Борис Геллер (Израиль). Как мы дошли до жизни такой?

Борис Геллер (Израиль). Как мы дошли до жизни такой?

Хочу представить свою версию происходящего в стране. Понимаю, что многим она придется не по душе, и стиль сочтут неподобающим. Но политкорректность неуместна. Время такое. В Израиле имеет место маскирующаяся под «народный протест» попытка свержения левой элитой законно избранного правительства. Разберу предложение по частям.

Левая элита – конгломерат, состоящий в основе своей из судей, прокуроров, верхушки силовых структур, олигархов от СМИ и бывших военных. Левые, вдоволь поиздевавшись над страной в последние два года, позорно проиграли выборы. Они много чего успели наворотить, наворовать, дискредитировать. Отдали Ливану кусок территории страны, раздали своим близким хлебные должности, превратили Кнессет в посмешище, игнорировали оппозицию. Словом, вели себя не по законам, а «по понятиям». Легальным образом к власти они вряд ли смогут вернуться. Политический переворот — единственный способ возвратить себе утраченное.

Израиль, слава Богу, не в Африке. Ничем не прикрытый политический или военный переворот тут состряпать нельзя, Коллективный Запад не поймет. Поэтому фиговым листочком выбрали «антидемократические судебные реформы». Сам по себе Израиль мал, но на помощь призваны крупные рекламные агентства и серьезные политтехнологи. В сотни раз увеличиваются цифры недовольных,  распространяется изощренная дезинформация и откровенная ложь. Все СМИ поставлены под ружье, а, правильнее сказать, встали добровольно, ибо годами работают под лозунгом «Только не Биби!» Правительству объявлена настоящая информационно-психологическая война, которая приводит, в том числе, к массовому психозу.

История знает не один случай массового психоза. Учебники психиатрии определяют его так: «Психическая эпидемия, в основе которой лежат внушаемость и невольное желание подражать. Массовый психоз поражает коллектив или группу людей, в результате чего человек теряет нормальную способность к суждению и нормальный способ суждения, что делает человека одержимым чем-либо». Бехтерев писал: «Не до конца понятным остается механизм передачи истерии от человека к человеку. Также не найдено логическое объяснение тому, почему одних она поражает, а других нет».

Истерически настроенные толпы демонстрантов (тысячные, а не миллионные, как нам сообщают), делятся на профессиональных анархистов и тех, кого одолел массовый психоз. Как и при большинстве психических заболеваний, больной категорически отрицает болезнь: «Я абсолютно здоров. Пользуюсь легитимным правом открыто выражать свое мнение. Не дадим мракобесам оставаться у власти! Ату! Де-мо-кра-ти-я!»

Краткий курс истории КПСС учит нас, что у любой революции (читай, переворота) есть идеологи. В нашей реальности это Три Барака: Эхуд, Аарон и Обама.

Эхуд Барак, человек большой личной храбрости и незаурядных способностей, был, наверное, самым неудачным главой правительства. Если бы не ослиное упрямство и тупость Арафата, он подарил бы ему Иерусалим.

Судья Аарон Барак описывается в трех лозунгах: «Израиль – это я!», «Все подсудно!», «Я сам знаю, что легитимно, а что нет». Человек железной волей подчинил себе всю судебную систему, воспитал учеников-единомышленников, таких же белых, гордых и неприступных, как сам. Ему 86 лет, он давно на пенсии, но полон сил и желания удержать власть и диктовать стране линию поведения, тем более, что в предоставленных микрофонах недостатка нет.

Барак Обама за две каденции в роли президента США не смог сломить Израиль, хотя старался изо всех сил. Формально уйдя на второй план, он воплотился в виде Спящего Джо (термин Трампа). Обама, как, впрочем, и все американские лидеры, желает видеть Израиль «бананово-лимонным», готовым по приказу делать стойку на задних лапах, — «Гав!» Пока не очень получилось, но еще не вечер.

Самой, наверное, болезненной точкой происходящих событий является попытка вовлечь армию в водоворот анархии. В Израиле роль армии необычайно сильна. Это продиктовано исторической необходимостью. Армия если и критикуется, то сдержанно и с любовью. В результате принятой в армии системе ротации командного состава, все офицеры высшего звена так или иначе знают всех. Это привело к тому, что вышедшие в отставку генералы – это закрытый элитный клуб. У многих из них есть большие политические амбиции и желание диктовать свою волю. В итоге, военная верхушка – отличный таран в любой внутриполитической операции. Она является самой большой из трех силовых структур, поэтому более устойчива психологически.

Общая Служба Безопасности (ШАБАК) и полиция, на мой взгляд уже заражены вирусом оценки политической выгоды. Это видно по действиям полиции и по бездействию ШАБАКа. Полиция разгоняет незаконные демонстрации с ленцой и в лайковых перчатках, а ШАБАК упорно не желает замечать попытки переворота.

Я вижу два вероятных сценария развития событий.

Первый – постепенная капитуляция правящей коалиции, политические уступки в угоду «народному единству». Результат – коалиционное правительство и полная потеря доверия избирателей. В перспективе – аморфное недееспособное государство, управляемой судебно-прокурорской хунтой.

Второй – правительство очнется на последней секунде, и сделает то, что надо было сделать еще позавчера. Уволит в отставку юридического советника, главнокомандующего, генерального директора полиции, главу ШАБАКа. Начнет расследование против вожаков и активистов переворота.

Аналогичных действий в истории страны не было, поэтому первый сценарий является наиболее вероятным.

Что до пугающей всех угрозы гражданской войны, то ее не будет. Нет реальной причины. Истерические призывы полоумных сжечь страну до основания, вывести из нее все деньги, совершить коллективную эмиграцию, есть не более, чем красноречивые страницы анамнеза.

3 комментария к «Борис Геллер (Израиль). Как мы дошли до жизни такой?»

  1. Прочитав статью Сэма, любезно посланную автором, хотел написать комментарий, но моя рука стала не столь быстрой, и за полдня уж все всё написали, и тем более, нечего писать после этого блестящего комментария Бориса Геллера. Эхуд Барак — главный в организации протестов, и он доходит до призывов к свержению праительства, предствляющегося ему незаконным. 27 марта с.г., в беседе с журналистской, Барак сказал, ссылаясь на книгу двух авторов, Греновича и Стефана, которые показали исследованиями за период с 1900 до 2006 лет, что когда «протесты достигают 3.5% населения, т.е. ~8% взрослого населения, и они постоянно и твердо протестуют, бойкотируют, оказывают гражданское неповиновение и т.п., правительство или уходит в отставку или капитулирует. А мы, — продолжает Барак, — уже перешли этот уровень 3 месяца назад, так что мы двигаемся в правильном направлении. Столктовения экстраординарны». Я удивлен, что такая прямая детельность против правительства законна, и Барака не арестовывают. Одним из методов является очернение оппонента, каким бы законным он ни был. Министр Смотрич у Барака — расист. Ни в одной стране мира не было закона, позволяющего Верховному суду отменять законы парламанта и правительства, которые выбраны сувереном-народом, на основании представления о «разумности». Только в Израиле был такой принцип, сейчас отмененный, и невозможно понять, почему этот шаг рассмаривается противниками как отказ от демократии в пользу диктатуры.

  2. IMHO: Массовый психоз в Израиле сейчас это результат двух факторов: накопившихся социальных проблем и использования большой прессой черной пропаганды типа «большая ложь».

    «… Очень эффективен метод «большой лжи»… Его суть заключается в том, чтобы с максимальной степенью уверенности предложить аудитории настолько глобальную и ужасную ложь, что практически невозможно поверить, что можно врать о таком.

    Трюк здесь в том, что правильно скомпонованная и хорошо придуманная «большая ложь» вызывает у слушателя или зрителя глубокую эмоциональную травму, которая затем надолго определяет его взгляды вопреки любым доводам логики и рассудка.…»

  3. «Я вижу два вероятных сценария развития событий. Первый – постепенная капитуляция правящей коалиции, политические уступки в угоду «народному единству». Результат – коалиционное правительство и полная потеря доверия избирателей. В перспективе – аморфное недееспособное государство, управляемой судебно-прокурорской хунтой».

Добавить комментарий