Владимир Эфроимсон. Песенка про ностальгию

Переехав в Америку, я довольно долго стихов не писал. И, кажется, первым написанным после переезда (по-моему, года через два) была вот такая песенка:

ПЕСЕНКА ПРО НОСТАЛЬГИЮ

Уезжая из России,
я боялся ностальгии —
ну еще бы! – ведь другие
так страдают от неё.
Ностальгия тем занятна,
что хотя и неприятна,
но стремление обратно
возвышает бытиё.

Так красиво утром рано,
съев на завтрак два банана,
выпив соку полстакана,
пострадать чуток в тиши
совмещенного клозета
с ощущением что это –
достоверная примета
утонченности души.

И я ехал, полагая,
что моя судьба такая,
что я буду жить, страдая,
как об этом говорят, –
эмигрировал – и что же? –
я, похоже, толстокожий,
и суюсь с кувшинной рожей,
так сказать, в калашный ряд.

Там художники, поэты,
там артисты из балета,
музыканты из квартета
и ценители искусств,
деликатные натуры,
словом, цвет литературы
и хорошенькие дуры
для возвышенности чувств.

Там изысканно вздыхают
и Россию вспоминают,
и, конечно, проклинают
происшедший катаклизм,
но на это я не годен,
видно, просто беспороден, —
омерзительно безроден
низкий космополитизм.

Что ж, придётся жить попроще –
пусть другим мозги полощут,
про берёзовые рощи
мелют горы чепухи –
душам скучно без нагрузки
точно водке без закуски,
но об этом лишь по–русски
получаются стихи.

Share
Статья просматривалась 643 раз(а)

1 comment for “Владимир Эфроимсон. Песенка про ностальгию

  1. Виктор (Бруклайн)
    24 февраля 2018 at 17:31

    Владимир Эфроимсон. Песенка про ностальгию

    Переехав в Америку, я довольно долго стихов не писал. И, кажется, первым написанным после переезда (по-моему, года через два) была вот такая песенка:

    ПЕСЕНКА ПРО НОСТАЛЬГИЮ

    Уезжая из России,
    я боялся ностальгии —
    ну еще бы! – ведь другие
    так страдают от неё.
    Ностальгия тем занятна,
    что хотя и неприятна,
    но стремление обратно
    возвышает бытиё.

    Так красиво утром рано,
    съев на завтрак два банана,
    выпив соку полстакана,
    пострадать чуток в тиши
    совмещенного клозета
    с ощущением что это –
    достоверная примета
    утонченности души.

    И я ехал, полагая,
    что моя судьба такая,
    что я буду жить, страдая,
    как об этом говорят, –
    эмигрировал – и что же? –
    я, похоже, толстокожий,
    и суюсь с кувшинной рожей,
    так сказать, в калашный ряд.

    Там художники, поэты,
    там артисты из балета,
    музыканты из квартета
    и ценители искусств,
    деликатные натуры,
    словом, цвет литературы
    и хорошенькие дуры
    для возвышенности чувств.

    Там изысканно вздыхают
    и Россию вспоминают,
    и, конечно, проклинают
    происшедший катаклизм,
    но на это я не годен,
    видно, просто беспороден, —
    омерзительно безроден
    низкий космополитизм.

    Что ж, придётся жить попроще –
    пусть другим мозги полощут,
    про берёзовые рощи
    мелют горы чепухи –
    душам скучно без нагрузки
    точно водке без закуски,
    но об этом лишь по–русски
    получаются стихи.

Добавить комментарий