Чистота Учения

Чистота Учения  (читая роман Ирвина Ялома «Проблема Спинозы») 

Иногда возникает неодолимое желание поделиться впечатлениями о прочитанным, настолько оно переполняет тебя неожиданным взглядом на некое явление, новой трактовкой событий и фактов, и т.п. В этой заметке, которую можно было бы отнести к рубрике, скажем, — «Читальный зал», мне бы хотелось поделиться с читателями своими впечатлениями от романа Ирвина Ялома «Проблема Спинозы» (перевод Элеоноры Мельник, 2012).  

Итак, какие, казалось бы, проблемы могут возникнуть в связи с тем, что в рамках некоего учения являет себя гений уровня Бенидикта Спинозы? Очевидно, что речь могла бы пойти о новом взгляде на природу и месте в ней человека в сравнении со взглядом, существовавшим в 17 веке. Однако читателя ждёт неожиданный и интригующий сюжетный ход, а именно – явление антипода гения, теоретика нацизма, зоологического антисемита Альфреда Розенберга, При том, что Спиноза и Розенберг отделены друг от друга временным интервалом в 300 лет, их биографии в романе причудливо переплетаются так, что эти двое смотрятся как бы в ролях гениального учителя и бездарного ученика.  

Что утверждал своими работами Спиноза? Прежде всего, он был последователем пантеизма, то есть полагал что Бог – это Природа и он, Бог, не замешан в человеческих проблемах, то есть человечество допускало «фундаментальную и распространённую ошибку в допущении, что Бог живое, мыслящее существо в нашем образе, мыслящее как мы и думающее о нас». Представив Бога такой моделью, человек надеялся получать от своей же модели то, что сам вложил в неё под именем Бога. Иначе говоря, «если бы треугольники могли мыслить, они бы создали себе Бога в виде треугольника» и молились бы ему в надежде на понимание, защиту и помощь.

Далее  Спиноза полагал, что «всё, каждый факт без исключения, имеет свою причину и мы должны понимать что всё происходит по необходимости. Ритуал, церемония и суеверия глубоко в натуре человека. они были нужны людям 2000 лет назад, но не требуются сегодня». Он считал, что ритуал не должен «сосуществовать с ясным разумом» и подвергал сомнению сверхестественное и чудесное в Библии, далёкие от здавого смысла, к примеру, — «басню/метафору о Адаме и Еве», разделение моря, египетские казни и пр. И ставил вопрос, почему закончилась пора чудес тогда, когда евреи больше всего в них нуждались, к примеру, в пору разгула инквизиции? 

Однако основной грех, в котором обвинялся Спиноза и за что был отлучён от еврейской общины (подвергнут херему) связан с тем, что он открыто противостоял раввинам, которые, по его мнению, узурпировали право толкования Библии, искажая её суть. Иначе говоря, он боролся за чистоту иудаизма как учения, поскольку «чем обширнее наше невежество, тем больше мы приписываем Богу». Как пишет Ялом, Спиноза стремился создать «новый иудаизм, основанный на любви людей к друг другу и на общей традиции, на богослужении без упоминания о сверхестественном, следуя иудейскому закону, и используя лишь некоторые церемонии, чтобы взывать к той части нашей природы, которая их требует, но не позволяя ритулам поработить себя».  

Здесь нужно иметь в виду, что ритуальность – одна из основных составляющих поддержания  религиозности, безотносительно к её конкретному воплощению. Религиозные обряды и церемонии необходимы человеку в его вере в потустороннее, в гармонию и в высшую справедливость, понуждая его следовать нравственным заповедям. Ритуальность становятся защитной перед искушениями безнравственности. Поэтому проблема Спинозы, с другой стороны, как мне кажется, состоит в том, что его призыв к чистоте принципов религиозного учения, подвергает сомнению содержание церемоний и ритуалов, которые служат религиозному большинству основанием для соблюдения заповедей.

 Технологический прогресс и духовный подъём 19 века, где еврейский вклад был заметным, парадоксальным образом проявили себя в том, что в среде интеллектуальной элиты стали укреплять себя теории чистоты расы, «гнилого зуба» (гнилой зуб нужно вырывать, так как лечить бесполезно) и т.п. идеи. В этой обстановке идеи Спинозы, которые и сегодня понятны главным образом специалистам, не способствовали укреплению духовного влияния не только иудаизма, но и христианства. Нацистская верхушка выступала против всех религий, создавая свою – религию сверхчеловека в рамках нацистской теории чистоты расы. Как пишет Ялом, теоретик нацизма, А.Розенберг, будучи не в состоянии овладеть идеями Спинозы, в частности его «Этикой»,  (блестящая сцена, в которой Розенберг сидит перед шкафами библиотеки Спинозы, не в состоянии прочитать ни единой строчки), создал своё учение о чистоте расы. Согласно Розенбергу, евреи и славяне — низшие расы и, к примеру, лишь в результате мутаций может появиться «хороший еврей», как Гейне, Малер, Мендельсон, Эйнштейн, Оффенбах и др. Примитивный в своих взглядах, Розенберг, как казалось его школьным учителям, не обладал ни достаточной интеллигентностью, ни силой духа, чтобы нанести серьёзный вред, увлекая других своим образом мыслей». Это оказалось роковой ошибкой (!), которая привела к Катастрофе европейского еврейства, а самого Розенберга на виселицу. Он успел написать много книг, которые мало кто читал, а сам Гитлер, якобы говорил: «кто может понять эту галиматью?».

 Чтение романа Ялома служит, как мне кажется,  напоминанием о том, что «чистота идеи» не всегда продуктивна, а иногда и опасна, как оружие в руках дикаря, хотя может быть и плодотворной – «смотрите из какого сора/ растут цветы, не ведая стыда/как жёлтый одуванчик у забора/как лопухи и лебеда».

 

Share
Статья просматривалась 1 197 раз(а)

2 comments for “Чистота Учения

  1. Ефим Левертов
    14 апреля 2014 at 19:16

    Спасибо, уважаемый Роланд!
    Книга очень интересная, а жизнь Спинозы чрезвычайно поучительна. Особенно меня привлекают взаимоотношения мыслящего еврея и общины. Здесь я вспоминаю невеселую судьбу маранов, бежавших из Испании и Португалии в так называемые «свободные страны» – Германию, Голландию, Италию. Здесь мараны, привыкшие в своих странах к отторжению заповедей, при попытках возврата к еврейской вере сталкивались с серьезными психологическими проблемами. Так Уриэль да Коста переселился из Порты в Гамбург. Он решил вернуться к иудаизму, что теперь для него значило в точности соблюдать заповеди. Однако, «в то время как Тора должна исполняться в точности, те, которых называют мудрецами, выдумали множество законов, ей противоречащих» (автобиография да Косты). За критику да Косту отлучают от общины, затем его прощают, но он вынужден, как в Португалии, опять вести двойную жизнь. Вчерашние «новые христиане», по существу, оказались «новыми евреями» — их предыдущий опыт в Испании и Португалии оснастил их сознание ценностями, которых не имели беженцы 1492 года. Они часто вступали в конфликт с еврейскими общинами, их сперва отлучали, а затем подвергали унизительным процедурам отмены отлучения.

    • Роланд Кулесский
      15 апреля 2014 at 12:10

      Ефиму Левертову

      Уважаемый Ефим, спасибо за отклик на мою заметку. Несколько слов в развитие вашего комментария:
      Как мы знаем, еврейская община несла ответственность за выживание еврейского народа в условиях постоянной агрессии окружающих народов. Это требовало скурпулёзной регламентации поведения и образа жизни и именно поэтому, как вы пишете в вашем комментарии, у «мыслящего еврея» как Уриэль да Коста создавалось ощущение, что «те, которых называют мудрецами, выдумали множество законов, ей (Торе) противоречащих».Спиноза в этом отношении пошёл ещё дальше, подвергая сомнению «физические» основания иудаизма, в стремлении к чистой от вымыслов и «излишней» ритуальности религии. Мало того, что большинство не было достаточно образовано, чтобы освоить логику его философской системы, он ещё писал на латыне, намеренно сделав свои идеи практически недоступными для понимания не слишком образованных людей, в частности, Розенберга. Фактически, этим Спиноза косвенно способствовал распространению идей, подобных теории чистой расы, что и показалось мне интересным в романе Ялома. Уриэля да Коста я, к сожалению, не читал, и ваши комментарии интересны и новы для меня.

      Как мне кажется, общинность, столь долгое время определявшая жизнь еврея, сохранила своё место в душе алии из России, имперское сознание которой сегодня проявляет себя как защитный иммунитет.

Добавить комментарий