Блог Виктора (Бруклайн)

Марина Гарбер. Местоимения

Александру Кабанову Здесь окна, только приподнимешь тюль, горят тревожно, будто смотрят волки из леса, зеки так глядят из тюрь- мы – загород, окраина, задворки. Занесены деревья, крыши, кус- ты – пробуешь смахнуть снежок руками, и солнечный расчёсанный укус кровит над…

Елена Игнатова. Едва ли не с начала сентября…

Едва ли не с начала сентября на парки опускается заря, и чувствует озябнувший прохожий проникновенье осени в гортань, когда ее отстоенный янтарь надолго поселяется под кожей. Вся осень сгустком кажется одним, а воздух в ней — основа. Недвижим, вдыхается с…

Елена Игнатова. Едва ли не с начала сентября…

Едва ли не с начала сентября на парки опускается заря, и чувствует озябнувший прохожий проникновенье осени в гортань, когда ее отстоенный янтарь надолго поселяется под кожей. Вся осень сгустком кажется одним, а воздух в ней — основа. Недвижим, вдыхается с…

Петр Вайль. Стихи про меня

От автора «Быть может, все в жизни лишь средство для ярко-певучих стихов» — тезис несомненный. Но столь же убедительно и обратное: стихи — средство для жизни. Шире — литература вообще, просто поэзия легче запоминается, потому стихи, написанные и прочитанные на…

Александр Габриэль. Я временщик…

Я временщик, коль посмотреть извне; и сердце всё, как есть, принять готово. Как ни крути, оставшееся мне незначимей и мельче прожитого. Мне больше не войти в свои следы; всё чётче ощущаю что ни день я себя на ветке капелькой воды,…

Елена Игнатова. Воспоминания о Сергее Довлатове, Венедикте Ерофееве и др.

Елена Игнатова. Опасные знакомства (воспоминания о Сергее Довлатове) http://www.antho.net/library/ignatova/obernuvshis/04.html Елена Игнатова. Венедикт [Ерофеев] http://www.antho.net/library/ignatova/obernuvshis/01.html Елена Игнатова. Обернувшись… http://www.antho.net/library/ignatova/obernuvshis/08.html  

Иосиф Бродский. Пророчество

М.Б. [Марине Басмановой] Мы будем жить с тобой на берегу, отгородившись высоченной дамбой от континента, в небольшом кругу, сооруженном самодельной лампой. Мы будем в карты воевать с тобой и слушать, как безумствует прибой, покашливать, вздыхая неприметно, при слишком сильных дуновеньях…

Елена Игнатова. Грубо отесан и опоясан собор туфом узорным…

  Грубо отесан и опоясан собор туфом узорным. Мы из Армении сонной ехали к северу. Помню ее непреклонный камень, и ржавое солнце, и небо — в упор. Правду сказали: нашим красотам совсем с великолепием древним нельзя становиться и вровень, но…

Борис Херсонский. Три года странной войны

три года странной войны люди утомлены все дорожает все раздражает исчезает чувство вины шкура своя дорога бизнес в стане врага тревога свободно плавает ее не ввести в берега на выход с вещами ни выхода ни вещей мысли в душу впились…

Новогоднее стихотворение Михаила Юдовского

Завершив этот день, я спокойно ушел на ночлег в те края, где не чувствуешь боль от внезапных падений. Но к утру оказалось, что городом властвует снег, сделав скучную явь удивительней всех сновидений. Вспоминаю, как мальчиком, глядя на вьюгу в окне…

Андрей Битов. «Похожий» на еврея

Я борец за свободное употребление слова “еврей”. Сколько можно вздрагивать от этого обстоятельства? Я вспомнил Розанова, который написал, по-моему, еще в 1906 году в связи с какими-то манифестами в своих записочках: “Экая теперь забота для русского интеллигента, как бы еврея…

Борис Херсонский. Памяти Льва Лосева

Читаю Лосева – о крещеном еврее на леченом коне, читаю и понимаю – это он обо мне, о черном жидовском пальто, о граненом стакане в руке, о святом Николае, о паленой водке в шинке, о польском пане, о товарище старшине,…

Иоиф Бродский. Я всегда твердил, что судьба — игра…

Л. В. Лифшицу [Льву Лосеву] Я всегда твердил, что судьба — игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический стиль победит, как школа, как способность торчать, избежав укола. Я сижу у окна. За окном осина. Я любил немногих.…

Михаил Юдовский. Архимед был седовлас и сиракуз…

Архимед был седовлас и сиракуз, бегал по городу голым, возбуждая искус в согражданах и дюжине залетевших комет, которые, поджав хвосты, наблюдали, как Архимед, бегает по городу голым, вместо «здрасьте» приветствует встречных : «Эврика!» и думали: «Этот человек принадлежит к такой…

Леопольд Эпштейн. Время стоит неподвижно, а движемся – мы…

Время стоит неподвижно, а движемся – мы. Словно древесные соки во время зимы – Медленно движемся. Да, от рожденья до смерти Движемся через кусты, чтобы там, у черты, Сдать Провиденью свои путевые листы Так же, как их получили – в…

Елена Игнатова. В воздухе пахнет жильем…

В воздухе пахнет жильем. Пани Антося горбится за шитьем. Воздух иголкой ранен, холст пробит через край. Карий и золотой мальчик в ногах играет, и я говорю: «Голубь, к нам прилетай, нищему, голубь, подай!» Время проступит чернью на серебре, выйдешь умыться…

Борис Херсонский. Какой-нибудь барин чудной фаворит в отставке

какой-нибудь барин чудной фаворит в отставке открывал что в его владениях был древнерусский город писал в академию и по исторической справке начинал раскопки натыкался на серп и молот перекрещенные из бронзы шар земной весь в колосьях чуднЫе иконы то лысый…

Леопольд Эпштейн. ЧИТАЯ ,,МАЗДАК» МОРИСА СИМАШКО

Этой осенью в этой державе Трудно сердцу и страшно уму. И так сладко в отрыве от яви Щупать времени плотную тьму. Как персидский ковер жесткотканный, Как восточный немыслимый зной, Обучившийся жить пустяками Вдруг изведает холод сквозной. О роскошная спесь Византии…

Ирина Евса. Побив горшки с державой нелюбви…

Побив горшки с державой нелюбви, перемещаясь в край беззлобных янки, белугой в самолете не реви, нашаривая склянку валерьянки. Но – вовремя припомнив, что дана вторая жизнь, и всеми позвонками поймав ее вибрацию, — вина глотни, ну да, того, что с…

Дмитрий Быков. Оптимистическое

Бредя путем тернистым, каменистым по нашим потускневшим миражам, я был всегда упертым оптимистом и этим всех ужасно раздражал. Хороших новостей у нас не ценят. С утра в избытке счастья закричи: «Прекрасна жизнь!» — в ответ сквозь зубы цедят: действительно, зажрались…

Бахыт Кенжеев. Неслышно гаснет день убогий…

Неслышно гаснет день убогий, неслышно гаснет долгий год, Когда художник босоногий большой дорогою бредёт. Он утомлён, он просит чуда – ну хочешь я тебе спою, Спляшу, в ногах валяться буду – верни мне музыку мою. Там каждый год считался за…

Михаил Юдовский. Попутный ветер меня попутал…

Попутный ветер меня попутал. Потом опутал. Потом укутал в попутный ветер. Попутный ветер был очень странен. Но очень светел. Попутный ветер мне дул в лопатки. Толкал в лопатки. И, отпечатки на них оставив, обнял за плечи, сказав попутно: «Ты очень…

Марина Гарбер. Я родилась и вышла из широт…

Я родилась и вышла из широт, где невпопад коса идёт на камень, и память, словно бабкин огород, бессонно зарастает лопухами. Но помню звук, тот самый первый хруст (хоть, говорят, в начале было слово), у чьих-то ног осыпавшийся куст шуршал газетой…

Борис Чичибабин. Я на землю упал с неведомой звезды…

Я на землю упал с неведомой звезды, с приснившейся звезды на каменную землю, где, сколько б я ни жил, отроду не приемлю ни тяжести мирской, ни дружбы, ни вражды. Как с буднями, звезда, нездешним сердцем сжиться, коль тополи в снегу…

Леопольд Эпштейн. Неосязаемой любви необязательная сладость…

Неосязаемой любви Необязательная сладость: Ни отстранить, ни растравить — Как складывалось, так и сталось. Невосполнимо далека — На грани вымысла с закатом — Не то слеза, не то рука: Не увлеченье и не фатум. Ни объясниться, ни забыть. Как получалось,…

Александр Кабанов. Долго умирал Чингачгук…

Долго умирал Чингачгук: хороший индеец, волосы его — измолотый чёрный перец, тело его — пурпурный шафран Кашмира, а пенис его — табак, погасшая трубка мира. Он лежал на кухне, как будто приправа: слева — газовая плита, холодильник — справа, весь…

Дмитрий Быков. На самом деле мне нравилась только ты…

На самом деле мне нравилась только ты, мой идеал и мое мерило. Во всех моих женщинах были твои черты, и это с ними меня мирило. Пока ты там, покорна своим страстям, летаешь между Орсе и Прадо, — я, можно сказать, собрал тебя по частям. Звучит ужасно, но это правда. Одна…

Дмитрий Быков. От Матфея

Где вас трое во имени моем, Там и я с вами. Мало ли что можно делать втроем — Знаете сами! Втроем наливать, Втроем выпивать, Сначала любиться, а после ревновать. Двое крещеных, а один жид, Двое воруют, а один сторожит. Любо,…

Александр Габриэль. Ханс и Анна

Не очень тянет на статус клана семья обычная — Ханс и Анна, неприхотлива и безыдейна. Еда проста. Ни икры, ни мидий. Зато есть домик. Из окон виден всегда изменчивый профиль Рейна. Отцы да деды, все земледельцы. Работы — прорва. Куда…

Михаил Юдовский. Мне этот путь в небесах говорит: «Я – млечен, ты вечен»…

Мне этот путь в небесах говорит: «Я – млечен, ты вечен». Обнимает за плечо, целует в глаза. «Ладно, – отвечаю. – Отмечен». Ну, что с них взять? Небеса… «У меня, – продолжает, – есть еще парочка зодиаков: Рыбы, Весы, Водолей…»…

Марина Гарбер. Какое скоротечное искусство…

Завтра мне 48, но так как добрые люди уже поздравляют меня в личке, вывешу, пожалуй, самое автопортретное стихотворение года, написанное то ли прошлой зимой, то ли весной, не помню, а стихи я не датирую. Когда нарцисстично начитывала его на телефон,…

Ирина Евса. Но в конце октября, а может, к пятому ноября…

Но в конце октября, а может, к пятому ноября осень съежит себя и сгложет, выдохнется, горя золоченой — на темно-сером — ветошью лучших дней: рыхлым силосом, теплым сеном в блочном саду камней. И тогда генерал в отставке, сбросивший ордена, встав,…

Борис Херсонский. С точки зрения русского путешественника

Прочел, что Путин намерен после своего президентства посвятить себя путешествиям. По этому случаю не могу не вспомнить одно из нескольких стихо «С точки зрения русского путешественника» и вновь запостить этот образчик отъявленной русофобии: С точки зрения русского путешественника лучше лечь…

Алексей Цветков. Сказки Пушкина

сказки пушкина на руслане росли в ковылях на людмиле чуди с водью в ботве учиняли отлов а чужих чародеев уволь не любили тут своим не наплотничать дыб да колов лейся в песне содом если в сердце гоморра но чем шире…

Дело об утопленном колесе

«За нанесение вреда колхозному строю.» Дело об утопленном колесе Простого деревенского пацана Гришу Путилова «черный ворон» увез ночью в скорбном 1938-м. Дяденьки из НКВД предпочитали работать в темноте. Поэтому никто не видел отчаянных слез Гришиной мамы, остолбеневшей посреди бедной избы.…

Юрий Домбровский. Даже в пекле надежда заводится, Если в адские вхожа края…

Даже в пекле надежда заводится, Если в адские вхожа края. Матерь Божия, Богородица, Непорочная Дева моя! Она ходит по кругу прокля́тому, Вся надламываясь от тяго́т, И без выборов каждому пятому Ручку маленькую подаёт. А под сводами чёрными, низкими, Где земная…