Записки эпохи карантина

„Как у вас дела?“ – спросил я брата, живущего в США.
„Точно также как у вас.“ – ответил он и засмеялся.
Да, у всех нас сегодня одни „дела“. Мир, наконец-то, чувствует себя объединенным. Объединенным бедой и страхом. Это не страх, сопровождающий мировые войны: там существует разделение на своих и чужих. Сегодня мы все – по одну линию фронта. По другую – невидимый, непредсказуемый противник, для которого не существует границ.
Слова: „мы все в одной лодке“, из-за частого употребленя ставшие трюизмом, снова вышли на „передовую“ сознания. Только „лодка“ все больше напоминает „лодчонку“ – утлое суденышко, способное опрокинуться от одного неловкого движения – так велики вызовы брошенные нашей цивилизации, или, по другому, – глобальному сообществу конкуренции, производства, потребления – КПП… Не собираюсь становиться в позу обличителя мироустройства и не жду этого ни от кого. Периодическое обращение к мудрости Достаточного легко уживается в нас с участием в жизни человеческого муравейника. „Богу – богово, а кесарю… “. Так или иначе, мы все работаем на „колесо“ КПП. И вот это „колесо“ грозит остановиться. Или замедлиться настолько, что мы, через несколько месяцев, можем оказаться в совершенно другой реальности. И тогда речь пойдет не об изменении стиля жизни, возможном сокращении потребления и т.д, о чем пишут сегодня. Речь пойдет, если еще не о выживании, то об изменении стимулов жизнедеятельности, изменении целеполагания и мироощущения. Ведь „колесо“, запущенное когда-то, вертится прежде всего в сознании людей. Без него сознание себя не мыслит. И даже проклиная „колесо“, сознание остается благодарным ему. И не только за привычные блага. Куда прячем мы наши страхи перед жизнью, душевную пустоту? – В него „родимого“, в суету „колеса“…
Длительное отсутствие привычного „кружения“ может привести к массовому распаду личности, человеческих сообществ…
„Ну, закаркал!“ – слышу я по своему адресу. Не торопитесь, друзья. Сегодня повсюду всерьез задумываются о сценарии „боевой ничьи“. Под этим подразумевается то, что данный коронавирус, в обозримом будущем, победить не удастся и нам придется жить, сохраняя режим „особой ответственности“, смирившись с тем, что карантины могут повторяться, а люди будут умирать. „Колесо“ же, если нас не постигнет экономический крах, будет кое-как вертеться. Жить-то надо!
У меня, к понятным сегодня страхам, добавляются еще два. Первый – страх распада, о котором писал. Второй (если в ближайшее время с вирусом удастся справиться) – страх того, что мы будем, как ни в чем не бывало, продолжать жить дальше, жить так как будто ничего не случилось. Снова успокаивающе завертится „колесо“ и…
Нам дан сегодня, на мой взгляд, уникальный шанс. Возможно, последний. „Корона“ видится «мягким» вариантом всемирной катастрофы, нам продемонстрированным, моделью того, что может однажды случиться, когда менять что-либо будет уже поздно. Выбор у нас небольшой. Дверь в прошлое закрыта. Попытки ее открыть с помощью исторических „реконструкций“ опасны. В этом убеждает „реконструкция“ на востоке Европы, приведшая пять лет назад к банальному, невиданному со времен Гитлера и Сталина, международному грабежу.
Тот мир, в котором мы живем, нравится он нам или нет, становится миром глобальным. Но риски, связанные с его противоречивостью, очень велики. И они тем больше, чем больше глобализация напоминает не эволюционный процесс, а, как сегодня, движение, подгоняемое революционным волюнтаризмом. Последний, в главном, неизменен: замеченные в обществе тенденции, отвечающие собственным желаниям и воззрениям, рассматриваются как безусловно и насущно необходимые, а общество (раз тенденции в нем уже возникли!) готовым для восприятия воззрений…. Не знаешь чего в этом подходе больше: интеллектуального нарциссизма, авантюрного начала, наивного идеализма… Ну, а о том, что в подоплеке такой глобализации лежит желание космических прибылей, революционеры стыдливо помалкивают. Тем более, что им кажется удалось добиться главного „успеха“ – глобального самообмана – представления, что кто-то на „капитанском мостике“ знает куда летит наш, не видящий опасностей „корабль“…
Пандемия научила нас во многом надеяться на себя. Спасибо ей также и за ее требования „самоизоляции“ и „гигиены“. Они могут пригодиться нам на будущее, чтобы воспользоваться предоставленным историей шансом. Самоизоляция должна сохраняться. Но не от людей (несмотря на пространственное отдаление, многие из нас стали ближе друг другу!). Наша самоизоляция, а лучше сказать автономия, должна сохраняться по отношению к „колесу“. (Вирус его безумия опаснее всех других!)
Строчки из Библии, продолжающие тему „самоизоляции“, сами собой всплывают в памяти: „Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.“ Нет, нет, не надо искать здесь религиозного призыва, или призыва к асоциальности. Это всего лишь призыв Здравого Смысла – возможность, оставаясь в обществе, сохранять личностную автономию. И призыву этому уже тысячи лет…
… Пока я писал статью, пришел текст от друга, работающего в больнице. Оказалось, что он думает над тем же, что и я. Привожу отрывки из написанного им.
„..странно, но мне, в последнее время, стало проще и, в каком-то смысле, легче жить. Многое, что казалось раньше важным, обессмыслилось, отпало… Зато другое, cмысл которого был затемнен, прояснилось… Я считал себя верующим, но слова: „возлюби ближнего как самого себя“ казались мне, как бы это сказать, не от мира сего… А сегодня, когда так просто оказалось молиться о других как о себе, сознавая при этом, что прося для кого-то просишь и для себя, смысл слов приблизился… Ну, все, пока. Завтра на смену заступать. Снова стану „человеком в футляре“. (Это он про защитный костюм.)
Я вспомнил наши разговоры о том, что мы живем по принципу „сравнения“ переходящего в противопоставление и дальше – в неприятие… Исходи же мы из принципа „дополнения“ („не сравнивай: живущий несравним“!), „расширяя“ себя в других, и мир наш был бы другим. Человек, говорил он тогда, мог бы восприниматься как редкий цветок в моем цветнике без которого цветник не полон. И сам я – один из них… А я напомнил ему другую строчку Мандельштама: „Я и садовник, я же и цветок“…
Об этом, по-другому, другими словами, говорили и сто и тысячу лет назад… И суть была все таже: как победить эгоизм и страх, а с ними и безумие „колеса“. И цена была уже объявлена: «… Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери же жизнь, дабы жил ты и потомство твое».
Не знаю, известны ли были эти слова из пятой книги Моисея Уистену Хью Одену, написавшему когда-то, что мы должны любить или умереть. Но альтернативу, думаю, он обозначил очень точно.

Share
Статья просматривалась 221 раз(а)

Добавить комментарий