«Лопнул ли пузырь Выготского»? (о ревизионистском движении в выготсковедении)

Вынесенные в заголовок слова – это название публичной страницы сетевого канала ВКонтакте, посвященной кризису в отечественной психологии.
Имя Л.С. Выготского в мире всегда было связано со словами «выдающийся русский ученый, мыслитель», «классик мировой психологии», а годы, на которые пришлась его научная деятельность, назывались «золотым веком» отечественной психологии. По мнению ученых, в отведённый ему срок Выготский сделал больше любого психолога за всю историю науки о человеке.
Однако в последние десятилетия такое отношение к его таланту и научным заслугам изменилось на прямо противоположное, появляется все больше критических публикаций, подвергающих сомнению научный вклад Выготского в психологию, его «новшества» в науке берутся в кавычки. В 2000-е годы стали говорить о «ревизионистской революции в высотсковедении». Ревизии подлежат, как аутентичность его текстов, опубликованных в Советском Союзе на русском языке, качество переводов Выготского, так и основные теоретические постулаты.
Одна из первых критических публикаций, предваряющая последующий их поток, — статья доктора философии А. М.ЭТКИНДА ( Alexander Etkind ) «ЕЩЕ О Л. С. ВЫГОТСКОМ: ЗАБЫТЫЕ ТЕКСТЫ И НЕНАЙДЕННЫЕ КОНТЕКСТЫ» [1]
Это объемная статья с такими подзаголовками, как «Л.С.ВЫГОТСКИЙ И ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС», «Л.С.ВЫГОТСКИЙ И ПРЕОДОЛЕВШИЕ СИМВОЛИЗМ», «Л. С. ВЫГОТСКИЙ И САБИНА ШПИЛЬРЕЙН», «Л. С. ВЫГОТСКИЙ И Л. Д. ТРОЦКИЙ». Автор предлагает основательный пересмотр всего его творческого наследия. Его усилия направлены на то, чтобы показать, что Выготский не был оригинальным исследователем, что он находился под влиянием идей, как ученых с мировым именем, так и знаменитых исторических личностей.
По мнению А.Эткинда, научные интересы Выготского, его взгляды определились не без заимствования идей и научных разработок, принадлежащих ученой Сабине Шпильрейн, ученицы З.Фрейда и К.Юнга.
Он пишет: «У талантливых людей впечатление от общения с яркой, знаменитой, продуктивной личностью, полученное в самом начале карьеры, может надолго определять ход развития научных интересов. Кажется правдоподобным предположение, что знакомство с С.Н. Шпильрейн сыграло определяющую роль в формировании психологических интересов Л. С. Выготского».
Сделаем небольшую ремарку. Автор пишет, «кажется правдоподобным предположение…». Оставим в стороне тяжеловесность этой словесной конструкции – дело даже не в литературном стиле. Возникает вопрос: как следует относиться к выводам автора, если слова «кажется», «предположение» семантически связаны с неуверенностью, сомнениями?
Мы не можем в короткой заметке остановиться на всех критических статьях. Стоит только заметить, что они не лишены предвзятости и просто ложных утверждений, как эта выдержка из ВИКИ:
«Исследования десятилетия 2010-х годов, проведённые в рамках «ревизионистского поворота» в выготсковедении, выявили не только систематические и массированные фальсификации и искажения наследия этого автора, но и зафиксировали стремительное падение популярности Выготского во всем мире, начавшееся в 2016—2017 годах и даже ускорившееся в 2018 году. Эта ситуация характеризуется как «пузырь Выготского», иначе: «Vygotsky bubble» (также, неформально, the «vygo_bubble») и фундаментальный кризис в мировой «выготскиане».
В данном случае все оказывается наоборот. Внимание к исследованиям Выготского возросло как раз в последние десятилетия, когда наметилась полная смена парадигмы в языкознании – язык стал рассматриваться в его тесной связи с когницией, т.е. познанием, мышлением.
Долгое время в лингвистике преобладало фонетическое направление. Это была «лингвистика без значения», по словам Анны Вежбицкой (польск. Anna Wierzbicka, род. 10 марта 1938, Варшава, польский и австралийский лингвист)[1].
Особенно большое влияние на формирование «лингвистики без значения», по ее мнению, оказали два американских лингвиста ХХ века: Леонард Блумфильд и Ноэм Хомский, «антисемантическая ориентация которых все еще подобно черной тени нависает над лингвистикой».
Блумфильд считал любое обращение к идеям, мыслям или разуму ненаучным, а термин «ментализм» им употреблялся как бранное слово. У Хомского «было глубокое методологическое отвращение к значению».
С убийственной иронией она пишет: «Исследовать язык не обращаясь к значению, это все равно, что изучать дорожные знаки с точки зрения их физических характеристик (какой у них вес, каким типом краски покрашены) или же изучать структуру глаза, не говоря ни слова о зрении».
С ее точки зрения, «наука о языке, в которой значению в лучшем случае отводится абсолютно маргинальное место есть аномалия и аберрация (что само по себе может послужить увлекательным предлогом исследования для будущего историков лингвистики)».
Но не об этом ли писал без малого сто лет назад Выготский? То, что для западных ученых было настоящим открытием и звучало «революционно» (тезис о нерасторжимой связи языка и мышления), как пишет Т.Скребцова в своей книге «Когнитивная лингвистика», для Выготского и его сторонников было основополагающей идеей и составляло стержень экспериментально-психологических исследований.
Выготский подчеркивал, «в слове всегда знали только одну его внешнюю, обращенную к нам сторону. Другая сторона, внутренняя — его значение, как и другая сторона Луны, оставалась всегда неизученной и неизвестной. Между тем в этой другой стороне и скрыта как раз возможность разрешения интересующих нас проблем об отношении мышления и речи, ибо именно в значении слова завязан узел того единства, которое мы называем речевым мышлением» [2]
Согласно ему, в основу подхода к проблеме мышления и речи должен быть положен метод семантического анализа, метод изучения словесного значения. Говоря о значении слова как «единицы слова и мысли», он указывал, что на каждой ступени языкового развития существует своя особая структура словесного значения. Значение слова не остается неизменным и постоянным, оно скорее «динамическое, чем статическое образование».
В ходе исторического развития языка, по его утверждению, изменяется не только структура значения, его психологическая природа, но изменяется самый характер отражения и обобщения действительности в слове. Он считал, что в идее непостоянства и неконстантности, изменчивости значений слов и их развития состоит «главное и основное открытие, которое одно только и может вывести из тупика все учение о мышлении и речи» [3]
Видимо, на самом деле «мировая наука не поспевает за гением, умершим от туберкулеза в 1934 г. и потом долгие годы бывшим под запретом у себя на родине», как писал Вяч. Вс. Иванов[4]
ЛИТЕРАТУРА
1. Вежбицкая Анна. Семантика: примитивы и универсалии.
https://books.google.co.il/books?id=kdCRCgAAQBAJ&pg=PA25&lpg=PA25&dq).
2. Выготский Л.С. Психология АПРЕЛЬ ПРЕСС ЭКСМО-ПРЕСС Москва 2000, с. 269
3. Там же с. 469
4. Иванов Вяч.Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры Т.1 М.: Школа « Языки русской культуры», 1998, с.390

Share
Статья просматривалась 86 раз(а)

1 comment for “«Лопнул ли пузырь Выготского»? (о ревизионистском движении в выготсковедении)

  1. Инна Беленькая
    12 октября 2021 at 9:10

    Особенно большое влияние на формирование «лингвистики без значения», по мнению А. Вежбицкой, оказали два американских лингвиста ХХ века: Леонард Блумфильд и Ноэм Хомский, «антисемантическая ориентация которых все еще подобно черной тени нависает над лингвистикой».

Добавить комментарий