Михаил Бару немного о ручных мурашках

У одного мальчика были ручные мурашки. Не муравьиные дети, а именно мурашки. Они, кстати, еще меньше. Вот как бывают ручные мыши или щеглы – вот так у него были мурашки. Сначала-то они были дикие, как у всех. Мы рождаемся с дикими мурашками, а потом они у нас так и остаются дикими. Бегают куда хотят и когда хотят. Их никто и не приручает. Возни много, а толку, считай, что никакого. Тапки они не принесут, на посторонних лаять не будут, хвостом при твоем появлении вилять и не подумают. То есть, они, может, и подумают, но хвост этот, поди, еще разгляди. Короче говоря, за приручение их никто и не берется, а вот мальчик, которого звали Юра, взялся. Уж не знаю почему – может, у него было много времени, а, может, он решил стать знаменитым дрессировщиком львов или тигров и подумал, что надо же с чего-то начинать. Щенка ему родители не разрешили держать, мышей боялась мама, а папа не любил щеглов. Одно время Юра хотел приручить муху и даже стал разучивать с ней простейшие фигуры низшего пилотажа, вроде посадки на край чайного блюдца или папе на лысину и даже добился некоторого успеха – муха, которую Юра назвал Осей, по команде садилась папе на голову и по команде взлетала. Правда, она это делала не каждый раз и не в центр лысины, как хотелось Юре, который был аккуратным мальчиком и все делал по линеечке. Проще всего было бы, конечно, начертить папе на голове точку прилысения, но беседовать с папой на эту тему Юра не решился. После каждой удачной посадки и взлета Юра подставлял Осе в награду розетку с вареньем. Нужно было повторять и повторять посадку и взлет, чтобы закрепить навык. Если бы не папа, однажды прихлопнувший Осю свернутой в трубку газетой…
Получалось, что мурашки – самый удобный объект для приручения. Во-первых, они всегда с тобой, во-вторых, их никто не видит и можно заниматься дрессировкой хоть на уроке математики, а в-третьих, мурашки не лают, не мяукают, не чирикают и даже не жужжат.
Через три месяца упорных тренировок Юра получил двойку за четвертной контрольный диктант…, то есть я хотел сказать, что начали появляться первые результаты дрессировки. Юра научился будить мурашек и добился того, что они бежали в указанное им место. Побежали они, правда, не сразу – сначала шли медленно. Нехотя шли, но к тому моменту, когда учительница вызвала Юрину маму в школу, чтобы поговорить о трех двойках по математике, мурашки бегали по Юре как заведенные. Мало того, Юра научился сам себя щекотать при помощи мурашек. Это, между прочим, очень удобно. Допустим, тебе скучно или невесело. Достаточно одной команды и… учительницу затрясло от щекотки и смеха, когда она раскрыла классный журнал, чтобы показать Юриной маме двойки. Как Юре удалось напустить своих мурашек на учительницу – понятия не имею. Они еще и вернулись все, как одна обратно к Юре. Это уж и вовсе чудеса дрессировки.
Двойки, конечно, потом все равно пришлось исправлять. На папу своих мурашек Юра не рискнул напускать. Щекотки папа не боялся, а вот Оля из параллельного класса ее очень боялась. Тут надо признаться, что Оля не только боялась щекотки – она еще нравилась Юре…
К окончанию школы Юра научился пускать мурашек девчонкам не только для щекотки. Однажды, на уроке математики, его одноклассница Маша, которая носила такую короткую юбку… или это уже была лекция по теории вероятностей и его однокурсница Света, у которой была такая обтягивающая блузка… или совещание у директора и его секретарша Ксения, у которой была такая короткая юбка и такая обтягивающая блузка и на этой блузке такое декольте…
Платье на невесте было таким пышным, что под его кружевами разместились все Юрины мурашки. В тот день и в ту ночь они просто с ног сбились. Уже засыпая, Юра стал по привычке звать их домой, в места, так сказать, постоянной дислокации, в ложбинку под левой ключицей и… не дозвался. Сон мгновенно слетел с него, и он стал в темноте осторожно проводить ладонями по телу Ксении. В темноте он даже не увидел, а, скорее, почувствовал, как открыла глаза жена…
– Даже и не думай, — железным голосом произнесла она. У меня теперь будут жить. Все. До единой.
На самом деле, все было не так. Когда Юру увольняли за невыполнение квартального плана продаж… Нет, не так. Когда босс уволил Юру за роман с секретаршей, Юра, уже собрав свои нехитрые пожитки в коробку из-под лазерного принтера, зашел в дирекцию, чтобы попрощаться… чтобы сказать Ксении… чтобы забрать своих мурашек, которых он дал ей поносить на время.
– Какие мурашки? Не знаю я никаких мурашек, — сказала Ксения, осторожно подула себе за вырез декольте и ласково улыбнулась.
Share
Статья просматривалась 99 раз(а)

2 comments for “Михаил Бару немного о ручных мурашках

  1. Soplemennik:

    У каждого свои мурашки-таракашки.
    У нас жила муха по имени Вера. За приземление на котлеты без спроса была отдана паучку.
    Тот мгновенно выбежал откуда-то из-за угла, сделал мухе парализующий укол и, окутав шикарным одеяльцем, уволок для дальнейшего пропитания. Дурак. От мухи осталась только бросовая сушёная оболочка, нутро он же сам немедленно скушал. Пришлось пустить в ход пылесос, который и поставил точку на жизни героя.

  2. Виктор (Бруклайн):

    Михаил Бару немного о ручных мурашках

    У одного мальчика были ручные мурашки. Не муравьиные дети, а именно мурашки. Они, кстати, еще меньше. Вот как бывают ручные мыши или щеглы – вот так у него были мурашки. Сначала-то они были дикие, как у всех. Мы рождаемся с дикими мурашками, а потом они у нас так и остаются дикими. Бегают куда хотят и когда хотят. Их никто и не приручает. Возни много, а толку, считай, что никакого. Тапки они не принесут, на посторонних лаять не будут, хвостом при твоем появлении вилять и не подумают. То есть, они, может, и подумают, но хвост этот, поди, еще разгляди. Короче говоря, за приручение их никто и не берется, а вот мальчик, которого звали Юра, взялся.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий