Карина Кокрэлл-Ферре. Паб

(Размер шрифта можно увеличить, нажав на Ctrl + знак «плюс»)
Неподалеку от прославленных Конан Дойлем Дартмурских торфяных болот, где днем рыже-серый туман обволакивает тебя тоской, а по ночам «силы зла властвуют безраздельно», стоит самый удаленный от всякого жилья паб под названием «Уоррен Хауз» («Кроличья Нора»). Пишут, что название произошло от множества кроликов, обитающих в округе.
Построили его в 1845 году для шахтеров, неподалеку добывавших олово, чтобы они могли после работы отогнать баскервильскую собаку печали добрым тамблером золотого виски.
Промозглая сырость пронизывает здесь до костей даже в августе, даже если нет дождя, поэтому лендлорды (владельцы паба, обычно супружеская пара) постоянно — днем и ночью — поддерживают в камине огонь из торфяника для припозднившихся завсегдатаев: местных фермеров, добытчиков олова и туристов, которые забредают в Дартмурский национальный парк, и для себя, так как лендлорды в «Кроличьей Норе» и живут, причем совершенно автономно: у них даже свои газ, генератор и водопровод.
Так вот, с самого 1845 года в очаге «Уоррен Хауза» НИ НА МИНУТУ (кроме как для трубочиста) НЕ ГАС ОГОНЬ!
В 1963 году зима была в Дартмуре особенно суровой. Две недели бушевали ураганные ветра со снегом. Дрова для очага пришлось доставлять вертолетом.
То есть даже тогда огонь не погас.
И каждый лендлорд соблюдает традицию и, что бы ни случилось, ни на день не дает погаснуть огню. Почистят дымоход — и опять заплясало пламя. Можно было, конечно, провести центральное отопление, но, согласитесь, есть разница в том, встречает ли тебя с промозглого холода унылой равнины бездушность горячего радиатора или веселый огонь в камине.
В мире за это время многое произошло: стало обыденным электрическое отопление, умерли королева Виктория и Черчилль, мир пережил две мировые войны и один ядерный кризис, распалось несколько империй, пали все тираны, которые думали, что они вечны, появились новые, которые думают точно так же…- и все это время где-то на Дартмурских болотах, что бы ни происходило, изо дня в день продолжают поддерживать огонь в очаге в пабе «Кроличья Нора».
Единственная точка комфорта и тепла в округе отгоняет промозглость и болотных призраков.
И так 177 лет.
Горит он и сейчас.
Есть что-то странно завораживающее в такой, очень британской, упертости.
И это хорошая метафора. Когда наступают «силы зла» с торфяных болот, их можно отогнать только, если продолжать поддерживать огонь в очаге.
Изо дня в день не давать ему погаснуть.
Вот и все.
May be an image of text that says 'DANGER'

Один комментарий к “Карина Кокрэлл-Ферре. Паб

  1. Карина Кокрэлл-Ферре. Паб

    Неподалеку от прославленных Конан Дойлем Дартмурских торфяных болот, где днем рыже-серый туман обволакивает тебя тоской, а по ночам «силы зла властвуют безраздельно», стоит самый удаленный от всякого жилья паб под названием «Уоррен Хауз» («Кроличья Нора»). Пишут, что название произошло от множества кроликов, обитающих в округе.
    Построили его в 1845 году для шахтеров, неподалеку добывавших олово, чтобы они могли после работы отогнать баскервильскую собаку печали добрым тамблером золотого виски.
    Промозглая сырость пронизывает здесь до костей даже в августе, даже если нет дождя, поэтому лендлорды (владельцы паба, обычно супружеская пара) постоянно — днем и ночью — поддерживают в камине огонь из торфяника для припозднившихся завсегдатаев: местных фермеров, добытчиков олова и туристов, которые забредают в Дартмурский национальный парк, и для себя, так как лендлорды в «Кроличьей Норе» и живут, причем совершенно автономно: у них даже свои газ, генератор и водопровод.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий