Ну и кто мы теперь?

«Про свой возраст скажу так: девушки, за которыми

я ухаживал, уже начали умирать.»

Анекдот

«Удивительная дама -демократия. Её насилуют,

а она ещё кокетничает.»

 

Л. Шебаршин, генерал.

Наконец-то пришла долгожданная весна. Сегодня один из первых по-настоящему теплых дней. Дорожное покрытие уже подсохло, а тёплое яркое солнце на почти безоблачном небе как бы говорит, что пришло надолго. Я гуляю с женой возле своего дома. На мне только рубашка, джинсы и лёгкие кроссовки.  Впитываю телом солнечную энергию и ощущаю уже почти забытое возрождение. А появившаяся ярко зелёная трава и набухшие почки на деревьях только усиливают эти ощущения. Прогулка в такую погоду настраивает Вас на позитив, анализ того, что происходит вокруг, попытку понять эту жизнь, размышления о счастье и на многое другое.

Прошедший год выдался из-за пандемии и выборов президента США физически и психологически очень трудным для меня, да и, я думаю, для всей страны, а может быть и для всего мира. Но для того, чтобы обсуждать произошедшее нужно разобраться с базовыми понятиями жизни, а именно: счастьем, историей и так далее. Вопросы, конечно, труднейшие, но попытаться как-то объяснить их для себя необходимо.

Ну, например, что такое счастье? Хороший вопрос, не правда ли?

Первым её исследовал Аристотель, который определил счастье как «деятельность души в полноте добродетели».  Добродетель определялась как то, что ведёт к счастью.

Слова «счастье», «счастливый» мы слышим на каждом шагу. Мы хотим быть счастливыми. Но что такое счастье? Аристотель первым из философов занялся изучением этой субъективной модели.

Но что Аристотель имел ввиду под «счастьем» или эвдемонизмом? Он не верил в то, что счастье может быть достигнуто путем накопления благ в течение жизни – включая материальные блага, богатство, статус или общественное признание – напротив, счастье зависит от внутреннего, личного состояния ума. Но при этом Аристотель не верил, что счастье являет собой непрерывную последовательность блаженных настроений, потому что такое счастье доступно каждому, кто проводит весь день, нежась в лучах солнца или же пируя.

Марк Аврелий не раз утверждал, что лишь следование своей природе может даровать счастье.

Артур Шопенгауэр говорил: «То, что есть индивид сам по себе и что он в самом себе имеет, короче, его личность и ее достоинство – вот единственное, с чем непосредственно связано его счастье и благополучие. Все остальные условия имеют здесь лишь косвенные значения, так что их влияние может быть парализовано, влияние же личности — никогда.»

Мне же кажется, что счастье – это настолько глубокое, настолько интимное переживание, что никакие общие схемы, никакие размышления не приближают нас к пониманию этого явления.

С другой стороны, мы не можем объяснить зачем мы рождаемся в боли и муках, живём, и наконец, умираем в муках. Зачем всё это и какова цель нашего существования??? Нет ответа. Может быть, ответ на этот вопрос помог бы определить и на предыдущий? Не знаю.

А может быть прав Альберт Эйнштейн, когда говорил: «Счастье – это всего лишь хорошее здоровье и плохая память.» Возможно, и так…

Этот вопрос, конечно, волнует всех людей, но моё поколение, оставшихся в живых евреев ашкенази, возможно в силу трагически сложившихся причин волнует особенно. Какое же оно наше еврейское счастье?

Вот что пишет Аркадий Итин в статье «Мы — последние и уже не настоящие… и o фильме Список Шиндлера»: «Российская империя селила евреев на западных границах, создавая буферные области. Нечто сходное делали ее западные соседи, В результате Бобруйск и Витебск, Бердичев и Вильно, Познань, Варшава, Черновцы и Одесса, области восточной Германии и Румынии — были местами, где сформировался особый народ, который принято называть ашкеназами, и которого больше нет вообще. Рассеянные по миру потомки — это уже не тот народ.»

Германия и Советский Союз воевали между собой в этих местах, а нацисты поставили помимо всего ещё цель уничтожить наш народ, что почти и случилось. Оставшиеся осколки от Холокоста после войны попытался уничтожить вождь международного пролетариата упырь Сталин, но в последний момент сдох (умер) 5 марта 1953 года на еврейский праздник Пурим так и не достигнув заветной цели.

По итогам второй мировой войны наш народ был почти полностью истреблён.

Мировой источник науки, искусства, медицины и общественных идей был уничтожен при полном безразличии к этой трагедии ведущих европейских стран.

Вырезали настолько, что выжившие осколки уже не хотели больше жить на этих землях.

Я принадлежу к послевоенному поколению и детство и юность прожил в Украине. В детстве, я помнил, было много людей, говорящих на идиш, но Советское государство всячески противодействовало этому, запрещая использовать идиш и закрывая синагоги, и результат был очевиден – новое поколение говорило уже только по-русски, а народ утративший свой язык – это тоже уже иной народ. Сколько было поэтов и прозаиков, писавших на идише. Вся эта литература навсегда мертва. Прошлое, так здорово описанное Шолом-Алейхемом, исчезало на глазах и было безумно жалко это терять. Я помнил весь этот колорит языка идиш, обычаи черты оседлости, дома «мазанки», отношения между людьми, но это было уже уходящее прошлое.

Ну и какое после этих событий наше счастье?

Нормальный человек не может существовать, если он ежедневно осознает, в каком кошмарном, несправедливом и порочном мире он живет. Это привело бы к массовым суицидам, чего не случилось. Чтобы выжить, люди «рационализируют» зло, учатся сначала объяснять его, а потом не замечать. Методы не меняются со времен инквизиции, а, может быть, и ранее: «это меня не касается», «нет дыма без огня», «они сами во всем виноваты», «нельзя провоцировать сильного» и так далее.

Конечно, одним из выходов была ассимиляция. Смешанный брак и смена фамилии давали возможность лучше устроиться на работу, освободится от комплекса неполноценности, а твой ребёнок уже был русским или украинцем. По этому пути пошли многие…

Но, наконец-то появился ещё один путь – иммиграция, и народ поехал. И как поехал! Иммиграция очень скоро приняла массовый характер.

Уезжали в основном в Израиль и Америку, а также в Германию и Австралию. Но главного – языка, который бы мог нас объединить, уже, к сожалению, не было.

Моя семья переехала в США из России более двадцати лет назад, и дети уже росли на американской культуре, а о внуках я и не говорю… Смогут ли они остаться евреями, найти общий язык с израильтянами – не знаю, но очень хочу и всё для этого делаю. Сейчас модно сетовать на разрыв связи поколений, на умирание традиций – но, возможно, это естественное следствие ускорения истории. Если каждое поколение живет в собственной эпохе, наследие предыдущих эпох ему может просто не пригодиться. Но тогда, что нам делать, как общаться с внуками, как передавать им свой жизненный опыт, если это не востребовано?

А демократии в США на выборах нанесли сокрушительный удар, и что будет завтра никто не знает. Опять обещания сделать всех счастливыми, но почему для этого нужно начинать с грабежей и убийств? Всё это уже было и кончалось очень плохо! Неужели опять наступает время жутких испытаний, на которые у моего поколения уже нет сил ни физических, ни моральных?

Как же трудно об этом говорить и думать, когда природа вокруг оживает и хочется вдыхать этот свежий воздух и думать о счастье, к которому мы так стремимся.

Share
Статья просматривалась 232 раз(а)

Добавить комментарий