О разных кушаньях и пробках… Владимир Войнович, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» — 1

В первой половине избы чисто убрано. На широком столе стояла бутылка, заткнутая тряпицей, два стакана и две тарелки – одна с вареной картошкой, другая с солеными огурцами. Чонкин сразу оценил, что не хватает мясного, и, оставив винтовку в избе, сбегал к самолету за вещмешком. Колбасу Нюра тут же крупно порезала, а консервы вскрывать не стали, не хотелось возиться.
Чонкина Нюра усадила на лавку к стене, а сама села напротив на табуретку. Чонкин разлил самогон – себе полный стакан, Нюре – половину, больше она не разрешила. Чонкин поднял свой стакан и произнес тост:
– Со встречей!

Share
Статья просматривалась 902 раз(а)

4 comments for “О разных кушаньях и пробках… Владимир Войнович, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» — 1

  1. Инна Беленькая
    1 февраля 2015 at 20:21

    Но ведь Вы же сообщили.
    __________________________

    О, великий, могучий…. Уважаемый Ефим, «сообщить» = «доносить», но я донесла ДО (вас) , а НЕ (на кого-либо).

  2. Инна Беленькая
    1 февраля 2015 at 5:47

    Вам еще повезло , Сергей, вы были озабочены лишь эстетикой стола. А вот , когда защита совпадает с кампанией по борьбе с алкоголем…
    Апробацию мы решили отметить за скромным столом: конфеты, две или три бутылки вина, апельсины. Меня послали за шефом. Захожу в его кабинет, говорю:
    Н.Ф., все уже собрались, мы вас ждем.
    Он строго: А вы не знаете о постановлении, запрещающем распитие спиртного на рабочем месте. Наказаны будут все, и кто распивал, и кто не сообщил об этом, куда следует.
    Я растерялась: А что же нам делать? Мы уже открыли.
    Тут его голос дрогнул: И налили?
    Ждать его не пришлось, он принес коньяк, потом кто-то достал «Камю» , продолжили уже за стенами института …

    • Ефим Левертов
      1 февраля 2015 at 18:08

      «Наказаны будут все, и кто распивал, и кто не сообщил об этом…».
      ———————————————-
      Но ведь Вы же сообщили.

  3. Сергей Чевычелов
    31 января 2015 at 17:44

    «Колбасу Нюра тут же крупно порезала…`. Если Владимир Войнович хотел такой фразой вызвать у читателя аппетит, что естественно, иначе зачем описывать трапезу, то не получилось. Зато вызвало воспомминания.
    В день защиты жена, наученная двумя предыдущими защитами, поехала сразу со мной, что бы готовить банкет. В тесном кабинете доцента серетаря Ученого Совета мы выгрузили поддельный «Белый аист» и многочисленные пакетики с тонко нарезанными ветчиной, колбасой, сыром, салом. Нас в этот день защищалось трое, я шел втоым. Поэтому, пока защищался третий, я помогал готовить и распределять по подносам. Вклад первой соискательницы состоял в нескольких килограммах одесской колбасы. Всплеснув руками, моя супруга запричитала о том, что когда же мы успеем все это тонко порезать. Тогда встрял отец соискательницы.
    — А кто сказал, что надо тонко нарезать? Мы никогда так не делаем, — он подчеркнул голосом слово «никогда». — Надо нарезать крупными кусками, положить в большую глубокую тарелку и воткнуть вилку посередине.

    Украшением банкетного стола моей последней официальной прилюдной защиты служили три большие тарелки крупнонарезанной одесской кобасы с воткнутыми вилками.

Добавить комментарий