Гейзенберг со своею собакой

Говорят, что нет такого слова, которое не может служить еврейской фамилией. То же справедливо и для немецких фамилий, пожалуй, еще в большей степени, так как немецкие фамилии старше еврейских. Часто фамилиями служат обычные слова «человек» (Томас Манн), «собака» (Фридрих Хунд) и т.п.
Фридрих Хунд был долгие годы (1922-1927) официальным ассистентом профессора Макса Борна в Гёттингене, затем получил назначение экстра-ординарным профессором в Росток, а с 1929 года перешел на ту же должность в Лейпцигский университет.

Фридрих Хунд

Фридрих Хунд

Ординарным профессором там уже был Вернер Гейзенберг, стоявший выше рангом на служебной лестнице. Оба профессора читали лекции для студентов и вели семинары, но написать в расписании семинар «Гейзенберга и Хунда» было нельзя — невозможно на одну доску поставить полного профессора и внештатного.

Вернер Гейзенберг

Вернер Гейзенберг

Поэтому вместо союза «и» использовался предлог «с»: «Гейзенберг с Хундом», что по-немецки звучало как «Гейзенберг с собакой», благо у немцев все существительные пишутся с большой буквы, так что «собака» животное и «Собака» человек пишутся одинаково. Представляю, сколько шуток вызывало это объявление «Гейзенберг со своею собакой», и каково это было профессору Хунду, вполне себе заслуженному ученому и славному человеку, оставившему не только след в физике и химии, но и отличные воспоминания о своем времени.

Share
Статья просматривалась 796 раз(а)

Добавить комментарий