Павел Антокольский (1929)

Окружён со всех сторон

Город карканьем ворон.

Он тревожен, оттого что

Есть в нём радио и почта.

 

Слышу, слышу мощный гул!

Так в начале нашей эры

Изучали артикул

Лейб-гвардейцы офицеры.

 

На полях военных карт

И на олове кокард

Отчеканен символ славы –

Зверь державный и двуглавый.

 

Мы опять пришли домой –

В черноту тюрьмы военной.

Государство, идол мой! –

Ключ-замок обыкновенный!

 

Я следил, как тонны тьмы

Ты в людские льёшь умы

После выпитых бутылок,

Общих фраз и пуль в затылок.

 

Я давно облюбовал

Час, когда в комендатурах

Гонят истину в подвал,

Оставляют совесть в дурах.

 

Сколько лет, сколько зим

Был твой зов неотразим!

Сколько осеней и вёсен

Был он ясен и несносен!

 

Сколько штук тупых штыков,

Туш, распяленных на крючьях,

Сколько смерти! Вот каков

Идол наших слёз горючих.

 

Брось в клозет газетный вздор!

Чёрной ночи коридор

Полон, как пристало ночи,

Перестуком одиночек.

 

Государство, склад камней,

Свалка, кладбище, разруха, –

Ты приставлено ко мне,

Как фискала глаз и ухо.

Share
Статья просматривалась 132 раз(а)

1 comment for “Павел Антокольский (1929)

  1. Виктор (Бруклайн):

    Павел Антокольский

    Окружён со всех сторон
    Город карканьем ворон.
    Он тревожен, оттого что
    Есть в нём радио и почта.

    Слышу, слышу мощный гул!
    Так в начале нашей эры
    Изучали артикул
    Лейб-гвардейцы офицеры.

    На полях военных карт
    И на олове кокард
    Отчеканен символ славы –
    Зверь державный и двуглавый.

    Мы опять пришли домой –
    В черноту тюрьмы военной.
    Государство, идол мой! –
    Ключ-замок обыкновенный!

    Я следил, как тонны тьмы
    Ты в людские льёшь умы
    После выпитых бутылок,
    Общих фраз и пуль в затылок.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий