«Бронзовый мальчик из Бабьего Яра»

Леонид Пустыльник, Киев
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=1665
«…Анатолий Кузнецов слишком близко и слишком рано прикоснулся к правде. Как следствие, он не смог прожить нормальную человеческую жизнь с кока-колой в руке и голливудской улыбкой на устах. Вместо этого он написал роман-документ «Бабий Яp»..Он лишился сна, копаясь в человеческих трагедиях. Он смог обмануть всесильный КГБ, провезя через границу полную версию романа. Он оставил нам кусок дымящийся совести. И если у нас хватит сил его разжевать, мы научимся невозможному — видеть правду сквозь пелену машин и войн.
Он писал: «Когда я увидел, что из «Бабьего Яра» выбрасывается четверть особо важного текста, а смысл романа из-за этого переворачивается с ног на голову, я заявил, что в таком случае печатать отказываюсь — и потребовал рукопись обратно.
Вот тут случилось нечто, уж совсем неожиданное. Рукопись не отдавали. (…) Дошло до дикой сцены в кабинете Б. Полевого, где собралось все начальство редакции, я требовал рукопись, я совсем ошалел, кричал: «Это же моя работа, моя рукопись, моя бумага наконец! Отдайте, я не желаю печатать!» А Полевой цинично, издеваясь, говорил: «Печатать или не печатать — не вам решать. И рукопись вам никто не отдаст, и напечатаем, как считаем нужным».
Потом мне объяснили, что это не было самодурством или случайностью. В моем случае рукопись получила «добро» из самого ЦК, и теперь ее уже и не публиковать было нельзя. А осуди ее ЦК, опять-таки она нужна — для рассмотрения «в другом месте». Но я тогда, в кабинете Полевого, не помня себя, кинулся в драку, выхватил рукопись, выбежал на улицу Воровского, рвал, набивал клочками мусорные урны вплоть до самой Арбатской площади…
…12-летний Толя Кузнецов с киевской Куренёвки, во время войны стал свидетелем того, как в Бабьем Яру фашисты уничтожали тысячи евреев, украинцев, русских… Кузнецов рассказал об этом в романе-документе «Бабий Яр».
Игорь Осипчук из киевской газеты «Факты» побывал на митинге, посвященном годовщине начала массовых казней в оккупированном Киеве. Там, напротив Куреневского парка, на пересечении улиц Фрунзе и Петропавловской, состоялось открытие памятника жертвам Бабьего Яра.
— Я работал над памятником больше года, — рассказал «Фактам» 23-летний киевский скульптор Владимир Журавель. — Читая книгу Кузнецова, понял, каким будет моя работа — подросток, одетый по моде 1940-х (в пальтишке, кепчонке, с котомкой на плече), читает на стене дома объявление оккупантов:
«Всем жидам города Киева собраться на улице Мельникова возле кладбища 29 сентября 1941 года в 8 часов утра…».
Рядом другая надпись: «Чтобы прошлое не повторилось, имей смелость посмотреть ему в глаза — вся правда в
романе-документе Анатолия Кузнецова».
Бронзовая фигура паренька высотой 165 сантиметров установлена на низеньком пьедестале. Это сделано намеренно, чтобы каждый мог стать рядом, прочесть объявление 1941 года и как бы перенестись в то время.
Я стремился к тому, чтобы лицо подростка имело портретное сходство с Кузнецовым. Добиться этого было не так просто, ведь фотоснимков 12-летнего Анатолия нет. Однако его сын Алексей сказал, что отец был таким, каким я его изобразил..»
P.S. Oбращение В.Ющенко к согражданам (на открытии памятника, 2009 г.):
«За неполных два года нацистского террора Бабий Яр превратился в огромную братскую могилу, в которой уничтожено более ста тысяч наших соотечественников — евреев, ромов, украинцев, русских и представителей других народов.
Здесь похоронены военнопленные, советские подпольщики и члены Организации украинских националистов, тысячи
мужественных патриотов, которые оказывали сопротивление захватчику…украинский народ решительно и категорично отвергает любые проявления и рецидивы тоталитарной идеологии, ксенофобии, антисемитизма, пренебрежения к человеческой жизни и достоинству.»
«Газета по-киевски» пишет: «На открытие памятника позвали и учеников школы №14 – в ней учился Анатолий Кузнецов и преподавала его мама Мария Федоровна. Здесь же находится посвященный им музей.
— Я знаю, что в Бабьем Яру расстреляли очень много людей, – говорит 13-летняя восьмиклассница Катя Дзендзилюк. – Когда писатель видел все эти ужасы, ему было всего 12 лет – почти как мне, – представляю, как он боялся.
На открытие пришли одноклассницы Кузнецова – многим из них уже пошел девятый десяток. Глядя на памятник, плачут..
К еще большему сожалению, есть и те, кто до сих пор считает, что немцы в Бабьем Яре сделали все правильно. Увы, это следствие заложенных еще в советские времена «минах замедленного действия». Сначала очень долго скрывали от народа правду, старательно вытаптывая всю правду о трагедии Бабьего Яра. Затем, после того, как в 1969 году Анатолий Кузнецов стал «невозвращенцем» и остался в Лондоне, так же старательно вытаптывали и память о нем самом. Потом оказалось, что у каждой стороны своя память о Бабьем Яре и событиях тех лет.
Если бы в Киеве давно был создан некий национальный мемориал памяти Бабьего Яра, думаю, многое бы встало на свои места. Сейчас это – саднящая, живая и не зажившая еще рана. Возможно, поэтому идея создания такого единого мемориала пока не находит сторонников на Украине, увлеченной сиюминутной политической борьбой или отчаянно уставшей от нее».
По материалам украинской печати и «Радио Свобода»
P.P.S.
Эксклюзив «М.З.»
* Идиш на передовой – Абрам Торпусман
Автор письма с фронта на идише и об идише был единственным из четырех братьев, оставшимся в живых
* Юрий Каннер, Москва
С кем должны быть нормальные люди в столкновении террористов с демократическим государством – очевидно. Но поборники «свободы и справедливости» поступают вопреки очевидности
* Макс Лурье
ХАМАС в подчиненном ему регионе, который он сделал самым бедным на континенте, зарыл в землю миллиарды

Share
Статья просматривалась 262 раз(а)

1 comment for “«Бронзовый мальчик из Бабьего Яра»

  1. Александр Биргер:

    «…Анатолий Кузнецов слишком близко и слишком рано прикоснулся к правде. Как следствие, он не смог прожить нормальную человеческую жизнь с кока-колой в руке и голливудской улыбкой на устах. Вместо этого он написал роман-документ «Бабий Яp»… Он оставил нам кусок дымящийся совести. И если у нас хватит сил его разжевать, мы научимся невозможному — видеть правду сквозь пелену машин и войн…
    Если бы в Киеве был создан некий национальный мемориал памяти Бабьего Яра… многое бы встало на свои места.
    Сейчас это – саднящая,… не зажившая ещe рана..»
    По материалам украинской печати и «Радио Свобода»

Добавить комментарий