Гасан Гусейнов. КРИВАЯ ОТ АРТЕМОВСКА ДО МОСКОВИИ

 

Политические и разговорные названия стран и народов иногда меняются. Как получилось, что президенты стран, находящихся в состоянии войны, вдруг нашли общий язык в отношении нового названия Российской Федерации? На этот вопрос отвечает в еженедельной колонке филолог, профессор Свободного университета и постоянный автор RFI Гасан Гусейнов.

В быту многие люди говорят «Америка», а имеют в виду Соединенные Штаты Америки, говорят «американец», а имеют в виду гражданина США. Это может довольно сильно задевать десятки миллионов других американцев — жителей Мексики или Канады, Аргентины или Боливии. Но людям, живущим в другом полушарии, все это безразлично. Вот и в Российской Федерации после роспуска СССР в Конституции записали два названия — Российская Федерация и Россия. Хотя уже тогда всякому было понятно, что в этом наименовании заложена проблема на будущее. Ведь та, прошлая, имперская и колониальная историческая Россия включала некогда и другие территории. Переносить это название в конституцию означало, что в будущее переносится и возможность реванша.

В начале 1990-х люди в РФ были охвачены энтузиазмом демократической новизны, и тогдашние предостережения отметали с порога. Кроме того, именно на это время пришелся отток из бывшего СССР людей, настроенных на жизнь по собственной воле. Этих людей было не так уж много, но они все-таки снижали долю тех, кто видел в РФ молодое демократическое, а не обиженное и жаждущее реванша государство чекистов. Бело-сине-красные противостояли тогда и красным, и красно-коричневым.

Но с течением времени России в этом втором смысле становилось все больше, а Федерации — договора между народами — все меньше. От слова «федерация» остались, пожалуй, только «федералы» как обозначение мужчин, вооруженных Москвой для подавления волнений в регионах.

На символическом уровне дело кончилось тем, что автор политики российского реванша вдруг заявил в конце февраля 2023 года, что это он сам четверть века разрушал федеративное государство по наущению злых внешних сил.

«Запад ставит своей целью развал России и установление контроля над ее бывшими частями, в таком сценарии русский народ в нынешнем виде может не сохраниться, а вместо него возникнут «московиты, уральцы и другие», — заявил президент Владимир Путин в интервью «России 1».

«Если мы пойдем по этому пути [распада России], я думаю, что судьбы очень многих народов России, и прежде всего, конечно, русского народа, могут кардинально поменяться, ну просто кардинальным образом», — сказал Путин.

По его мнению, западные государства намерены «раскассировать» Россию и другие постсоветские государства. Россию могут принять в «так называемую семью цивилизованных народов, но только отдельно, каждую часть отдельно», продолжил президент. Он уверен, что это будет сделано лишь чтобы «помыкать этими частями и поставить под свой контроль».

Прошло всего несколько дней, и на призыв президента РФ откликнулся президент Украины.

11 марта телеграфное агентство РИА-Новости сообщило:

«Владимир Зеленский поручил премьер-министру Украины Денису Шмыгалю „тщательно проработать“ возможность переименования России в Московию, сообщает украинское издание „Страна.ua“ со ссылкой на заявление на сайте офиса Зеленского.

В феврале петиция о переименовании России в Московию на сайте Владимира Зеленского набрала необходимые для ее официального рассмотрения 25 тысяч голосов. Она была внесена на сайт в конце ноября прошлого года.

„Поднятый в петиции вопрос (о переименовании России в Московию. — Прим. ред.) требует тщательной проработки. <…> Я обратился к премьер-министру Украины с просьбой о его комплексной проработке, в частности, с привлечением научных учреждений“, — приводит издание слова из заявления Зеленского».

Кто-то может подумать, что весь этот обмен символическими уколами — ничто рядом с военной агрессией РФ против Украины, но все же это не так. Прямо сейчас, в этом вот тексте, я не хочу произносить всякого рода этнофолизмы, или бранные названия народов. Но в обоих языках в них спрессовалось отношение друг к другу и людей из стана нападающих, и людей из стана сопротивляющихся агрессии.

В том, что страны в других языках называются не так, как это привычно для ее жителей, вообще говоря, нет ничего нового. На финском языке Германия зовется Saksa, или «Саксония», хотя все прекрасно знают, что современная Саксония — лишь одна из федеральных земель Германии. А по-русски «Англией» нередко называют всю «Великобританию», включая даже и Северную Ирландию. Так, возможно, случится и с наименованием будущей РФ в языках народов-соседей. Ведь каких только наименований России мы не найдем на исторических картах — от Тартарии до Московии, от Российской империи до СССР. Последний просуществовал почти целое столетие, как бы даже и подготовив население самой крупной своей части к признанию нового статуса Российской Федерации после 1991 года.

Но исторически ошибочное именование РФ Россией — униженной, обиженной, пострадавшей от сепаратизма или, наоборот, вставшей с колен, — до сих пор мешает населению страны увидеть, что страна действительно стала Московией: ни один регион страны не обладает даже минимальной самостоятельностью. Даже отправляя мужчин своей страны воевать в Украину, московское начальство щадит московское население, гоня на убой молодых из бедных регионов и национальных колоний бывшей российской империи — Бурятии, Башкортостана, Дагестана и других.

По данным «Медиазоны» о подтвержденных потерях это видно невооруженным глазом.

Вот почему и за словами президента РФ о «московитах», от которых захотят отделиться «уральцы», и за синхронно прозвучавшими словами президента Украины о необходимости переименования официального украинского названия РФ в «Московию», стоит не чья-то недобрая воля или геополитическая фантазия, а одинаковое понимание реальности у обоих президентов.

Административный центр текущего российского государства — Москва — диктует всей стране не только свои условия существования, но и свои условия хирения и угрозу исчезновения. Для сравнительно небольшой Бурятии гибель многих сотен мужчин в Украине и бегство тысяч мужчин в другие страны равнозначны не только ускоренному исчезновению как «субъекта федерации», но и ослаблению как страны. В начале войны пропаганда пыталась свалить на бурят самые вопиющие военные преступления — незаметно противопоставляя «цивилизованную Московию» «дикарям из колоний».

Конечно, вопрос, как тебя называют другие — соседние или далекие страны, — волнует или интересует многих. В Германии соседнюю Францию называют, в буквальном переводе, «Франкским Рейхом», а во Франции Германию называют по имени — алламанов, или историческому наименованию племен, живших на небольшой территории, ныне входящей в состав четырех стран. И это имя Германии и немцев усвоили тюркские языки. Переживаний по этому поводу ни немцы, ни французы не испытывают. Но вот в моменты обострения отношений между странами в их недавней истории или просто бытового взаимного раздражения можно услышать, соответственно, о зазнайке-французе как «галльском петухе» или о «тевтонском гриле» — многочисленных туристах из Германии на средиземноморском курорте.

В отношениях колонизаторов и их бывших колоний все намного сложнее и, главное, драматичнее.

Когда в Эстонской ССР попросили писать по-русски название столицы — Таллинна — так же, как это принято по-эстонски, эта «просьба» была оправдана колониальным статусом Эстонии: если уж мы — часть общей страны, то и проявите немного уважения. Но русские товарищи включили мотор великой и могучей науки:

— Опомнитесь, правила русского языка не допускают такое написание — двойную «н» в конце слова!

— А Бонн?

— А Бонн — иностранный город. Там действуют другие правила. Вы же, младшие эстонские братья, вообще радуйтесь, что мы не переименовали ваш Таллин в Юрьев.

Это не значит, что одна маленькая буква подтолкнула одну маленькую страну к независимости. Но она зажгла последнюю сигнальную лампочку: с колонизатором все-таки нельзя иметь дела.

Мало-помалу на закате советского века «младшим братьям» начали уступать, и вместо Башкирии появлялся Башкортостан, рядом с Якутией — Саха, вместо Тувы — Тыва. Но к началу двадцать первого века и эти уступки колониям начали выходить из моды. А у ныне независимых государств потихоньку отбирают только-только появившиеся уважительные самоназвания: Кыргызстан в русской википедии снова стал Киргизией.

Вот уже полгода разрушая украинский город Бахмут, Москва называет его по-советски Артемовском. Уходя в советскую историю, РФ рискует доехать и до «московитов», отгораживающихся, от, по словам Путина, «уральцев». Но это ведь и есть движение к Московии. Извне оно видно гораздо лучше, чем изнутри. Вот почему не будет ничего удивительного, если Московия в географических атласах и словарях бывших республик СССР в самом деле сменит еще в этом десятилетии Российскую Федерацию.

3 комментария к «Гасан Гусейнов. КРИВАЯ ОТ АРТЕМОВСКА ДО МОСКОВИИ»

  1. Вот почему не будет ничего удивительного, если Московия в географических атласах и словарях бывших республик СССР в самом деле сменит еще в этом десятилетии Российскую Федерацию.

    По-моему, чушь. Неужели Зеленский позволил себе инциировать переменование России?

    1. Петицию о переименовании России в Московию в украинских документах подала некая Шахворостова Валерія Олександрівна. Петиция собрала больше 25 тысяч подписей и Зеленский должен был среагировать. Самой минимальной реакцией могло быть указание разобраться с вопросом.

      Мы же здесь при обсуждении таких вопросов можем пытаться разобраться в них по документам:
      1. Петиция — https://petition.president.gov.ua/petition/170958
      2. Указание Зеленского: https://petition.president.gov.ua/petition/170958

  2. Гасан Гусейнов. КРИВАЯ ОТ АРТЕМОВСКА ДО МОСКОВИИ

    Политические и разговорные названия стран и народов иногда меняются. Как получилось, что президенты стран, находящихся в состоянии войны, вдруг нашли общий язык в отношении нового названия Российской Федерации? На этот вопрос отвечает в еженедельной колонке филолог, профессор Свободного университета и постоянный автор RFI Гасан Гусейнов.

    В быту многие люди говорят «Америка», а имеют в виду Соединенные Штаты Америки, говорят «американец», а имеют в виду гражданина США. Это может довольно сильно задевать десятки миллионов других американцев — жителей Мексики или Канады, Аргентины или Боливии. Но людям, живущим в другом полушарии, все это безразлично. Вот и в Российской Федерации после роспуска СССР в Конституции записали два названия — Российская Федерация и Россия. Хотя уже тогда всякому было понятно, что в этом наименовании заложена проблема на будущее. Ведь та, прошлая, имперская и колониальная историческая Россия включала некогда и другие территории. Переносить это название в конституцию означало, что в будущее переносится и возможность реванша.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий