Александр Габриэль. Ханс и Анна

Не очень тянет на статус клана семья обычная — Ханс и Анна, неприхотлива и безыдейна. Еда проста. Ни икры, ни мидий. Зато есть домик. Из окон виден всегда изменчивый профиль Рейна. Отцы да деды, все земледельцы. Работы — прорва. Куда же деться? Любая ль вита должна быть дольче? Надежды мало …

Александр Габриэль. Ханс и Анна Читать далее

Михаил Юдовский. Мне этот путь в небесах говорит: «Я – млечен, ты вечен»…

Мне этот путь в небесах говорит: «Я – млечен, ты вечен». Обнимает за плечо, целует в глаза. «Ладно, – отвечаю. – Отмечен». Ну, что с них взять? Небеса… «У меня, – продолжает, – есть еще парочка зодиаков: Рыбы, Весы, Водолей…» «Для меня, – заявляю, – под всеми созвездьями мир одинаков. …

Михаил Юдовский. Мне этот путь в небесах говорит: «Я – млечен, ты вечен»… Читать далее

Аудиозапись лекции Дмитрия Быкова «Русский инвалид, или Болезнь и смерть в русской литературе»

http://yadi.sk/d/C21m52CgywUek    

Аудиозапись лекции Дмитрия Быкова «Русский инвалид, или Болезнь и смерть в русской литературе» Читать далее

Марина Гарбер. Какое скоротечное искусство…

Завтра мне 48, но так как добрые люди уже поздравляют меня в личке, вывешу, пожалуй, самое автопортретное стихотворение года, написанное то ли прошлой зимой, то ли весной, не помню, а стихи я не датирую. Когда нарцисстично начитывала его на телефон, приключилась забавная вещь. Там, ближе к концу, на словах «и …

Марина Гарбер. Какое скоротечное искусство… Читать далее

Ирина Евса. Но в конце октября, а может, к пятому ноября…

Но в конце октября, а может, к пятому ноября осень съежит себя и сгложет, выдохнется, горя золоченой — на темно-сером — ветошью лучших дней: рыхлым силосом, теплым сеном в блочном саду камней. И тогда генерал в отставке, сбросивший ордена, встав, плеснет себе для затравки в мутный стакан — вина. Листья …

Ирина Евса. Но в конце октября, а может, к пятому ноября… Читать далее

Борис Херсонский. С точки зрения русского путешественника

Прочел, что Путин намерен после своего президентства посвятить себя путешествиям. По этому случаю не могу не вспомнить одно из нескольких стихо «С точки зрения русского путешественника» и вновь запостить этот образчик отъявленной русофобии: С точки зрения русского путешественника лучше лечь не костьми, а всем телом, пусть кожа слезает с плеч, …

Борис Херсонский. С точки зрения русского путешественника Читать далее

Алексей Цветков. Сказки Пушкина

сказки пушкина на руслане росли в ковылях на людмиле чуди с водью в ботве учиняли отлов а чужих чародеев уволь не любили тут своим не наплотничать дыб да колов лейся в песне содом если в сердце гоморра но чем шире душа тем темней города бей своих чтоб чужие на борт …

Алексей Цветков. Сказки Пушкина Читать далее

Дело об утопленном колесе

«За нанесение вреда колхозному строю.» Дело об утопленном колесе Простого деревенского пацана Гришу Путилова «черный ворон» увез ночью в скорбном 1938-м. Дяденьки из НКВД предпочитали работать в темноте. Поэтому никто не видел отчаянных слез Гришиной мамы, остолбеневшей посреди бедной избы. Никто не мог и не смел оценить всю нелепость ситуации, …

Дело об утопленном колесе Читать далее

Юрий Домбровский. Даже в пекле надежда заводится, Если в адские вхожа края…

Даже в пекле надежда заводится, Если в адские вхожа края. Матерь Божия, Богородица, Непорочная Дева моя! Она ходит по кругу прокля́тому, Вся надламываясь от тяго́т, И без выборов каждому пятому Ручку маленькую подаёт. А под сводами чёрными, низкими, Где земная кончается тварь, Потрясает пудовыми списками Ошарашенный секретарь. И кричит он, …

Юрий Домбровский. Даже в пекле надежда заводится, Если в адские вхожа края… Читать далее

Юрий Домбровский. Выхожу один я из барака…

Выхожу один я из барака, Светит месяц, желтый как собака, И стоит меж фонарей и звезд Башня белая — дежурный пост. В небе — адмиральская минута, И ко мне из тверди огневой Выплывает, улыбаясь смутно, Мой товарищ, давний спутник мой! Он — профессор города Берлина, Водовоз, бездарный дровосек, Странноватый, слеповатый, …

Юрий Домбровский. Выхожу один я из барака… Читать далее

Ирина Евса. Ну ладно, — что сказали, то сказали…

Ну ладно, — что сказали, то сказали. Выбеливая черные стволы, снег валится. Его везут возами там, наверху, белесые волы затем, чтоб растрясти на повороте, засыпать трассы темную тесьму, где ноту держит, словно Паваротти, ночная неотложка, мчась во тьму. Снег завалил почти до половины кафе, где мы, пресытившись теплом, сидим беззвучны …

Ирина Евса. Ну ладно, — что сказали, то сказали… Читать далее