УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ В СТРАНЕ ЧУЧХЕ

Поездка в Северную Корею на Выставку достижений СССР в области информатики была, пожалуй, самой насыщенной новыми впечатлениями и личными открытиями из всех моих путешествий по разным городам и странам. Я много читал о КНДР, но действительность оказалась совершенно непохожей на рассказы и описания. Обо всех открытиях в одном постинге не скажешь, но кое что вспомню. Только сразу должен сказать, что нигде на Земле я не видел более красивой природы. Даже эталоны красоты в Швейцарии и США проигрывают корейским видам. Тут словами мало что докажешь, нужно видеть.
А теперь о мелочах. Как на любую выставку, мы запаслись кучей сувениров, которыми привлекают посетителей. Тут были и фирменные пластиковые сумки, авторучки, проспекты и значки. И уже на второй день выставки заметили что-то непонятное. Как всегда, народ «на халяву» шустро разбирал сумки и ручки, проспекты тоже расходились, а вот значки не брал никто! Так мешок значков и оставался нетронутым до самого конца выставки. Только потом мы разобрались, что в Северной Корее значки нельзя носить по своему выбору. Каждый кореец носит значок с Ким Ир Сеном, но оформление значков разное.
Возможно, это изображение (1 человек)
Это как погоны в армии – по виду значка можно определить статус человека. И прицепить что-то еще, кроме портрета вождя, — это серьезное преступление, за что последует неминуемое наказание. Местные чекисты строго следят за мелочами в быту. Не даром в комнатах простых корейцев на окнах не должно быть занавесок – жизнь каждого гражданина должна быть на виду.
Нет описания фото.
Еще одно разочарование было связано с планируемым нами сеансом телеобработки данных. Интернет тогда (1990 год) не был у нас широко распространен, но мы гордились, что можем продемонстрировать связь персонального компьютера с банком данных на большой ЭВМ. Все-таки мы представляли Министерство связи, неловко было бы в таких вопросах отставать от других. Для телеобработки нужны были модемы, а тогда и это было в большом дефиците. Зарубежных небольших и компактных телефонных модемов еще не было на нашем рынке, ими мой «Инкор» займется через пару лет, а пока мы раздобыли простенький модем для наименьшей скорости передачи данных 200 бит в сек. Скорость была невысокой, зато модем был гигантский – такой ящик в бронированном кожухе килограмм 20 с лишним весом. Изделие прошло военную приемку и в его технических характеристиках значилось, что оно выдержит падение с самолета с высоты 200 метров. Зачем это нам нужно, я не представлял, но других модемов не было. Как мы погрузили модем в самолет, я не помню, зато после приземления в Пхеньяне я видел, как наш модем из последних сил тащили двое худощавых корейцев. Представляю, как они проклинали технический прогресс и своих «старших братьев». Но самое печальное было в том, что модем был абсолютно бесполезен, ибо в Корее позвонить за границу можно было с тем же успехом, как слетать на Марс. Формально можно всё, но на деле ничего нельзя. Тариф международных звонков был таким, что страшно было поднять трубку, а не то, что набрать номер.
Информационная блокада страны выдерживалась идеально. Нас предупредили, что оставленные в гостинице домашние тапочки, завернутые в газету «Вечерняя Москва», рассматриваются как попытка информационной провокации в отношении горничных. Узнать что-то о положении в мире было невозможно – мы ходили в советское посольство, чтобы прочитать газету «Правда» недельной давности. По телевидению новости за рубежом вообще не показывали. Как раз в это время разворачивалась Война в заливе, мир был на грани мировой войны, многие беспокоились за родственников в Израиле. Но узнать новости было абсолютно невозможно. Сейчас, как я знаю, есть некоторые поблажки. В гостиницах показывают и ВВС, и НТВ. Но тогда – только две или три корейских программы с обязательными показом «Великого вождя товарища Ким Ир Сена» и его сына «Любимого руководителя». В этот период шла постепенная передача власти от отца к сыну.
На первом инструктаже были вопросы – как не потеряться на улицах Пхеньяна, ведь названия улиц написаны на корейском, никаких английских вариантов не было. На это опытные товарищи нас успокоили: потеряться иностранцу в Пхеньяне невозможно, потому что за каждым шагом тщательно следят соответствующие сотрудники в штатском. Многие районы полностью закрыты для иностранцев. Зато то, что показывали, выглядело как сказка. Об этом как-нибудь в следующий раз.
Share
Статья просматривалась 113 раз(а)

Добавить комментарий