ТЕТ-А-ТЕТ С ВОЛЬФОМ МЕССИНГОМ

 

 

Странно, что я никогда не писал о том, что встречался с Вольфом Мессингом

 А ведь такая встреча была, в городе Магнитогорске, во второй половине 60-х годов прошлого века. Точную дату не помню, но помню, что это в какой-то степени совпало с публикациями знаменитого экстрасенса в нескольких номерах журнала «Наука и религия», где Вольф Григорьевич писал о себе, о своей жизни, о своих способностях, природа которых была ему так же неизвестна, как и всем нам. Помню, что автор где-то в конце своего повествования заявил, что готов участвовать в научных экспериментах на предмет выяснения, что же на самом деле представляют собой его необъяснимое дарование. «Готов быть подопытным кроликом науки» — почти дословная, запомнившаяся мне цитата из той публикации.

 

В Магнитогорск Вольф Мессинг приехал как раз через некоторое время после выхода в «Науке и религии» его мемуаров, когда я их уже прочёл  (между прочим, случайно, по чьему-то совету, ибо этот журнал до того и в глаза не видел).

Для выступлений Вольфу Мессингу был предоставлен зал Дворца культуры металлургов, находящийся на левом берегу Урала (Магнитогорск, как известно, расположен на двух берегах этой реки), то есть, в старой части города, где находится известный во всём мире комбинат.

Здесь, разумеется, нет нужды рассказывать, чем знаменит этот маг. Это можно найти едва ли не в каждой публикации о нём. Вот и фильм многосерийный не так давно про него показывали.

И вот так совпало, что, начитавшись о Вольфе Мессинге в атеистическом журнале, я буквально через пару-тройку месяцев после этого увидел в Магнитогорске афишу, возвещавшую о его ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОПЫТАХ. Естественно, возникло желание посмотреть на всё это своими глазами, тем более что доселе я никогда ничего подобного вживую не видел.

Сам я давно уже жил на правом берегу, где и работал редактором местного телевидения. А в левобережной части города жил мой добрый приятель-коллега Иван Надеин, с которым мы имели обыкновение встречаться раз в две недели поочерёдно, то по правую, то по левую сторону Урала. Идея таких встреч была проста и незатейлива, как правда. Нам надлежало побалакать, что называется, за жисть, раскушав при этом в обязательном порядке бутылку чего-нибудь немалоградусного.

Так оно было и на тот раз, когда мы, находясь в соответствии с неписаным расписанием в левобрежье Магнитки, купили билеты на «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОПЫТЫ», затем расправились с половиной литра «Плиски» и — пошли во Дворец культуры металлургов.

А Дворец этот был как бы Г-образно состыкован с зданием тогдашнего городского театра имени Пушкина (где, к слову сказать, начинал Леонид Броневой). И вдруг, когда мы с Иваном, направляясь в ДК, проходили мимо театра, мне ударила в голову мысль, что ИМЕННО ГДЕ-ТО ЗДЕСЬ перед своим выступлением должен находиться сейчас Вольф Мессинг! Мне почему-то привиделось (может, оттого, что начитался об экстрасенсе), что ему в театральном помещении должны были выделить некую комнату. Это очень практично, очень удобно с любой точки зрения, главная из которых: место выступления буквально в двух шагах. (Да! надобно сказать, что театр на тот момент почему-то не работал, спектаклей не было).

Сказал об этом Ивану и предложил: «Давай-ка проверим! И если так оно и есть, попробуем с ним поговорить тет-а-тет. Другого такого случая не будет!»

Мой приятель резонно заметил, что для разговора нужен какой-то более или менее путный повод. Разумеется, коллега был прав. Мои извилины, подогретые болгарским горячительным, немедленно натолкнули на продолжение идеи. «Я предложу Мессингу выступить у нас на телевидении. Он, конечно, в какой-то форме откажет, но… Но мы свою задачу выполним: разговор тет-а-тет состоится!»

Удивительно, но я угадал (как, убей Бог, не пойму): Вольф Григорьевич действительно устроился в одном из театральных помещений (а не в гостинице, что было бы вполне естественно). Это подтвердил некий театральный служитель, которому, войдя в фойе, я показал своё телевизионное удостоверение. Он же, выслушав мою просьбу, попросил нас с Иваном подождать, а сам поднялся куда-то по лестнице и исчез из поля зрения. Меньше чем через минуту на этой лестнице появилась женщина (как оказалось позже, импресарио и конферансье артиста), которая, мило улыбнувшись, сообщила нам сверху, что Вольф Григорьевич сейчас к нам выйдет.

И тут… меня обуял страх! Страх всамделишний, невыдуманный, жуткий. В первую очередь он был вызван тем, что до меня вдруг дошло, что, будучи телепатом, Мессинг элементарно прочитает мои мысли, тотчас сообразит, в чём тут дело, что вовсе не для приглашения на ТВ мы к нему заявились, да к тому же слегка подшофе. После того, что я узнал об этом человеке из серии журнальных публикаций, нетрудно было понять, что говорить ему надобно ровно ТО, ЧТО ДУМАЕШЬ, что любое лукавство, а тем паче ложь, будут им немедленно разоблачены и тогда…

Что станется тогда — неведомо. Но ничего хорошего от такой ситуации ждать не приходится.

Но это лишь одна составляющая страха. Была и другая, гораздо более опасная, которая меня повергла в панику: а вдруг Вольф Мессинг даст согласие на выступление по телевидению? Что тогда?

С моей стороны приглашение мага было в чистом виде отсебятиной, я ж ни с кем ЭТО не согласовал, а главное, об этом не был поставлен в известность горком партии, и тут бы я, беспартийный товарищ, как минимум мог крупно подставить директора студии. Жуть, господа! Мелькнуло в голове и такое: Мессинг идёт мне навстречу, а моё начальство скажет «нет», опять же я опозорюсь и не буду знать куда деться от стыда.

Но вот пока эти отрезвляющие мысли роились в моей голове (как же я завидовал в тот момент Ивану, который и не догадывался о происходившей во мне сумятице!), так вот пока всё это во мне клокотало, с лестницы к нам с Иваном спустилась легенда по имени Вольф Мессинг. Боже, до чего же это было тщедушное существо в чёрном костюме! До чего же  мизерное, седое какое-то, если хотите… микроскопическое. С немыслимой осторожностью пожимаю его худющую руку.

Сам не свой, замерев от ужаса, обращаюсь к нему с заготовленной просьбой, ожидая в ответ чёрт-те чего разоблачительного. От души отлегает, когда слышу примерно следующее:

— Благодарю вас за приглашение, но, вы знаете, я на днях простудился, мне необходимо подлечиться. Если почувствую себя лучше, можно будет вернуться к этому разговору.

Вольф Григорьевич говорил с очень сильным акцентом. Я сказал, что прочитал его публикации в «Науке и религии». Спросил: неужели он действительно не знает природу своего дарования. «Увы, не знаю, — сказал Мессинг. — Мы же ведь и что такое электричество не знаем, но это не мешает нам им пользоваться». И вдруг экстрасенс … предложил нам с Иваном контрамарки на своё представление, до начала которого оставалось около часа. Я поблагодарил маэстро и с удовольствием сказал, что у нас уже есть билеты…

…От этой встречи у меня осталось ощущение, что состоялся разговор с САМЫМ ОБЫКНОВЕННЫМ человеком, а никаким не магом, не экстрасенсом, не телепатом. (Ведь не говоря уже о прочих моих опасениях, он даже не «учуял», что у нас ЕСТЬ БИЛЕТЫ на его концерт, предложив нам контрамарки).

Но это ощущение начисто испарилось, когда мы пришли в зал ДК металлургов, где Вольф Мессинг, с которым я только-только общался как бы тет-а-тет, творил нечто совершенно невообразимое, не поддающееся пониманию. Творил нечто явно сверхчеловеческое.

 

Share
Статья просматривалась 1 724 раз(а)

8 comments for “ТЕТ-А-ТЕТ С ВОЛЬФОМ МЕССИНГОМ

  1. Ефим Левертов
    24 июля 2015 at 10:08

    Я думаю, что Мессинг вас не «раскусил» потому, что оба вы были выпивши.

  2. Элиэзер Рабинович
    24 июля 2015 at 2:04

    Талантливо описана ординарная встреча. Но опишите же, пожалуйста, и «невообразимое, не поддающееся пониманию».

    • Леонид Ветштейн
      24 июля 2015 at 17:22

      Уважаемый Элиэзер.

      «Невообразимое, не поддающееся пониманию» уже многажды описано и обсмаковано; я вряд ли смогу что-нибудь добавить.
      Давайте я лучше выставлю кой-что другое.
      Благодарю Вас за лестный отклик.

  3. Инна Ослон
    24 июля 2015 at 0:24

    Уважаемый Леонид Ветштейн! Я сама люблю все таинственное, но… Ощущение при личной встрече Вас не вполне обмануло. Не будем говорить о чтении мыслей, но Вольф Мессинг не уловил Ваше беспокойство. После этого я не знаю, был ли он особенно проницательным. Я недавно где-то читала, что многое в биографии Вольфа Мессинга — легенда, придуманная журналистами и не подтвержденная никакими доказательствами. Как мне кажется, у него действительно были удивительные способности, но многое ему приписывалось. В конце концов, он был актером, иллюзионистом в широком смысле этого слова.
    То же самое можно сказать про легендарную бабу Вангу, ро Джуну и про другую известную мне чудотворицу (не столь знаменитую). Приписываемое перекрывает реальность.

    Еще я недавно прочитала рассказ Владимира Леви о его поездке к бабе Ванге. Глазам своим не верила — знаменитый психолог попался на обычные цыганско-гадальные крючки. У он-то должен был понимать, как это делалось.

    • Леонид Ветштейн
      24 июля 2015 at 17:16

      Уважаемая Инна.

      Скорее всего, Вы правы. Любые факты обрастают легендами, и всё перемешивается — правда и вымысел.

      Благодарю Вас за обстоятельный отклик.

  4. Леонид Ветштейн
    23 июля 2015 at 7:52

    Уважаемый Ефим, благодарю за любопытную приплюсовку к моему материалу.
    Рад, что Вам это пришлось по душе.

    Ваш Л.В.

  5. Ефим Левертов
    22 июля 2015 at 23:30

    Спасибо! Как всегда очень интересно! Но, раз пошла такая пьянка, Вы же написали, что распили «Плиску», расскажу о встрече с Мессингом моей тещи. Дело было до войны и в Польше, где моя будущая дорогая теща, да будет благословенно ее благородное имя, помогала в перчаточном магазине, принадлежавшем ее отцу. В магазин вошел Мессинг и попросил примерить перчатки. Теща помогла ему, а он обратил внимание на ее руки и посмотрел на ее ладонь. «Мадемуазель! У вас будет долгая жизнь, но умрете вы не здесь, а далеко отсюда», — сказал он. Так и случилось. Она прожила достаточно долгую жизнь, а умерла в Петербурге.

Добавить комментарий