Марина Гарбер. Расти, ветвись, увиливай, река…

Расти, ветвись, увиливай, река,
Горынь ли, Иордан или Потудань,
где мертвой хваткой впились в берега
бездомные слепые облака
и фонари, слезливые, как студень.

Непроницаем этот желтый взгляд,
жестокосерден, но и в непогоду
пернатые заступники летят,
от вышек, блокпостов и баррикад
крылами огораживая воду.

Она тягуча – мед или смола,
щетинист берег, бурый, словно вепрь.
Я научилась бы, но чёрта с два,
нет, это не «блаженные слова» –
Нева и Двина, Кальмиус и Днепр.

Мне подавай красавицу Янцзы,
пролегшую от рая до Китая, –
пошагово постичь ее азы,
и на призыв – пронзи ее! пронзи! –
не шевельнуться, слов не разбирая.

А в эту реку дважды не войти,
в нее, преступницу, с высот летели камни,
как ни тянись, не обхватить руками,
с кем ни плыви, всегда не по пути,
не в унисон с глухими голосами.

Но вся она еще не утекла,
лишь сделалась мутнее и соленей,
полощется печаль-моя-светла,
вдоль щек – бороздки битого стекла
да светляки искрятся на ладони.

(2015)

2 комментария к «Марина Гарбер. Расти, ветвись, увиливай, река…»

  1. Вот ведь расширительное значение хорошей поэзии: всю жизнь произносил название одного из любимых рассказов любимого писателя «Река Потудáнь», а надо было «Потýдань» — кто ж знал, сам в тех местах не бывал, а просилось «тудáнь»… Спасибо Марине Гарбер, она там была или просто круг знаний шире. Это вполне искренне.
    А насчёт «Двѝны» у меня как-то не пошло, не потому, что я не люблю рваный ритм стиха, наоборот, иногда очень люблю, просто «Ах, утону я в Западной Двинé…».

    И чтоб не два раза: Виктора (Бруклайн), поместившего здесь хорошее стихотворение, неоднократно упрекали, что он «тащит» в Гостевую и Блоги всякий, типа, мусор. А я ему очень благодарен, потому что по разным причинам нет возможности просеивать кучу разных сайтов и находить порой настоящие жемчужины. Может, это неправильно, но с творчеством Л.Эпштейна, В.Кагана, А.Габриэля, С.Плотова, М.Юдовского в определённой степени знаком благодаря Виктору (Б). Сюда можно добавить и другие имена, плюс Татьяну Хохрину и Сергея Чупринина с «мартирологом» и его полузабытыми создателями.
    Так что не оставляйте стараний, маэстро…

  2. Марина Гарбер

    Расти, ветвись, увиливай, река,
    Горынь ли, Иордан или Потудань,
    где мертвой хваткой впились в берега
    бездомные слепые облака
    и фонари, слезливые, как студень.

    Непроницаем этот желтый взгляд,
    жестокосерден, но и в непогоду
    пернатые заступники летят,
    от вышек, блокпостов и баррикад
    крылами огораживая воду.

    Она тягуча – мед или смола,
    щетинист берег, бурый, словно вепрь.
    Я научилась бы, но чёрта с два,
    нет, это не «блаженные слова» –
    Нева и Двина, Кальмиус и Днепр.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий