Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms». Понятие и структура самоидентификации

Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms»

(Бурятский государственный университет, научный руководитель работы канд. филол. наук Е. Баяртуева)

Понятие и структура самоидентификации

Прежде чем приступить к анализу особенностей самоидентификации в поэзии К. В. Дэвис, следует рассмотреть такие понятия как «самоидентификация», «самопознание», «идентичность», «личность».

Личность является основой и стержнем всех названных терминов, поскольку все они, так или иначе, касаются этой личности (применительно к литературе – личности автора). Итак, рассмотрим основные взгляды на личность в современной науке.

В. Шахов понимает личность как социальный индивид, который формируется в результате усвоения человеком общественных форм сознания и поведения [Шахов, 2007: 25].

В. Староста отмечает, что под личностью следует понимать человека как субъекта отношений и сознательной деятельности, который способен к самопознанию и саморазвитию, с одной стороны, а также как устойчивую систему социально значимых качеств, отношений, установок и мотивов, характеризующих человека как представителя общества, – с другой [Староста, 2011: 16]

С психологической трактовкой ролевой теории личности тесно связана концепция «зеркального Я», разработанная американским исследователем Ч. Х. Кули. В соответствии с этой концепцией личность формируется в процессе ее социального взаимодействия и отражает представления человека о том, как его воспринимают и оценивают другие люди. В ходе межличностного общения человек создает свое «зеркальное Я», которое состоит из трех элементов: представления о том, как его воспринимают другие люди; представления о том, как они его оценивают; как человек отвечает на воспринятую им реакцию других людей. Таким образом, в теории «зеркального Я», личность выступает как результат социального взаимодействия, в ходе которого индивид приобретает способность оценивать себя с точки зрения других членов данной социальной группы. [Кули, 2000: 57]

В. Полонский, подтверждает концепцию Ч. Кули, и предлагает понимать личность как социальную характеристику конкретного человека как субъекта социальных отношений и сознательной деятельности, который свободно и ответственно определяет свою позицию среди других [Полонский, 2001: 49].

В каждом случае выделяется определенная совокупность существенных признаков, которые являются необходимым и достаточным основанием формирования понятия «личность». Перечень самих признаков (свойств и отношений) каждой дефиниции, как правило, является оригинальным; авторы проводят определение через род (человек, общественное существо, социальный индивид) и характеризуют видовое отличие, указывают на способность идентифицировать себя в обществе подобных.

В. Староста, кроме социальных аспектов, отмечает необходимость для личности умений к самопознанию. [Староста, 2011: 14–18].

Личность, будучи существом социальным, стремится, идентифицировать себя: с семьей, с социальной группой, с тем или иным этносом и др. В связи с этим целесообразно говорить об идентичности в структуре личности. Понятие идентичности интересовало философов еще с древних времен.

Следует отметить, что до Нового времени в смысле понятия идентичности почти ничего не изменилось, пока Р. Декарт не представил свое понимание этого понятия. Так, у Р. Декарта идентичность приобретает «тело». Автор рассматривает идентичность как некое «Я», как проявление субъективности при выражении сомнения относительно чего-то другого и с сохранением уверенности в собственном существовании. Мыслящая субстанция становится основой для тождества личности. [Декарт, 1989: 124].

И. Кант в своих трудах указывает на то, что идентичность зависит как от рациональной способности человека, так и от способности чувствовать, на основе чего формируются наши суждения об определенном предмете. Идентичность – это акт, который образуется из-за сочетания чувственного и рационального. Кроме того, идентичность одновременно является принципом развития, так и самоограничения.

М. Бахтин, изучая проблему идентичности, пришел к выводу, что сам человек приобретает идентичность, осуществляя выбор между предписаниями морали и личными побуждениями. Ученый говорит о том, что идентичность возникает как следствие разногласий с собой. Феномен идентичности задается темпоральностью, опосредованностью и характером дейст-вий, которые выполняются в определенный промежуток времени. [Бахтин, 1979: 39]

З. Фрейд утверждал, что идентичность развивается по модели принятия «родительских» принципов поведения, замечая, что «родительскими» принципами могут быть не только родители, но и Супер-Эго другого субъекта. По мнению философа, именно идентичность является первой формой эмоциональной связи. Она происходит при вытеснении или господстве бессознательных механизмов, когда «Я» принимает качества определенного объе-кта, при этом они могут быть как положительными, так и отрицательными. [Фрейд, 1991: 161]

По мнению Э. Эриксона, идентичность – это сложное, многоуровневое личностное образование. При этом ее уровень обусловлен уровнями анализа природы человека: индивидного, личностного, соци-ального. [Эриксон, 1991: 173–200]. Так, на индивидном уровне идентичность понимается как осознание человеком собственной определенной неизменной данности, своей физической внешности, темперамента, задатков и т.д. – то есть как протяженность во времени. С личностной точки зрения «идентичность рассматривается как ощущение челове-ком собственной неповторимости, уникальности своего жизненного опыта, что задает определенную тождественност самому себе». [Эриксон, 1991: 173–200]. Вместе с тем, идентичность Э. Эриксон понимал как некий личностный конструкт, с помощью которого мы отличаем похожих и непохожих на себя, который отражает внутреннее принятие человеком социальных идеалов и норм. Такую структуру Э. Эриксон назвал социальной идентичностью [Эриксон, 1991: 173–200].

Личность постоянно меняется. Она развивается физически, психологически, интеллектуально, меняется, по крайней мере, в отдельных своих качествах. Личность в течение жизни переосмысливает личностные ценности, меняет политические, идеологические ориентиры, нравственные критерии. Даже в рамках одних ценностей она со временем меняет акценты, приоритеты и тем самым предстает перед нами в совершенно ином свете, демонстрируя уже иное социальное поведение, отношение к миру, своему окружению. Диалектика индивидуального развития личности разворачивается как единство устойчивого и изменяемого.

Существуют теории, которые абсолютизируют сменяемость личностных характеристик, подчеркивая их постоянную изменчивость. К ним относится, например, теория «личностных черт», распространенная в американской психологии.

Им противостоят концепции, которые акцентируют внимание на устойчивости основных психологических качеств (интеллект, мотивационные структуры, стиль поведения т.д.) в течение длительного времени.

Постоянство личности проявляется в постоянном обновлении на разных этапах жизни личности вектора ее развития. «В основе направленности личности, – пишет Л. Божович, – лежит устоявшаяся доминирующая система мотивов, возникшая в процессе жизни и воспитания человека, когда основные ведущие мотивы, подчиняя себе все остальные, характеризуют структуру мотивационной сферы человека. Возникновение такого рода иерархической системы мотивов обеспечивает наивысшую устойчивость личности» [Божович, 1968: 275].

С понятиями личности и идентичности связаны также понятия самоидентификации и самопознания, которые и представляют для нас особый интерес при анализе материала нашего исследования.

По своей сути понятие «самоидентификация» является психологическим, причем первоначально возник термин «идентификация», который позже начал применяться с приставкой «само» [Мадей, 2009: 10].

Понятие идентификации было введено З. Фрейдом – эта теория возникла на основе патопсихологического наблюдения, а затем была распространена на «нормальную» духовную жизнь [Мадей, 2009: 14].

Фрейд рассматривал идентификацию как попытку ребенка (или слабого человека) перенять силу отца, матери (или лидера) и таким образом уменьшить чувство страха перед окружающим миром. Это понятие позже активно использовалось также неофрейдистами.

В психоаналитической традиции идентификация трактуется как
центральный механизм, который обеспечивает способность «Я» к саморазвитию [Мадей, 2009: 14].

Термин «самоидентификация» по мнению И. С. Кона, это совокупность представлений о своей самобытности во всех основных модальностях – психофизиологической, социальной, личностной [Кон, 1984: 28–29].

На сегодняшний день наиболее популярными являются три варианта определения идентификации, которые возникли несколько раньше и продолжают разрабатываться на современном этапе.

С одной стороны, идентификация трактуется как один из механизмов межличностного восприятия (наряду с рефлексией и стереотипизацией). В этой трактовке под идентификацией понимают «способ понимания другого
человека через осознанное (или бессознательное) уподобление его
характеристикам самого субъекта, это механизм постановки субъектом
себя на место другого, который проявляется в виде погружения, перенесения индивидом себя в поле, пространство, обстоятельства другого человека, и приводит к усвоению его личностных смыслов. Этот тип идентификации позволяет моделировать смысловое поле партнера, в общении обеспечивает процесс взаимопонимания и вызывает соответствующее поведение [Мадей, 2009: 13].

С другой стороны, идентификация (часто в этом случае пользуются термином «самоидентификация») понимается как центральный элемент самосознания, который связан с ответом на вопрос «кто я?», с фиксацией своего положения в системе общественных отношений. В этом случае
подчеркивается субъективное ощущение собственной принадлежности к разным социальных общностям на основе устойчивой эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и восприятие как собственных групповых норм и ценностей.

Кроме того, идентификация в стратометрической концепции А. Петровского трактуется как показатель уровня развития группы (в этом случае используют понятие «коллективистской идентификации» наряду с
таким показателем как «сплоченность как ценностно-ориентационное
единство», «объективность в возложении и принятии ответственности за
успехи и неудачи в совместной деятельности»). В данном случае под
идентификацией понимают формируемую в ходе совместной деятельности форму гуманных отношений, при которой переживания одного из группы даны другим как мотивы поведения, организуя их собственную деятельность, направленную одновременно на осуществление групповой цели и на устранение фрустрирующих воздействий. Функционирование данного феномена выражено в отношении к другим членам группы как к самому себе, в восприятии их проблем и достижений как своих, что и трансформирует собственное поведение. Отсутствие или снижение коллективистской идентификации будет проявляться в том, что индивид в отношении к себе и по отношению к другим будет применять различные моральные нормы и на основе этого строить свое собственное поведение [Мадей, 2009: 11].

Самоидентификация во всех ее проявлениях (как личностных, так и социальных, моральных) выступает важнейшей детерминантой становления и сохранения целостности личности, т.к. человек, который не осознает своей роли в системе социальных отношений (по полу, возрасту, гражданской, этнической, территориальной, профессиональной принадлежности) лишен каких-либо оснований не только своей ориентации в обществе, но и целенаправленного определения жизненных стратегий.

С конца 80-х гг. проблемы идентификации и самоидентификации личности привлекли внимание многих зарубежных и отечественных исследователей, что было связано с процессом демократизации, краха тоталитарных режимов в Восточной Европе, роста национального самосознания и усиления тенденции индивидуального самоопределения в социальном пространстве.

В психологии и социологии понятие «идентификация» определяется как «процесс эмоционального и иного самоотождествления личности с другим человеком, группой, образцом». Это понятие тесно связано и органично сочетается с другим – «идентичность», которое означает «сходство, единообразие, совпадение чего-нибудь с чем-нибудь» [Прохоров, 1988: 476].

М. Лаппо отмечает, что в научном дискурсе довольно часто понятия «идентичность» и «идентификация» используются как синонимы. Однако, как указывает ученый, их не стоит отождествлять, поскольку идентификация (самоидентификация) представляет собой процесс, в то время, как идентичность – результат этого процесса [Лаппо, 2013: 14].

Понятие идентификации (как процесса) и идентичности (как результата этого процесса) за последние 20 лет стало объектом исследования российских и зарубежных философов, социологов, политологов. При этом внимание исследователей постепенно переключалось от изучения предоставленной индивиду извне идентичности до выбранной человеком самоидентификации. Исследования идентичности, таким образом, отражают реальные сдвиги в общественном сознании в направлении укрепления роли самоопределения личности в углублении субъективного аспекта этого процесса [Головатый,2005: 179].

М. Головатый считает, что самоидентификация – это осознание человеком своей принадлежности к конкретной общественной группе,
сообществу. Каждый человек имеет собственные характерные черты, отличающие его от других людей. Осознание, выделение этих качеств, своего неповторимого «Я» и является предметом личной самоидентификации [Головатый, 2005: 179].

Термин «самоидентификация» по мнению И. С. Кона, это совокупность представлений о своей самобытности во всех основных модальностях – психофизиологической, социальной, личностной [Кон, 1984: 28–29].

Социальная и нравственная самоидентификация выступает в качестве основы для определения жизненных стратегий во взаимоотношениях с социальным окружением. В процессе социальной самоидентификации личность осознает свое положение в обществе, определяет тип социальных взаимосвязей. Механизмы личностной и социальной самоидентификации настолько взаимосвязаны в действительности, что раздельно их можно рассматривать только в процессе теоретического анализа, искусственно абстрагируясь от одной из этих сторон [Головатый, 2005: 367]

Определение понятия «самоидентификация» в лингвистике сформулировал М. Лаппо: «Самоидентификация – это осознанное либо неосознанное вербальное, пара- и невербальное маркирование идентичности, т. е. принадлежности, стремления к принадлежности или непринадлежности говорящего субъекта к какой-либо группе/категории, к какому-либо классу/уровню/типу людей»[Лаппо, 2013:30].

Следует различать соотношение понятий самопознания и самоидентификации.

Самопознание – это проникновение в свой внутренний мир, осмысление своих духовных качеств. В то же время, самоидентификация понимается как самоопределение личности в социальной системе координат, осознание своей солидарности или отчуждения по отношению к другим социальным группам. Личностная самоидентификация – мысленное присоединение себя к определенному социальному типу людей, отождествление себя с ним. Будучи продуктом самопознания и самооценки своих личных качеств, личностная самоидентификация определяет эмоциональный тонус индивида (чувство уверенности или самоуничижения), ориентирует на самовоспитание, создает духовные предпосылки для социальной самоидентификации личности, то есть понимания своей интеграции в определенные социальные группы людей, которые обладают такими же моральными и деловыми качествами. Самоидентификация человека сегодня характеризуется многовекторностью, что означает самоопределение личности одновременно в этническом, гражданском, профессиональном статусах [Стояно, 2013: 165-166].

Обобщая исследуемые понятия, уточним соотношение понятий идентичность, идентификация и самоидентификация. Самоидентификация является многомерным элементом, разновидностью более общих процессов идентификации и идентичности. Идентификация являет собой процесс, а идентичность – результат. Идентификация – это сопоставление индивида с определенным социумом, самоидентификация – соотнесение себя с определенными понятиями. Понятие «самоидентификация» – предполагает личностный процесс, означает самоопределение личности в разного рода статусах.

Таким образом, самоидентификация – более узкое понятие, разновидность идентификации и идентичности, кроме этого, она носит личностный характер.

Список литературных источников раздела

  1. Бахтин М. М. Автор и герой в эстетической деятельности [Текст] / М.М. Бахтин. – М.: Высшая школа, 1979.- 248 с.
  2. Божович Л. И. Личность и её формирование в детском возрасте [Текст] / Л.И. Божович. – М.: Высшая школа, 1968. – 567 с.
  3. Головатый М. Ф. Социальная политика и социальная работы. Терминологический словарь [Текст] / М.Ф. Головатый. – К.: МАУП, 2005. – 518 с.
  4. Декарт Р. Сочинения в двух томах [Текст] / Р. Декарт. – М.: Мысль, 1989. –218 с.
  5. Кон, И. С. В поисках себя. Личность и ее самосознание [Текст] / И. С. Кон. − М.: Политиздат, 1984. – 336 с.
  6. Кули Ч.Х. Человеческая природа и социальный порядок [Текст] / Ч.Х. Кули М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000. — 320с.
  7. Лаппо М. А. Самоидентификация: семантика, прагматика, языковыересурсы [Текст] /М.А. Лаппо. – Новосибирск, 2013. – 180 с.
  8. Мадей Н. М. Проблема культурной идентичности: курс лекций [Текст] /Н.М. Мадей. – М.: Слово, 2009. – 49 с.
  9. Полонский В.М. Понятийно-терминологический словарь по народному образованию и педагогике [Текст] / В.М. Полонский. – М.: ИТОиП РАО, 2001. – 128 с.
  10. Советский энциклопедический словарь [Текст] / Гл. ред. А. М. Прохоров. – М., 1988. – 1066 с.
  11. Староста В. И. Понятие «личности» [Текст] / В.И. Староста // Актуальные вопросы психологии. – 2011. – № 2. –С. 14-18.
  12. Стояно О. О. Проблема самоидентификации студенчества и гуманизация учебно-воспитательного процесса [Текст] / О.О. Стояно // Матер. Междунар. научн. конф. «Философские проблемы гуманизации образования». – Одесса, 2013. – С.165-166
  13. Фрейд З. «Я» и «Оно» [Текст] / З.Фрейд. – Тбилиси, 1991. – 398 с.
  14. Шахов В. И. Психология: учебник[Текст] / В.И. Шахов. – Винница: Новая книга, 2007. – 400 с.
  15. Эриксон Э. Проблемы Эго-идентичности[Текст] / Э. Эриксон // Реферантивный журнал. Социология. – 1991. – №1. – С. 173–200.

 

Share
Статья просматривалась 1 736 раз(а)

4 comments for “Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms». Понятие и структура самоидентификации

  1. Роланд Кулесский
    17 октября 2015 at 18:08

    Может быть имеет смысл сослаться в списке источников на написанные А.Шопенгаурером (1788-1860), «Афоризмы житейской мудрости»?

    К примеру, Шопенгаурер вводит «три основные категории для объяснения различий в судьбах людей:

    1)Что такое человек: его личность в самом широком смысле слова, то есть здоровье, сила, красота, темперамент, нравственность, ум и степень развития.

    2)Что человек имеет – имущество, находящееся в его собственности и владении.

    3)Что представляет собой человек. Каким человек является в глазах других, как они себе его представляют, словом, — мнение остальных о нём, мнение, выражающееся вовне в его почёте, положении и славе».
    Можно цитировать и другие положения из его исследований, близкие к теме статьи.

    • Ефим Левертов
      17 октября 2015 at 22:30

      Дорогой Роланд!
      Большое спасибо! Хотя работа уже выполнена и живет своей жизнью, но, думаю, что автор продолжает свой путь в избранном направлении, и ему будет небезинтересно и полезно познакомиться с Вашими советами. Я приложу определенные усилия, чтобы познакомить его с ними. Еще раз, спасибо!

  2. Инна Беленькая
    17 октября 2015 at 5:58

    Да, интересная диссертация, которую вы раздобыли, уважаемый Ефим. Много вопросов задает. Почему именно К.Дэвис? Чем ее самоидентификация примечательна, чем она отличается от других?
    И вообще, почему изучение этого феномена у автора начинается с древних греков, почему не вглядеться вглубь веков. В древнем мире самоидентификация принимала самые невероятные формы, с точки зрения современности, поскольку в ту эпоху человеческие черты не осознавались, а люди представлялись животными, растениями камнями. Именно там ее истоки — в особенностях мироощущения и мировосприятия архаичного человека. А главное, в сближении этих представлений с мироощущением поэта, чье творчество ориентировано на иррациональное, потустороннюю реальность.

    Так, М.Цветаева идентифицирует себя с дубом, который с древних времен наделялся особой сакральностью: «Безупречен и горд // В небо поднятый лоб… Я из рода дубов».
    Образ дерева – это ипостась ее самой: «Я знаю: не сердце во мне, — сердцевина // На всем протяженье ствола».
    Но я забегаю вперед. Надо подождать следующих публикаций.

    • Ефим Левертов
      17 октября 2015 at 10:33

      Почему именно К.Дэвис? Чем ее самоидентификация примечательна, чем она отличается от других? И вообще, почему изучение этого феномена у автора начинается с древних греков, почему не вглядеться вглубь веков…. Но я забегаю вперед. Надо подождать следующих публикаций.
      ——————————————————————
      Уважаемая Инна!
      Мне эту работу прислала К.Дэвис. С автором работы я не знаком. Действительно, остается только подождать.

Добавить комментарий