, по которым ей навстречу радостно бежал маленький прекрасный принц с золотыми волосами и с золотой короной на голове. Корона и волосы были совершенно одинакового цвета, и поэтому иногда была не видна, но Злата всегда помнила, что этот мальчик — принц, и это ее очень радовало. Потому что у всех есть друзья, но не у всех друзья — принцы!

— Я ждал тебя, Злата! — говорил принц, и они, взявшись за руки, бежали на самый верхний этаж дворца, где находились комнаты принца. В одной из них, а вернее, не в комнате, а в громадном зеркальном зале, стояли шкафы и полки со всеми, какие только бывают на свете, игрушками. В другом зале стояли накрытые столы с тарелками, на которых лежали фрукты и сладости. А в самом большом зале находился зоопарк — в нем жили любимые звери принца: зайцы и белки, тигрята и медвежата, говорящие попугайчики и даже маленький добрый крокодил, который умел улыбаться. Все они давно привыкли к Злате и радовались, когда она приходила.

-Зл-л-лата, ур-р-ра! — кричал зеленый попугайчик.

— Зр-р-рата, ул-л-ла! — немедленно откликался красный.

А маленький крокодил улыбался.

Злата и принц выпускали попугайчиков из клетки, чесали животики медвежатам, гладили по золотистой шерстке тигрят и кормили орехами и морковкой зайчиков и белочек. Потом они шли в зал, где были сладости, и, подкрепившись, долго играли в игрушки — до самого утра, пока Злату не будил громкий скрипучий голос мачехи: «А ну вставай, девчонка! Ишь, развалилась, как барыня, а завтрак не готов!»

— Прощай! — говорила Злата принцу, потому что не знала, увидятся ли они снова, приснится ли еще раз ей тот же самый сон.

— Не прощай, а до свиданья! — каждый раз поправлял ее принц, потому что не хотел даже думать, что они могут больше не увидеться. — До свидания, до следующей ночи, Злата!

Злата грустно поднималась с постели, шла готовить завтрак и даже не догадывалась, что в это время далеко-далеко, на маленьком острове, на другом конце земли, в прекрасном дворце тоже просыпается мальчик, сын короля, маленький принц с золотыми волосами, и слуги, дежурящие около его спальни, услышав, что он проснулся, сразу же открывают двери и несут ему прямо в постель подносы с едой и лакомствами: бутерброды, соки, взбитые сливки, фрукты и пирожные. Но мальчик, увидев всю эту процессию, говорил: «Нет! Не хочу!» — и отворачивался к стенке. Слуги печально покидали комнату, унося обратно всю еду, а Главный Придворный спешил к королю и, глотая слезы, докладывал:

— Ваше Величество, Его Высочество опять отказался от завтрака. Весы, на которых стоит кровать Его Высочества, показали, что ваш сынок похудел за последнюю неделю еще на целый килограмм!..

Король немедленно принимался рыдать, а потом, умыв лицо холодной водой и припудрив распухший от слез нос, шел к принцу и начинал его уговаривать:

— Съешь, сынок, эту вишенку за маму. А эту клубничку — за папу. А эту…

Но принц мотал головой и закрывал глаза. Тогда король, чтобы рассмешить принца, начинал, как жонглер, подбрасывать к потолку корону и подставлять под нее голову, но корона все никак не могла попасть ему на лысину и, упав со звоном на каменный пол, укатывалась под кровать. Все слуги умирали от смеха, а у принца на глазах появлялись слезы, и он говорил:

— Папа, ну перестань!

И король уходил, давясь рыданиями, а за ним со слезами и стонами уходила вся его свита. Когда король проходил мимо комнаты королевы, он каждый раз хотел зайти и поплакать вместе с ней о том, что их сынок опять ничего не ел, но вспоминал, что королева у него странная, не такая, как все, что она, конечно, опять или спит, или читает, и снова попросит не беспокоить ее по пустякам. «Разве это пустяки?! — возмутится король. — Который уже день мальчик ничего не ест!» «Проголодается — поест», — спокойно скажет королева и снова уткнется в книжку.

А принц в своей спальне попросит опустить шторы и будет весь день лежать в темноте.

 

Ничего этого Злата не знала. Она возилась на кухне и в огороде, разговаривала с кошкой и курами и ждала, когда наступит ночь и она снова встретится с принцем, а заодно и полакомится очень вкусными вещами.

Не знала Злата и еще об одной очень важной вещи. О том, что поздно вечером, когда на темную поверхность неба выплывет золотая гондола, которую люди называют луной, Фея Снов сядет в гондолу, посадит рядом с собой свою ученицу, Маленькую Фею, и скажет ей:

— Греби к окошку Златы.

И лунная гондола поплывет по звездному небу и остановится напротив Златиного окна. Злата как раз в эту минуту положит голову на подушку, закроет глаза, и Фея Снов посыпет ей на веки из своей сверкающей корзинки золотую пыль. Как только пылинки коснутся глаз, Злата уснет и ей приснится прекрасный дворец и золотоволосый мальчик в короне.

— Давай не будем сыпать пыль на мачеху и Чернушку, — попросит Маленькая Фея. — Они обижают Злату. Пусть до утра не смогут уснуть, пускай помучаются!

— Нельзя! — грустно вздохнет Фея Снов. — Если они не уснут, то будут весь день невыспавшиеся и злые и станут еще громче кричать на бедную Злату. Посыпь пыль и на них тоже.

И Маленькая Фея посыпет немножко золотой пыли, ну совсем капельку, на мачеху и Чернушку, и те, наконец, уснут, но спать будут плохо, им опять приснятся тараканы, и до самого утра они будут стонать и ворочаться в постели.

А маленькая и большая феи, увидев, что Злата крепко спит и улыбается во сне, поймут, что она уже во дворце и что они с принцем играют в прятки. И, тихонько напевая колыбельную, под звон золотых колокольчиков они отчалят от окошка Златы и поплывут на лунной гондоле дальше. А когда они доплывут, наконец, до окошка принца, который тоже улыбается во сне, Фея Снов скажет Маленькой Фее:

— Ты видишь, на востоке уже порозовело небо? Нам пора на отдых.

И они направят свою золотую гондолу за моря и горы, в пещеру, где они весь день отдыхают в ожидании нового ночного путешествия.

 

В то утро принц проснулся в очень плохом настроении, потому что во сне он сплел для Златы венок из золотых цветов и только хотел надеть его девочке на голову, как услышал чей-то скрипучий голос: «Ах ты, ленивая девчонка! А ну, поднимайся немедленно и топи печку!» Принц даже не успел проститься со Златой, а венок упал на пол и сразу же завял.  У мальчика было так плохо на душе, что он впервые в жизни даже накричал на слуг, явившихся в его комнату с лакомствами: «Убирайтесь отсюда с вашей противной едой, — сказал он, — и больше никогда сюда не приходите!»

Вообще-то он был добрый и воспитанный мальчик, и то, что он произнес эти грубые слова, было так странно, что самый молодой слуга от неожиданности упал в обморок, и его унесли из спальни вместе с бутербродами и взбитыми сливками.

Главный Придворный в панике прибежал к королю.

— В-в-ваше В-в-величество! — запричитал он, стуча зубами от ужаса. — Его В-в-высочество… Его В-в-высочество…

— Что?! Опять ничего не ел?! — вскричал король, готовясь зарыдать.

— Н-н-нет!.. Н-не т-то!.. — с трудом проговорил Главный придворный.

— Ел?! — в восторге вскричал король, готовясь расхохотаться.

— Н-н-нет… Его Высочество  сказал слугам: «Убирайтесь отсюда!». Он никогда не говорил таких грубых слов. Ваше Величество, наверное, ваш сынок тяжело болен…

И Главный Придворный заревел в три ручья.

Король тоже заплакал, они обнялись и долго-долго сидели вдвоем на ковре.

Первым очнулся король.

— Что же мне делать, дружище? — спросил он.

— Ваше величество, — задумчиво сказал Главный Придворный, — по-моему, надо собрать Совет министров и с ними посоветоваться. На то он и СОВЕТ министров, чтобы давать хорошие советы.

— Ты прав, мой старый друг, — кивнул головой король и, всхлипнув в последний раз, встал с пола. Он отряхнул от пыли штаны и велел всем министрам собраться в голубом зале.

Через полчаса министры сидели за длинным столом, во главе которого восседал король. Стиснув зубы, чтобы снова не расплакаться, потому что он был мужественным человеком, король сообщил о страшном несчастье, постигшем их страну, — о болезни принца, которая с каждым днем становится все опаснее. Дело дошло до того, сказал король, что принц, известный всем как воспитанный и добрый ребенок, сегодня накричал на слуг и даже сказал им: «Убирайтесь отсюда!» Надо срочно что-то делать, и министры должны решить, что именно.

Какое-то время все молчали, и только король нетерпеливо стучал пальцами по столу.

Первым взял слово Министр Здоровья. Он сообщил, что за Его Высочеством принцем наблюдают лучшие доктора королевства. Да, мальчик ничего не ест.  Да, мальчик сказал грубые слова. Но министр выписал из-за границы такие лекарства, что скоро Его Высочество забудет не только грубые слова, но и вежливые тоже. А насчет аппетита принца должен заботиться не он, а Министр Вкусной Еды.

— Мы тоже сделали заказ за границей, — сказал Министр Вкусной Еды и показал Министру Здоровья язык. — Завтра на корабле к нам прибудут такие необыкновенные блюда, что Его Высочество, как только их увидит, сразу же почувствует волчий аппетит, съест все до крошки и попросит добавки. И, может быть, даже засмеется от радости.

— Да, я совсем забыл! — воскликнул король. — Министр Здоровья в своем докладе почему-то даже не упомянул о том, что наш драгоценный принц совсем разучился смеяться. В последнее время он никогда не смеется и даже не улыбается…

Тут король не выдержал, поник головой и, хотя был мужественным человеком, все-таки тихонько всхлипнул.

— Тут я позволю себе с Вашим Величеством не согласиться, — раздался голос Министра-Начальника Над Слугами. — По утрам я получаю доклады от моих подчиненных. И тот слуга, который дежурит ночью около принца, каждый раз докладывает мне, что Его Высочество улыбался во сне.

Удивились министры. Удивился король.

— Почему ты мне ничего об этом не докладываешь? — с гневом спросил он Министра Снов И Фантазий. — Ведь снами заведуешь ты! У тебя ключи от снов всех жителей нашего королевства!

— В-ваше В-величество! — от страха Министр Снов И Фантазий начал заикаться. Он вскочил со стула, и огромная связка ключей, привязанная к его поясу, зазвенела, как мощный колокол. — В-ваше В-величество, вы, наверное, изволили забыть, что на этой связке находятся ключи от снов всех наших граждан, кроме троих: Вашего Величества Короля, Ее Величества Королевы и Его Высочества Принца? Вы не пожелали, чтобы кто-нибудь заглядывал в сны королевской семьи, и спрятали три ключика в шкафчик, который висит над вашей кроватью?

— А зачем у тебя голова, дурак пузатый? — рассердился король. — Шляпу носить?

И все обратили внимание, что не только принц, но и король стал употреблять грубые выражения, и испугались, не началась ли во дворце эпидемия. Однако король вовремя вспомнил, что он король и что королям не подобает произносить ругательства.

— Ты прав, старый дружище, — поправился он. — И вправду, ключ от снов принца лежит у меня в шкафчике. Но сейчас я повелеваю: пойди возьми ключ — он на красной веревочке — и сегодня же ночью проникни в сон принца, а завтра доложи, что его радует и чему он там улыбается.

Министры разошлись, а король сел на стул около двери и стал ждать, когда наступит ночь, а потом утро, и министр доложит ему, что снится по ночам его сыночку.

Старый министр тоже еле дождался ночи, потому что чувствовал: еще немного — и король прогонит его с работы, потому что давно уже король был им недоволен. Не очень честным был этот министр. То подстережет слуг, возвращающихся с полными подносами из спальни принца, и утянет с подноса пирожное или конфету; а иногда и того хуже: кто-нибудь попросит его подсмотреть чей-нибудь сон, так он за золотое колечко или за торт из мороженого приоткроет дверцу и покажет любопытному сон какой-нибудь прелестной девушки.

И такому человеку были поручены сны и фантазии целого государства! Непонятно, о чем только думал король, когда назначал его министром!

Поздно ночью открыл министр заветным ключом дверцу в сон принца, да так тихо, что она даже не скрипнула. И увидел министр, как принц держит за руку золотоволосую девочку, и они вместе бегут по саду, и хохочут, и танцуют, и ловят бабочек, а потом отпускают. Увидел министр, как дети побежали в зал, где на столах стояли тарелки со всякими вкусными вещами, и стали лакомиться финиками и орехами, и сразу же стало понятно, почему принц, хоть и худеет, но все-таки не умирает, несмотря на то, что уже полгода не берет в рот даже крошки печенья.

Когда министр вышел из сна принца, утро только начиналось, и он не посмел в такую рань пойти к королю с докладом, но не прошло и пяти минут, как король явился к нему сам.

— Ну что? — нетерпеливо спросил он.

И министр рассказал обо всем, что видел этой ночью, причем изобразил это так, будто ему, министру, угрожала большая опасность. Будто для того, чтобы подсматривать за принцем, нужны были ловкость и хитрость, но он, министр, не испугался, спрятался под кровать и совершил этот подвиг.

Слушать, как он хвастается, было, конечно, неприятно, но король так обрадовался новостям, что решил не обращать внимания на похвальбу старика. Он побежал в голубой зал и опять собрал министров. И вот что они решили.

С этого дня каждое утро во всех городах государства глашатаи трубили в трубы и объявляли высочайший королевский указ о том, что всем девочкам с золотыми волосами, живущим в королевстве, надлежит явиться во дворец. Та девочка, которую принц видит каждую ночь во сне и которой улыбнется наяву, останется жить во дворце и, когда вырастет, станет принцессой — женой принца.

И потянулась к дворцу вереница золотоволосых девочек — стройных и не очень, высоких и небольшого роста, веселых и грустных. Они входили во дворец — и придворные, затаив дыхание, следили за выражением лица принца. Но вот уже десять раз, вот уже сто раз, вот уже тысячу раз он хмурил брови и отворачивался от гостьи. С каждым днем пришелиц становилось все меньше, и вот наступил день, когда уже никто не постучался в двери дворца.

И опять пригорюнился король.

— Не огорчайтесь, Ваше Величество, — сказал ему Главный Придворный. — Значит, эта девочка живет не в нашем королевстве, и может быть, искать ее надо на другом конце земли.

— А как же это сделать? — грустно спросил король. — Не могу же я объехать все страны на свете, ведь их целая тысяча.

— И не надо вам, Ваше Величество, никуда ездить, — покачал головой Главный Придворный. — Прикажите надуть тысячу шариков, привяжите к каждому записку с вашим указом и пусть шарики летят над землей. Каждый шарик опустится в какой-нибудь стране, глашатаи там зачитают ваш указ, и все золотоволосые девочки из всех стран приедут к нам в гости.

— Ах, какой же ты умный старик! — с восхищением воскликнул король. — Да ты один умнее всего совета моих министров. Дай-ка я тебя награжу!

И он вытащил их кармана самый главный орден королевства, протер его носовым платком и приколол к камзолу Главного Придворного.

И полетели воздушные шарики в разные земли и страны.

А один из них влетел в окошко мэра города, в котором жила Злата и ее отец, и Чернушка, и злая мачеха. В тот же день на главной городской площади под звуки фанфар глашатаи зачитали указ короля из далекого королевства. Мачеха как раз была в это время в городе — она ходила по магазинам и покупала самые красивые ткани, чтобы сшить Чернушке самые красивые платья. Услышав речи глашатаев, она, запыхавшаяся, прибежала домой и сказала Чернушке: «Собирайся! Завтра мы уезжаем в далекое королевство! Вот увидишь, я тебя выдам замуж за принца!» Потом она позвала Злату, кинула ей золотую парчу, которую только что купила в магазине, и сказала, нахмурив брови: «Чтобы к утру для Виолетты было готово платье, да такое красивое, каких больше нет на целом свете». Злата взяла ткань и пошла в свою комнату, а мачеха снова побежала в магазин — покупать парик из  золотых волос, и корсет, в котором любая девочка, даже такая толстая, как Чернушка, выглядит стройнее.

Рано утром Злата протянула мачехе готовое платье. Оно было такое красивое, что на него нельзя было смотреть не прищурившись: оно сияло, как солнце. Даже мачеха осталась довольна. Она распорядилась, чтобы Злата, пока ее не будет дома, убрала все комнаты, выстирала белье, погладила полотенца, перебрала крупу и фасоль и прополола грядки в огороде. Потом мачеха села вместе с ненаглядной доченькой в карету, кучер щелкнул кнутом, и вскоре карета скрылась из виду. А Злата, вздохнув, пошла на кухню перебирать фасоль.

Целый день ехали мачеха с Чернушкой в карете, несколько раз останавливались в придорожных харчевнях, чтобы отдохнуть и перекусить, и это, конечно, было ошибкой, потому что каждый раз Чернушка не желала уходить из харчевни, пока не съест все, что было на кухне, и даже то, чего на кухне не было, а лежало в погребе. Поэтому только вечером они подъехали к крепостной стене дворца. Когда они вошли в зал для приемов, где сто или даже, может быть, двести золотоволосых девочек ждали своей очереди, чтобы войти в комнату принца, все, кто там был, увидев Чернушку, удивились и стали шептаться между собой: «Что это за страшила сюда пожаловала? Ведь в указе сказано «девочка с золотыми волосами», а эта — черная, как трубочист, и даже с усами, а к тому же еще толстая и квадратная, как будка, в которой живет дворник Никодим». Но мачеха велела Чернушке не обращать внимания на этих глупых сплетниц и стала ждать, когда придет очередь ее доченьки войти в комнату к принцу.

Через некоторое время к ним подошел Министр Снов И Фантазий, который был тут самым главным, и обратился к мачехе:

— Сударыня, извините, но ваша дочь не может встретиться с Его Высочеством.

— Что за глупости! — рассердилась мачеха. — Чем моя Виолетточка хуже этих дур, что пришли сюда толпой и пытаются одурачить бедного принца?

— Может быть, она и не хуже, — возразил министр, — но у нее черные волосы. А принц ждет девочку с золотыми волосами. И к тому же… Не обижайтесь, сударыня, но ваша дочка… слишком толстая. А Его Высочество сам худенький и  на толстых девочек даже не смотрит.

— Но может быть, вы посоветуете, что нам нужно сделать, чтобы понравиться Его Высочеству? — попросила мачеха и достала из сумки коробку.

Когда она ее открыла, Министр Снов И Фантазий едва не лишился дара речи: в коробке лежал огромный бриллиант. В нем отражались огни, горящие не только в этом дворце, но и во всех дворцах мира, и он таинственно сверкал всеми своими гранями.

— Что это? — охрипнув от волнения, шепотом спросил министр.

— Это бриллиант, красивее которого нет ни на земле, ни в морских глубинах, — улыбнулась мачеха. — И он будет ваш, если принцу понравится моя дочка.

Министр задумался: уж очень красив был бриллиант!

— Вот что я вам скажу, — проговорил он через несколько минут. — Во-первых, вам надо купить парик, сделанный из золотых волос…

— Уже есть! — перебила его мачеха и достала парик.

— Во-вторых, вам надо купить корсет…

— Уже есть! — воскликнула мачеха и достала корсет.

— Очень хорошо! — похвалил ее министр. — Значит, все в порядке. Скоро смотрины закончатся, и Его Высочество отправится спать. Я совсем чуть-чуть приоткрою дверь в его сон, и ваша прелестная дочка проскользнет в щелочку. Принц обрадуется, будет с ней играть, угощать ее сладостями, дарить цветы и к утру, я надеюсь, так к ней привыкнет, что и когда проснется, не захочет с ней расставаться.

— О, замечательный план! — обрадовалась мачеха. — Я так вам благодарна!

— Но дайте мне еще разок посмотреть на это чудо — ваш бриллиант, — попросил министр.

— Только после того, как принц улыбнется моей девочке, — отрезала мачеха и пошла наряжать Чернушку в корсет, парик и платье из золотой парчи.

 

Злата стирала и гладила белье до позднего вечера, а когда пошла в свою комнату, чтобы лечь спать, к ее окошку подплыла лунная гондола. Злата услышала, как зазвенели золотые колокольчики, но сегодня они звенели громче, чем всегда, и Злате даже показалось, что это вовсе не колокольчики, а чей-то волшебный голос.

— Злата-а-а! — пропел голос. — Выгляни в окошко!

Злата посмотрела по сторонам, выглянула в окно, но никого не увидела.

— Ха-ха-ха! — засмеялся голос. — Бедная маленькая девочка, ты не туда смотришь. Подними голову и посмотри на луну.

Злата посмотрела и увидела, что напротив ее окошка висит совсем даже не луна, а светящаяся лодка, в которой сидит красивая молодая женщина с длинными волосами, в воздушной летящей одежде, а рядом с ней, на веслах, маленькая девочка, удивительно на нее похожая.

— Кто вы? — спросила Злата.

-Я — Фея Снов, — пропела женщина, — а это — моя лучшая ученица. Еще немного, и она сумеет колдовать не хуже, чем я.

— А что вы умеете делать? Как вы колдуете? — спросила Злата.

— Поздним вечером мы сыплем на землю золотую пыль, и те, кому она попадает в глаза, сразу же засыпают и всю ночь видят счастливые сны.

— Мне тоже снятся хорошие сны. Вернее, всегда один и тот же сон… Но он такой замечательный!

— Мы знаем этот сон, — сказала Фея. — Это мы его придумали и теперь стараемся, чтобы он случился наяву.  Скажи, почему ты не поехала в далекое королевство, во дворец к принцу?

— Ты ведь знаешь, что король, его отец, распорядился, чтобы все девочки с золотыми волосами приехали на встречу с принцем? — вмешалась Маленькая Фея.

— Откуда же я могу это знать? — грустно проговорила Злата. — Весь день я провожу дома или на огороде, а разговариваю только с курами и кошкой. Но и они ничего не знают об указе короля. Да и как я могу поехать на другой край земли? Ведь мачеха и Чернушка меня с собой не взяли, а денег на дорогу у меня нет?

— Тебе не нужны никакие деньги, девочка, — пропела Фея  и сделала знак Маленькой Фее.

Гондола подплыла к самому окошку, и Фея протянула Злате руку.

Злата легко поднялась в гондолу, и золотая лодка бесшумно двинулась по темному небу в сторону далекого королевства. Никто из людей, живущих на земле, даже не догадывался, что это не луна, а гондола, в которой Злата плывет навстречу своему счастью. И только звездочеты и астрономы, которые смотрят на ночное небо через разные приборы, с удивлением отметили в своих звездных журналах, что видели этой ночью на луне три стройные женские фигуры с развевающимися золотыми волосами.

 

А во дворце в это время происходили очень важные события. Принц, устав от гостей, не захотел больше никого видеть и, печальный, отправился спать. Министр Снов И Фантазий дождался, когда Его Высочество уснул, вынул из кармана ключик на красной веревочке и приоткрыл дверь в сон принца. И сразу же туда проскользнула Чернушка, хотя если бы кто-нибудь увидел ее в эту минуту, то вряд ли бы узнал. С длинными сверкающими волосами, с накрашенными щеками, сдавленная корсетом так, что глаза вылезали у нее на лоб, она остановилась на пороге и, как велела ей мать, сделала реверанс.

— Ты кто? — удивился принц.

— Я? Виолетта. Правда, красивое имя? И сама я, правда, красивая?

— Правда, — сказал принц, потому что был воспитанным мальчиком. — Но… почему ты такая толстая? — все-таки спросил он, потому что был не только воспитанным, но и честным.

— Я? Толстая?! — закричала Чернушка. — Ты что, с ума сошел? Или ты дурак? Я же в корсете! Я сейчас худая! Если бы ты видел, какая я без корсета, ты понял бы, что значит — толстая!

Принц вежливо промолчал, надеясь, что эта противная толстуха уйдет, но гостья увидела вдалеке накрытые столы и, подобрав свои парчовые юбки, с восторженным визгом помчалась к угощениям, чуть не сбив принца с ног. Урча от удовольствия, она схватила пирожное с кремом и целиком запихнула в рот.

— Подожди, — попытался остановить ее принц. — Давай сначала выпустим из клеток попугаев!

— Да ты ш-што! — с набитым ртом проговорила Чернушка. — На кой они нам нуш-ш-ны?

И запихнула в рот целый банан.

Принц покачал головой и грустно пошел к клеткам один. Он выпустил попугайчиков, и птицы, подлетев к столу, на лету схватили по орешку.

— Кыш! Кыш-ш, проклятые! — замахала руками Чернушка. — А ну, отдайте орехи, а то мне ничего не останется!

— Сама пр-р-роклятая! — обиделся красный попугайчик.

— Ты слышишь, что он говорит? — возмутилась Чернушка. — Прогони сейчас же этого дурака.

— Сама дур-р-ра! — закричал зеленый попугайчик. — Дур-р-ра! Дур-р-ра!

— Какие неприличные слова ты говоришь, Виолетта!  — ужаснулся принц. — Ты испортишь моих попугаев!.. Послушай, — робко сказал он, — ты бы лучше ушла отсюда!..

— Никуда я не уйду! — решительно сказала Чернушка и уселась в кресло, похожее на трон.

Принц отошел к стенке и заплакал, а слуга, который дежурил у постели принца, расстроился: утром придется докладывать Министру-Начальнику, что принц сегодня плакал во сне.

 

А лунная гондола тем временем доплыла до крепостных стен дворца  и остановилась возле окошка спальни, где беспокойно и тревожно спал принц.

— Видишь открытое окошко? — спросила Фея Злату. — Влезь в него, сядь возле постели принца и жди, когда он проснется.

— Но там слуга! — сказала Злата. — Он прогонит меня!

— Об этом не беспокойся, — улыбнулась Фея и посыпала золотую пыль на веки мальчика, охранявшего принца.

Мальчик тотчас уснул, и Злата бесшумно влезла в окно.

Оглянувшись, она увидела, что Маленькая Фея снова села на весла.

— Нам пора-а! — пропела Фея Снов. — Ночь идет к концу. Но не огорчайся, в следующую ночь мы приплывем к тебе опять.

— А мой отец? — сказала Злата. — Я буду скучать о нем!

— Не беспокойся, — прозвенел колокольчик  Маленькой Феи, — в следующую ночь мы захватим его с собой.

— До свидания, — Злата помахала рукой своим новым подругам. — Спасибо!

Ладья скрылась из виду, а Злата села в кресло у постели принца и стала ждать. Принц ворочался с боку на бок, морщился во сне, стонал, и было понятно, что ему снится что-то неприятное. Но что?.. Что происходило в его сне?

 

Чернушка сидела в кресле и ругалась с попугаями. Попугайчики не обращали внимания на ее глупые и грубые слова, но когда она сказала, что они уроды и что курица у нее во дворе по сравнению с ними красавица, попугаи разозлились. Они стали по очереди нападать на нее и клевать в макушку. И вдруг, когда зеленый попугай дернул Чернушку за волосы, парик свалился с ее головы. Принц ахнул, увидев, что волосы у его гостьи, оказывается, совсем не золотые, а черные, как сажа в камине его спальни.

— Ты обманула меня! — закричал мальчик.

— Вр-р-руша! Вр-р-руша! — обрадовались попугаи. — Пр-р-рочь! Пр-р-рочь!

— Прочь! — закричал Министр Снов И Фантазий, который подсматривал через щелочку. Он ужасно испугался, что король может узнать о его проделках, и распахнул настежь двери сна.

— Прочь из сна! — закричал он что было силы, и Чернушка с париком в руках, как бомба, вылетела из сна прямо в зал для приемов, где ее ждала мачеха.

 

А Злата сидела возле постели принца и, хотя понятия не имела о том, что происходит в его сне, с радостью наблюдала, как меняется у него лицо: он перестал морщиться, успокоился, а дыхание из прерывистого стало ровным и глубоким. Прошло еще немного времени, за окном стало светать, и принц открыл глаза.

— Злата! — улыбнулся он. — Как долго тебя не было!

От звука его голоса проснулся слуга. Первое, что он увидел, была незнакомая девочка с золотыми волосами, и ей улыбался принц.

Вы только подумайте: улыбался!

«Это мне снится», — решил слуга и снова закрыл глаза. Но тоненький девичий голос произнес: «Ах, принц, как я рада, что ты улыбаешься!»

Слуга опять открыл глаза.

— Принц улыбается! — закричал он на весь дворец. — Принц улыбается!!!

И побежал к спальне короля, натыкаясь на колонны. Но король уже сам бежал ему навстречу.

— Что? Что? Что? — кричал король, боясь поверить своим ушам и вытаскивая на бегу из кармана главный орден королевства. -Улыбается?! Принц?! Кто это сделал? Кого наградить?

Он с трудом затормозил возле спальни сына. Дверь была открыта, придворные и слуги столпились на пороге и, затаив дыхание, смотрели на то, что происходит в комнате. Увидев короля, они расступились, и король вошел в комнату.

Принц, свесив ноги с кровати, что-то весело рассказывал золотоволосой девочке, которая сидела возле него в кресле. Они так звонко смеялись, что казалось, будто во дворце звенят колокольчики.

— Сынок, — робко сказал король, — ты смеешься?

— Смеюсь, — кивнул головой принц.

— Тогда, может быть, ты что-нибудь поешь? — осмелел король.

— Конечно, поем! — звонко ответил мальчик. — Мы вместе поедим!

Он вскочил с кровати, схватил Злату за руку, и они побежали в соседний зал, где стояли накрытые столы — точь-в-точь такие же, как Злате снились во сне.

— Ур-р-ра! Зл-л-лата! — закричал в восторге зеленый попугайчик.

— Ул-л-ла! Зр-р-рата! — откликнулся красный.

Ребята выпустили их из клетки, и все вместе они стали лакомиться вкусными вещами, от которых ломился стол.

Король стоял и смотрел на сына и девочку и плакал от радости, а вместе с ним рыдала вся его свита. Особенно старался Министр Снов И Фантазий. Он ревел громче всех, радуясь, что король ничего не узнал о его уговоре с мачехой. Однако радовался он недолго. Неожиданно распахнулась дверь, и в зал с криком и проклятиями влетела мачеха, волоча за собой Чернушку.

— Ну, я тебе покажу, старый болван! — кричала она. — Ваше Величество! Старый болван!..

Придворные обомлели от ужаса, они подумали, что эта дикая женщина называет болваном самого короля! Стража схватилась за рукоятки шпаг и преградила дорогу к королю, но мачеха остановилась возле Министра Снов И Фантазий и с визгом вцепилась ему в волосы.

— Ах ты, старый дурак! — визжала она. — Ах ты, бездельник! Хотел бриллиант получить, а сам ничего не сделал!

— Какой бриллиант? — удивился король. — Чего он не сделал?

— Он пустил мою Виолетточку к принцу в сон, но даже пальцем не пошевелил, чтобы она понравилась Его Высочеству!

— Он пустил кого-то в сон принца?! — гневно проговорил король. — Да как он смел?! А ну, дурак пузатый, признавайся, было это или не было?

Министр Снов И Фантазий упал на колени.

— Простите, Ваше Величество! Не казните, Ваше Величество! Не знаю, что на меня нашло! Винова-а-ат! Помилуйте!

И он зарыдал во всю глотку.

— Отдавай свои ордена, — приказал король. — И убирайся из дворца, ты уволен. Чтобы я никогда тебя больше не видел!

Министр дрожащими руками снял ордена, протянул королю и, всхлипывая, побрел к двери.  Король положил ордена в карман, но потом вытащил один, самый главный, и стал оглядывать присутствующих, раздумывая, кого бы наградить за радость, которая сегодня случилась.

— Девочку! — догадался он и сделал несколько шагов к Злате. — Девочка, иди сюда, я хочу тебя наградить главным орденом нашего королевства!

Только в эту минуту мачеха увидела Злату.

Что? Эта девчонка тут?! Как она сюда попала? И, похоже, без всякого бриллианта она получит то, что по праву должно принадлежать ее Виолетте?

— Ах ты, дрянная девчонка! — накинулась она на Злату. — Шляешься неизвестно где, а работа стоит? Ты постирала белье? Погладила полотенца? Перебрала фасоль? Заштопала…

— Мол-чать! — закричал в гневе король. — Во дворце распоряжаюсь только я! Откуда взялась эта грубая сумасшедшая тётка? Как она смеет кричать на девочку, которая спасла моего сына? Стража! Выгнать ее немедленно вместе с ее противной дочкой из моего королевства!

Стража схватила мачеху и Чернушку и вытолкала их из дворца.

А король снова обратился к Злате.

— Я хочу, девочка, наградить тебя орденом, который получают только самые важные люди в королевстве.

— Извините, Ваше Величество, — сказала Злата, — но улыбка принца  — награда гораздо большая, чем орден, и ее я уже получила. Поэтому оставьте орден для какого-нибудь министра.

— Хорошо, — согласился король. — Но я надеюсь, ты останешься жить во дворце? А может быть, у тебя есть еще какое-нибудь желание?

— Есть, — тихо ответила Злата. — Я бы хотела, чтобы вместе со мной во дворце жил мой отец. Ему так тяжело живется в доме моей мачехи!

— Он каждый день видит эту злюку?! Бедняга! — ужаснулся король и обратился к слугам: — Повелеваю немедленно запрячь тройку самых быстрых лошадей и привезти сюда этого достойного человека!

— Не нужно лошадей, Ваше Величество, — проговорила Злата. — Следующей ночью он прибудет сюда сам…

— На корабле? — испугался король. — Но сейчас время штормов, и это опасно!

— Нет, не на корабле, — покачала головой девочка.

— На воздушном шаре? Но это еще опаснее!

— Нет, и не на шаре.

— А на чем же? — заволновались придворные.

— Следующей ночью увидите сами, — сказала Злата, и король согласно кивнул головой.

Поздно ночью все жители королевства собрались на площади около дворца. Даже королева закрыла книжку и, набросив на свои королевские плечи драгоценную накидку, вышла на балкон. Злата и Принц залезли на дерево, чтобы было лучше видно, а король в панике бегал вокруг них и умолял: «Слезьте немедленно! Вы упадете! Слезьте, я вам говорю! А то я сейчас издам указ, запрещающий лазить по деревьям!» А под деревом стояли слуги с матрасами и подушками на случай, если какая-нибудь ветка сломается и принц или его подружка все-таки свалятся с дерева. Огромная толпа стояла под ночными звездами, глазела по сторонам и гадала, откуда и на чем приедет отец Златы. Но ни воздушного шара, ни кареты, ни даже телеги нигде не было видно. Только огромная желтая луна плыла по небу, приближаясь к городу.

— Что-то луна движется сегодня слишком быстро! — сказал звездочет.

— Вы правы, коллега! — согласился с ним придворный астроном.

— Будто это не луна, а лодка! — сказала  девушка в белой шляпке и вдруг охнула: — Ой, посмотрите, там, действительно, кто-то сидит!

И все увидели на луне три фигуры: мужскую, женскую и маленькую — детскую.

— Это не луна! Это гондола! — заволновалась толпа. — Это лунная гондола!!!

А луна остановилась прямо над дворцом, Фея Снов протянула на землю лунные лучи, и по ним, как по лестнице, спустился на землю большой бородатый мужчина.

— Папа! — крикнула Злата и свалилась с дерева прямо на подушку.

— Злата! — крикнул принц и упал на матрас.

— Доченька! — сказал папа и обнял свою любимую девочку.

Толпа закричала «Ура!», королева кивнула головой и вернулась в дом читать свою книжку, потому что остановилась на самом интересном месте. А король бегал по площади с орденом в руке и все никак не мог решить, кого бы ему наградить.

Луна стала медленно подниматься на самую макушку неба.

— До свидания, Злата! — пропел голос с луны. — Будь счастлива!

У всех, кто стоял на площади — и у Златы, и у принца, и у Главного Придворного, не говоря уже о короле, — на глазах появились слезы, но это были светлые слезы — слезы счастья.

Share
Статья просматривалась 3 995 раз(а)

8 comments for “Лорина Дымова: Сказка о девочке с золотыми волосами

  1. Софья Гильмсон
    26 января 2013 at 1:09

    Вот спасибо! Обожаю сказки! А Золушка вообще моя любимая. Да еще такая Золушка!..

    • 26 января 2013 at 7:50

      Спасибо, дорогая Софья. Значит, и другие выложу, а то лежат в столе, жалко. Их не так много, кажется, семь, но среди них, к сожалению, в основном грустные. Спасибо.

  2. Александр Биргер
    25 января 2013 at 16:16

    Однако,люблю я длинные сказки; лишь грустные сказки кончаются быстро.
    Чтоб как можно дольше со сказкой остаться,
    я в сайт заглянул Ваш на Главной странице
    и там обнаружил ещё я семь сказок !
    (но пока не все прочёл, лишь — по диагонали, оставил на будушее,-
    когда они появятся в «7-ми искусствах»)
    7 сказок для «7-ми искусств»(?).
    Спасибо Вам.

    • 25 января 2013 at 16:26

      Но там есть и грустные, предупреждаю. Так что осторожнее!
      Спасибо, Александр.

  3. Хоботов
    25 января 2013 at 15:14

    Браво, Злата, т.е. Лорина! Да это целый роман, да еще в стихах. Вот это да!

    • 25 января 2013 at 15:35

      Вот уж не думала, что кто-то это прочтет: во-первых, сказка, а во-вторых, длинная. Очень Вы меня порадовали, дорогой Хоботов — что прочли и что похвалили. Значит, буду выкладывать в блог и сказки. У меня есть и для детей (писала для внучек, когда они были маленькие), и для взрослых (для себя), и для слишком взрослых (на будущее). Спасибо.

  4. Александр Биргер
    25 января 2013 at 14:45

    Кaкая светлая ЗоЛоТая сказка
    и Злата-Золушка,
    и Фея на лунной гондоле

    • 25 января 2013 at 15:30

      Спасибо, Александр, что прочли, ведь сказка такая дли-и-нная!

Comments are closed.