Шарик или образ дворняги …, обычное для Булгакова скрытое содержание

Никогда не читал ни у одного из литераторов анализ размышлений безродной собаки в повести «Собачье сердце».
Но недавно, размышляя о творчестве М.А.Булгакова я в очередной раз обнаружил незаметное на первый взгляд содержание.
Читатели как-то даже не задумываются о том, что одушевляя пса автор создаёт некий законченный образ человека, а не собаки, просто потому что животные в человечском смысле соображать не умеют. Естественно, у них отсутствуют понятия «зависти», «аристократии», и уж, безусловно, собаки не умеют читать ни нормально, ни задом наперёд (абырвалг, помните?). Можно перечислить ещё много приписываемых писателем Шарику человеческих черт, но наверное и этих достаточно.
После такого наблюдения напрашивается сам собою вопрос.
Кого же решил изобразить безродной собакой гений М.А.Булгакова?
Удивительно, но ответ очевиден каждому разумному человеку, наделённому способностью мыслить и анализировать. М.А.Булгаков в образе пса Шарика написал портрет того самого «ПРОСТОГО НАРОДА», который стал при советской власти олицетворением справедливости и доброты.
Пёс в «Собачьем сердце» напомнил мне известного персонажа из «Вишневого сада» А.П.Чехова Фирса, называвшего «несчастьем» отмену крепостного права, то есть рабства, и забытого в наглухо заколоченном доме в конце пьесы.
Шарик, как и Фирс, воплощение идеального рабства, которое готово служить своим хозяевам верой и правдой безо всяких требований, готовых наивно восхищаться прошлым и страдать от перемен в настоящем.
Я думаю и Фирс, окажись он по воле случая в старости в доме профессора Преображенского на дармовом пансионе, вероятно, тоже бы решил, что в его крови есть помесь какого-нибудь аристократа. Иначе ему было бы невозможно понять и принять своё новое положение. Так и пёс Шарик заканчивает свои размышления в повести убеждением в том, что его мать «согрешила» с водолазом …
Нет, не Климы Чугункины и Швондеры стали сегодня управлять Россией, а вот эти Шарики без роду и племени выжили своих хозяев, но построить себе другую жизнь или хотя бы сохранить выстроенное до них жилище они не сумели, ибо собаки думать не умеют …
У А.Блока в поэме «Двенадцать» старый мир самодержавия в лице буржуя стоит в образе безродного бродячего пса, а у М.Булгакова пёс Шарик воплощение советского народа, «иванов, не помнящих родства», которые поселятся в домах гибнущего «Русского мира» настоящей российской интеллигенции, представленной профессором Преображенским, доктором Борменталем и их прислугой, создающих в повести цельный уклад жизни.
А.Блок смотрит в прошлое, отображая скорое бродяжничество по всему миру российской молодой буржуазии, а М.Булгаков пророчествует будущее России, которое ему выстроят Шарики …
Такая страшная метафора …

Share
Статья просматривалась 868 раз(а)

Добавить комментарий