Кем по национальности был сын турецкоподданного Остап Бендер?

О происхождении Остапа Бендера, героя “Двенадцати Стульев” и “Золотого Теленка”, человека, живущего настоящим а значит без прошлого (о прошлом Остапа в романах сведения минимальны), в отличие от всего остального, происходившего с Великим Комбинатором до появления в Старгороде “в половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, говорится кратко и четко: “Я сын турецкоподданного” — сказал о себе Остап. Казалось бы ясно: раз Остап Сулейман Берта Мария Бендер-Бейсын турецкоподданного, значит, наверняка турок. Или наверное турок (вспомнив, что среди граждан Османской Империи были и греки, и болгары, и армяне, и арабы, и евреи, и персы – люди, имевшие разнообразные национальности и религии). Казалось бы ясно. Но ясно ли? Так ли ясно происхождение Бендера, как принято думать?

Оказывается, ясно. Те кто считают, что национальность Остапа Бендера в романе определена ясно и недвусмысленно, правы. С точностью до того, что именно ясно. То есть то, что национальность Бендера ясна, бесспорно. Но ясна с точностью до совершенно другого, а не того, какой ее по умолчанию, незнанию и вводящему в заблуждение слова “турецкоподданный” понимают.

В XXI веке мало кто знает (так же, как в Советском Союзе второй половины двадцатого века, мало кто знал и слышал хоть краем уха), что формулировка «сын турецкоподданного» для 1910 — 1920 годов означала не «сын турка», а «сын уехавшего в Палестину еврея». А значит Остап Бендер по национальности кто? Правильно.

Никаких других граждан Турецкой Империи, обосновавшихся в Российской Империи, кроме евреев, в 10ые и 20ые годы прошлого века турецкоподданными не назвали. А так прямо и называли: армяне, греки и турки – независимо от гражданства и подданства, а также без иносказаний и эвфемизмов. Словечко “турецкоподданный” в добольшевистской и раннебольшевистской России обозначало еврея, взявшего турецкое гражданство, чтобы 1) избежать избиения при погроме  2) иметь возможность жить в городах (таких например, как Одесса) за пределом черты оседлости. 3) выехать в Палестину из Высоких Религиозных Соображений, возвращаясь в Россию чтобы заниматься коммерцией. Словечко ТУРЕЦКОПОДДАННЫЙ являлось идеоматическим оборотом с привкусом остроумия подобно тому, как в конце двадцатого века “лицо кавказской национальности” (само собой разумеется, несуществующей) обозначало людей “южных этнических принадлежностей”, “выходцев в Россию с Кавказа”. Что в начале XXI века в такой же степени ясно всем и пояснений не требует, в какой для жителя царской России а затем и Советской России первой трети 20ого века слово “турецкоподданный”, равно как и словосочетание “сын турецкоподданного”, обозначало еврея.

Во время оно, когда для евреев существовала черта оседлости и ряд других прелестей Российской Империи, изрядно портивших им жизнь, многие из бессарабских и херсонских евреев, уплатив некоторую сумму падким до наживы туркам, принимали турецкое подданство, становясь таким образом иностранными гражданами. С этого момента по отношению к ним переставало действовать большинство ограничений на места проживания, учебу, службу и т. п. Очевидно, что папа гражданина Бендера также решил распрощаться с нелегкой судьбой российского еврея и стать евреем турецким. Палестина в те времена входила в состав Османской империи, и, соответственно, уехавшие на историческую родину евреи становились турецкоподдаными.” Другими словами, отец Бендера мог эмигрировать в Палестину – после чего вернуться. Или мотаться между Османской и Российской Империями, чтоб заниматься торговлей (на что, судя по характеру его сына и его деятельности, очень похоже). Последнее однако же домысел. Отец Остапа Бендера мог получить турецкое гражданство в Константинополе, не переставя “мотатся” в Одессу – подобно тому, как нынешние Российские Эмигранты в Англию, Германию или Кипр ездят на Родину так часто, как захотят.

«Турецкими подданными» в Царской России называл итакже участников сионистского движения, выступавших за иммиграцию евреев в Палестину, находившуюся тогда под турецким владением (уехать в Палестину означало сменить подданство с российского на турецкое).

Отец Бендера мог принять гражданство любой страны, будь то Османская Империя, Франция или Соединенные Штаты, оставаясь евреем. Потому что евреи не как чемпионы мира по шахматам и Президенты, которые могут быть бывшими. Евреем невозможно быть ЭКС. Евреи как олимпийские чемпионы: пожизненно. Сколько религию ни меняй. А также нерелигиозные убеждения. Стереть еврейство, как родимое пятно вывести, невозможно. Это было одинаково невозможно и в Российской Империи, и в Советском Союзе. А значит, Остап Бендер – еврей. Не бывший еврей, а еврей. Это совершенно бесспорно.

Теоретически термин “сын турецкоподданного” может означать также, что отец Остапа эмигрировал вместе с тысячами дворян и интеллигентов в Константинополь, после чего не продолжил путь эмигрирации из Константинополя в Западную Европу, а вернулся в ставшую Советской Россию, где его ожидали неминуемые преследования. Возможно – но исключительно маловероятно. Да и вряд ли при этом его называли турецкоподданным – а тем более сыном турецкоподданного и стало быть не турецкоподданным, а потомком турецкоподданного. Не было такого в Советской России обычая, чтобы детям турецкоподданных какие-то особые права предоставить. Скорее наоборот. И сыновьями турецкоподданных граждан Советской России не называли.

Кем были этнически «турецкоподданные», «жены турецкоподданных» и «дети турецкоподданных» и в царской России последних приблизительно десяти лет империи Романовых, и в советской России в то время, когда Ильф и Петров писали Двенадцать Стульев & Золотой Теленок, было всем ясно примерно в такой же степени, в какой в Российской Федерации последних 20 лет при произнесении слов «мать русская отец юрист» всем ясно, о ком идет речь и кто по национальности отец этого шутника.

А что до Одессы, откуда и авторы Двенадцати Стульев и Золотого Теленка родом… Одесса всегда сохраняла особые отношения с Турцией. В частности, евреи, жившие в Одессе, зачастую принимали турецкое подданство, чтобы не попасть в царскую армию. Имеющих иностранное гражданство в царскую армию не призывали. В особенности эта тенденция усилилась в 1904 году с началом Русско-Японской войны. Два одессита Ильф и Петров  (Ильф псевдоним – сокращение от настоящего имени Илья Арнольдович Ильф, а если еще более точно Иехи́ел-Лейб АрьевичФа́йнзильберг) использовали этот исторический факт, написав лаконически, что Остап Сулейман Берта Мария Бендер-Бей ( אוֹסטָפּ סוּלֶאִימָן בֶּרטָה מָרִיאָה בֶּנדֶרבֶּי) являлся сыном турецкоподданого – без комментариев и разъяснений. Sapaienti sat – считали они. А также – бесспорно – чтобы не раздражать этническим происхождением главного персонажа сатирического романа цензуру. Сказали, что Бендер – сын турецкоподданного, чтобы максимально замутнить ситуацию, кем являлся Остап Бендер, созданный фантазией авторов, на самом деле – и ограничились этим. Чтобы формально у цензоров придирок по поводу национальности главного героя сатирического романа не было. Хотя во время создания произведения всем одесситам и значительной части читающей публики всей России это было кристально ясно.

==============================================================

Текст литературоведческого открытия: кем Остап Бендер был по национальности? — без указания авторства гуляет по интернету. Поэтому сообщить, кто является первоисточником-автором этой концепции, не могу, хотя один из моих литературных знакомых, Владимир Георгиевич Крижевский, утверждает, что открытие это сделал он, о чем рассказал в 1989 году выступая по радио, и оно разошлось по интернету, став таким же народным, как анекдоты, которые первым придумал незнамо кто. Возможно, так это и было — а может и нет. Возможно кто-то сделал это открытие от Владимира Георгиевича независимо. Авторство этого литературоведческого открытия теперь уже неустановимо. Однако сообщить о нем следует. Потому что оно добавляет утерянный элемент в казалось бы до деталей изученное любимое всеми произведение.

2 комментария к «Кем по национальности был сын турецкоподданного Остап Бендер?»

  1. Словечко “турецкоподданный” в добольшевистской и раннебольшевистской России обозначало еврея, взявшего турецкое гражданство, чтобы 1) избежать избиения при погроме 2) иметь возможность жить в городах (таких например, как Одесса) за пределом черты оседлости. 3) выехать в Палестину из Высоких Религиозных Соображений, возвращаясь в Россию чтобы заниматься коммерцией.

    Первое — явная ерунда, бьют ведь не по паспорту. Второе — более чем сомнительно, третье — тоже довольно сомнительно, кто хотел уехать, тот и уезжал. Я лично больше доверяю другой версии, которую неоднократно встречал и которая у Вас тоже изложена:

    В частности, евреи, жившие в Одессе, зачастую принимали турецкое подданство, чтобы не попасть в царскую армию. Имеющих иностранное гражданство в царскую армию не призывали.

    А с чего Вы взяли, что Петров с Катаевым по матери евреи? Их мать Евгения Ивановна Бачей — дочь генерала Ивана Елисеевича Бачея, из полтавской мелкопоместной дворянской семьи, никакая она не еврейка.

    1. Господин Векслер,
      эта статья написана мною лишь потому, что Владимир Георгиевич Крижевский, рассказывая эту историю, никак собраться не мог положить ее на бумагу. Поэтому статья это в значительной мере компиляция рассказа и Википедии. Если ее содержание Вас не устраивает — откройте Википедию на имя ОСТАП БЕНДЕР и возражайте по каждому пунткту.

      Что же касается национальности Евгения Петрова, то Вы безусловно правы. Я скопировал весть этот абзац а в нем была заложена указанная Вами ошибка. Которую и исправил.

      Однако все остальное заслуживает серьезного рассмотрения. Коль скоро об этом подробно Википедия пишет, наверно, бесспорно.

Обсуждение закрыто.