Самые красивые писатели

Портал Arzamas.academy предложил любителям русской литературы оценить «красоту» российских писателей и поэтов 20 века. К участию в соревновании «по красоте» допущены 43 автора. Шеф-редактор Портала Кирилл Головастиков пояснил принцип отбора конкурсантов: «Важно, чтобы писатель имел легко узнаваемый  внешний образ. Например, Исаак Бабель — великий писатель, но ставить его на этот конкурс нельзя — у него нет шансов. И наоборот, бывает писатель «так себе», зато красавец. Например, Леонид Андреев. Его я тоже не включил». Среди «участников» конкурса — Довлатов, Мандельштам, Маяковский, Окуджава, Пастернак, Платонов, Пригов, Шукшин и другие. Чтобы проголосовать, надо перенести иконки «призов-кубков» на понравившиеся персонажи и перепроверить результат в сети. На сегодняшний день лидируют Маяковский, Пастернак и Довлатов. Голосование продлится еще неделю.

5 комментариев к «Самые красивые писатели»

    1. Да. У Пушкина и Лермонтова — не было.
      И. Бродский. Стансы городу:
      Да не будет дано
      умереть мне вдали от тебя,
      в голубиных горах,
      кривоногому мальчику вторя.

  1. Можно еще провести конкурс на то, кто из живущих писателей быстрее бегает.
    Или, допустим — кто из кинозвезд лучше всех пишет … Или хотя бы умеет читать 🙂

    1. Или, например, кто из поэтов съест больше колбасы, как у Катаева в «Траве забвения»: «Однажды в этом магазине, собираясь в гости к знакомым, Маяковский покупал вино, закуски и сласти. Надо было знать манеру Маяковского покупать! Можно было подумать, что он совсем не знает дробей, а только самую начальную арифметику, да и то всего лишь два действия — сложение и умножение… — Так-с. Ну, чего еще возьмем, Катаич? Напрягите все свое воображение. Копченой колбасы? Правильно. Заверните, почтеннейший, еще два кило копченой «Московской». Затем: шесть бутылок «Абрау-Дюрсо», кило икры, две коробки шоколадного набора, восемь плиток «Золотого ярлыка», два кило осетрового балыка, четыре или даже лучше пять батонов, швейцарского сыра одним большим куском, затем сардинок…Именно в этот момент в магазин вошел Осип Мандельштам — маленький, но в очень большой шубе с чужого плеча, до пят, — и с ним его жена Надюша с хозяйственной сумкой. Они быстро купили бутылку «Кабернэ» и четыреста граммов сочной ветчины высшего сорта… Сухо обменявшись рукопожатием, они молчаливо разошлись. Маяковский довольно долго еще смотрел вслед гордо удалявшемуся Мандельштаму, но вдруг, метнув в мою сторону как-то особенно сверкнувший взгляд, протянул руку, как на эстраде, и голосом, полным восхищения, даже гордости, произнес на весь магазин из Мандельштама: — «Россия, Лета, Лорелея». А затем повернулся ко мне, как бы желая сказать: «А? Каковы стихи? Гениально!».

Добавить комментарий