«Ося». Воспоминания Ольги Бродович об Иосифе Бродском с предисловием Якова Гордина

Воспоминания густо населены, в ней много ярких и дорогих автору персонажей. Ольга писала ее в последний год жизни и старалась запечатлеть тот мир, который окружал ее с детства и был ей дорог.

Когда мы с ней обсуждали незадолго до ее ухода возможность публикации, то она настаивала, что глава об Иосифе — одна из глав, не более того. Осмелюсь думать, что это не совсем так. Оля была первой любовью юного Бродского, адресатом его ранней лирики. О. Б. — посвящения Ольге Бродович. Часть посвящений он потом снял. Была у него такая не совсем джентльменская манера.

Ольга и сама стала, как говорится, состоявшимся человеком: блестяще окончила английское отделение филологического факультета Ленинградского университета, стала доктором филологических наук, профессором кафедры английской филологии и перевода родного университета, много лет — до конца жизни — была ректором петербургского Института иностранных языков.

Ольга вышла замуж за человека глубоко незаурядного, лингвиста с мировым именем — Станислава Васильевича Воронина — и была счастлива в браке.

Но те годы, когда юный Иосиф Бродский посвящал ей стихи и предлагал руку и сердце, оставили особый и ни с чем не сравнимый след в ее памяти, ее судьбе. И она написала об этом с присущим ей умом, мужеством и тактом.

Можно было бы отметить — как, впрочем, в любом мемуаре — некоторые неточности. Например, Марину Басманову с Бродским познакомили не какие-то веселые приятели, а наш с ним общий друг, талантливейший композитор Борис Тищенко. Но подобные мелочи не принципиальны.

Я счел возможным написать это скромное предисловие потому, что мы с Ольгой были многолетними друзьями. Она училась в университете курсом старше меня, хотя была значительно моложе. Я поступил в университет после армии. Но познакомились и подружились мы в 1958 году на целине. Я был бригадиром студенческой бригады, а Ольга — моей «подчиненной». Читая главу о целине, я наткнулся на чрезвычайно лестные для себя слова: «Яша открыл для меня Пастернака. Это было начало общения с поэзией — но я об этом не знала еще, конечно. Но за Пастернака я ему благодарна всю жизнь». Как увидит читатель, наша дружба вообще сыграла некую роль в судьбе Ольги. Могу этим гордиться.

Яков Гордин

https://newrezume.org/news/2021-09-17-43966

Share
Статья просматривалась 108 раз(а)

1 comment for “«Ося». Воспоминания Ольги Бродович об Иосифе Бродском с предисловием Якова Гордина

  1. Виктор (Бруклайн):

    «Ося». Воспоминания Ольги Бродович об Иосифе Бродском с предисловием Якова Гордина

    Воспоминания густо населены, в ней много ярких и дорогих автору персонажей. Ольга писала ее в последний год жизни и старалась запечатлеть тот мир, который окружал ее с детства и был ей дорог.

    Когда мы с ней обсуждали незадолго до ее ухода возможность публикации, то она настаивала, что глава об Иосифе — одна из глав, не более того. Осмелюсь думать, что это не совсем так. Оля была первой любовью юного Бродского, адресатом его ранней лирики. О. Б. — посвящения Ольге Бродович. Часть посвящений он потом снял. Была у него такая не совсем джентльменская манера.

    Ольга и сама стала, как говорится, состоявшимся человеком: блестяще окончила английское отделение филологического факультета Ленинградского университета, стала доктором филологических наук, профессором кафедры английской филологии и перевода родного университета, много лет — до конца жизни — была ректором петербургского Института иностранных языков.

    Ольга вышла замуж за человека глубоко незаурядного, лингвиста с мировым именем — Станислава Васильевича Воронина — и была счастлива в браке.

    Но те годы, когда юный Иосиф Бродский посвящал ей стихи и предлагал руку и сердце, оставили особый и ни с чем не сравнимый след в ее памяти, ее судьбе. И она написала об этом с присущим ей умом, мужеством и тактом.

    Можно было бы отметить — как, впрочем, в любом мемуаре — некоторые неточности. Например, Марину Басманову с Бродским познакомили не какие-то веселые приятели, а наш с ним общий друг, талантливейший композитор Борис Тищенко. Но подобные мелочи не принципиальны.

    Я счел возможным написать это скромное предисловие потому, что мы с Ольгой были многолетними друзьями. Она училась в университете курсом старше меня, хотя была значительно моложе. Я поступил в университет после армии. Но познакомились и подружились мы в 1958 году на целине. Я был бригадиром студенческой бригады, а Ольга — моей «подчиненной». Читая главу о целине, я наткнулся на чрезвычайно лестные для себя слова: «Яша открыл для меня Пастернака. Это было начало общения с поэзией — но я об этом не знала еще, конечно. Но за Пастернака я ему благодарна всю жизнь». Как увидит читатель, наша дружба вообще сыграла некую роль в судьбе Ольги. Могу этим гордиться.

    Яков Гордин

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий