Ефим Бершин. Сжимается пространство языка…

Сжимается пространство языка. Немеет ночь. И лишь твое дыханье бездомной кошкой бродит у виска и греет душу, как вино в духане. Немая улица. Шагреневый язык. Немые сны на выцветшем диване. Как будто разлагаются азы не слов, а самого существованья. Так…

Share

Наталия Ким о посещении Немецкого (Введенского) кладбища

Так вышло, что мы почти никогда не бывали на нашем Немецком (Введенском) кладбище (подробно про него см. в моей книжке рассказ «У Гааза нет отказа») летом, сейчас там, оказывается, цветут жасмин и шиповники всех оттенков, воздух тягучий, летают пчёлы, всё…

Share

Алла Боссарт. МАРК-МОЛОТОК (вагонная баллада)

Он родился в еврейском семействе, был отец его доктор зубной, а мамаша была психиатар, обходили их все стороной. До него всё девчонки родились – прям как у Николашки-царя. Были сильно родители рады, как потом оказалось, не зря. Имя долго ему…

Share

Колибрики

CCXXXIV О партнёре Байдена на встрече в Женеве 16.06.21 Мир — свидетель спектакля бездарного: Поджигатель косит под пожарного. И снова про Батьку, предпоследнего евротирана Народом своим посылаемый нах Он держится и на российских штыках. Первое — вряд ли, второе —…

Share

Орлуша (Андрей Орлов). БЕЗ НАЗВАНИЯ

Один человек без фамилии Правил страной без названия, На флаге которой были Полоски каких-то цветов. Гербом той стране служила Птица из мира фантастики, Мужчина с копьём на лошади И царских короны три. Все люди страны без названия Имён не имели…

Share

Вспоминая Резо Габриадзе

Вспоминая Резо Габриадзе Марина Райкина, журналист. Последние несколько лет он болел. Но все равно приходил в свой театр в центре Тбилиси. Сидел на террасе кафе и водил карандашом по бумаге. Потягивал кофе, что-то рисовал, но не конкретно. Казалось, что и…

Share

Анатолий Головков. 15 ИЮНЯ — ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛЬВА ЛОСЕВА

Ему было бы 84 года. Вполне даже мог бы дожить. Но у каждого, как это ни банально, своя судьба. Я погружаюсь в «Меандр», книгу Лосевских текстов, собранных Сергеем Гандлевским. Как там — о Бродском! Сколько литературных сюжетов 50-70-х годов! С…

Share

Игорь Иртеньев. Старость

Старость –  это нечто вроде золы В камине, когда он почти догорел, но тлеет еще по инерции, Старость медленно ходит по дому, заглядывает во все углы, В поисках неизвестно чего, жалуется на сердце и Обижается на всех,  непонятно за что,…

Share

Тимофей Бордачев (Валдайский клуб). Существует ли для нас угроза с Запада

Тимофей Бордачев (Валдайский клуб). Существует ли для нас угроза с Запада «Наши опасения в отношении с Запада связаны с тем, что угрозы России после завершения монгольского периода нашей истории в основном приходили именно с Запада. Мы немножко избалованы отсутствием угроз…

Share