В БИЗНЕС-КЛАССЕ В СТРАНУ ЧУЧХЕ

Воспоминания Ренаты Мухи о ее первом полете в бизнес-классе напомнили мне аналогичный эпизод эпохи позднего СССР. Как и Рената, я был долгое время абсолютно невыездным, даже о приглашениях на зарубежные конференции, приходившие на мое имя в МГУ после серии моих успешных публикаций в математических журналах, я узнавал случайно годы спустя. О них мне даже не говорили. Наверно, чтобы не расстраивать. Первый раз я оказался за границей только в 1982 году, когда в составе группы так называемого научного туризма мы поездили по ГДР. Зато в моей жизни была такая поездка, которой не многие «выездные» могут похвастаться: я почти месяц прожил в Северной Корее, которую красиво называли КНДР. Помог случай.
Чтобы показать преимущества социалистического строя советские власти регулярно устраивали выставки в разных странах под многообещающим названием «Достижения советской науки и техники». Одна из последних таких выставок состоялась в 1990 году в Пхеньяне. Через год о Советском Союзе осталось только вздыхать, но тогда о скором конце никто не думал. О предстоящей выставке я совершенно случайно узнал во время очередного визита в Комитет по науке и технике, что располагался на улице Горького недалеко от Центрального телеграфа. Дело в том, что мой маленький отдел в Центре НТИ «Информсвязь» участвовал наряду с ведущими отраслевыми институтами информации и всесоюзными центрами НТИ (ВИНИТИ, ГБНТБ и пр.) в Государственной программе автоматизации НТИ. Работа всей системы на 90% шла вхолостую, в стране не было стимулов использовать НТИ на практике, но все же какие-то результаты накапливались, да и опыт работы с современными средствами связи и ИИ приобретался. Кстати, именно из разработок одного из участников ГАСНТИ – института Информэлектро – вырос современный гигант Яндекс. Руководило программой Управление НТИ ГКНТ. Туда я и пришел с очередным отчетом.
Отвлекаясь от темы, скажу, что сейчас мне представляется чудом само участие моего маленького коллектива в Государственной программе. Ведь участие – по-современному, получение гранта от ГКНТ – предполагало выдачу интересных результатов, и они у нас были: первые опыты с телеобработкой данных (это еще до интернета) и банками данных на больших ЭВМ, создание баз данных и электронных справочников на первых отечественных персональных ЭВМ (ЕС 1840) и немецких Роботронах. Все это потом превратилось в стандартные вещи, а тогда все было в новинку. Конкурентами были коллективы в сотни сотрудников, но разницы между как будто никто не замечал.
Так вот, во время визита в ГКНТ я случайно узнал, что в Пхеньяне проводится Выставка, и коллектив советских участников уже почти сформирован, даже билеты на самолет куплены. Но если я быстро оформлю в своем министерстве формальности и куплю сам билеты, то двух участников от нас они добавят.
В такие командировки обычно ездит начальство, но тут нужно было не просто «знакомиться с опытом», а демонстрировать результаты на конкретных машинах – и начальство, помучавшись, отправило в поездку меня с помощницей, которая звалась Наташа. Соответственно Наташу я и послал покупать нам билеты в кассы Аэрофлота. То ли других не было, то ли она не очень разбиралась в классах, но купила она два билета в бизнес-класс, да еще зарегистрировала оба на места №1 и №2.
В день отлета вся большая делегация во главе с руководством Управления ГКНТ разместилась в основном салоне экономкласса, а мы с Наташей комфортно разлеглись в креслах в переднем салоне «для избранных». И тут к нам подходит стюардесса и страшно извиняясь просит пересесть на два ряда дальше, потому что этим же рейсом в Пхеньян летит сам Председатель ГКНТ и его первый зам. Если кто не знает, должность Председателя Комитета повыше некоторых министерских должностей, к тому же он академик, депутат и пр. Как-то неловко ему лететь не в первом кресле.
Мы без разговоров пересели, за что экипаж был страшно благодарен и весь полет – а он продолжался около 11 часов, — оказывал нам разные дополнительные знаки внимания. Но в бизнес-классе и так было всего столько, что нормальному человеку такого комфорта в полном объеме не выдержать. Один бесплатный коньяк, виски, водка и шампанское могли за 11 часов полета вывести из строя Геркулеса. Так, кстати, и произошло с немногочисленными пассажирами бизнес-класса. При подлете к Пхеньяну стюардессы разносили уже не горячительные напитки, а ватки с нашатырным спиртом. К счастью, тот же раб, сидящий внутри, о котором писала Рената Муха, уберег нас от такого соблазна, и к выходу из самолета мы были в норме.
Во время полета к нам несколько раз заходили чиновники из ГКНТ, привыкшие смотреть на нас сверху вниз, а тут первый раз оказавшиеся в непривычном положении. Видели бы вы, с какой тоской они смотрели на наши пледы, тапочки, меню, напитки, которых обычный пассажир был лишен. Как они страдали, что кому-то досталась лучшая доля, чем им. Слаб человек! Он может перенести любые лишения, но когда другому лучше, этого перенести невозможно!
На выходе нас ждал еще один сюрприз. Все пассажиры покинули самолет через задний трап, а пассажиры бизнес-класса вышли через передний трап на ковровую дорожку, где нас встречали с оркестром и чуть ли не военным парадом. Ведь прилетел член правительства великой страны, и встреча была на высоком правительственном уровне. А нам с Наташей деться было некуда. Пришлось всю церемонию простоять рядом с нашим Председателем, отчего у встречавших, да и у сопровождающих Председателя, возникло немало вопросов.
Только потом мы соединились с основной делегацией, и наша жизнь в стране чучхе потекла своим чередом. Это уже другая история.
Share
Статья просматривалась 301 раз(а)

Добавить комментарий