Анатолий Головков. УРОКИ ДОБРА

May be a black-and-white image of 2 people, child and people standing

Бабушка, мама и я, пятьдесят второй, Москва, Большая Калужская.
И вы ведь, мои дорогие, тоже про себя не могли не заметить: насколько важно эхо времени, что отзывается в тебе самом.
Когда даже не просишь и не зовешь.
Слышишь голоса семьи, видишь кучу деталей, — от патефонных иголок до ржавых замков для почтового ящика. Слоников на диванной полке — из галантереи на Серпуховке.
Надо запомнить и рассказать детям, пока не поздно, — как они накрывали на стол, что у них была за алюминиевая сахарница с ручкой как у ведра. Какие розетки для варенья. Как они бывали неторопливы в своей жизни без Интернета и телевизора. Как берегла бабушка чашку в горошек и глубокое блюдце, из которого только и пила чай, макая туда колотый сахар, вприкуску.
Мраморный прибор у деда на столе — на крышке чернильницы медный орел.
Шпильки для волос — они же ковырялки косточек из вишен.
Маслёнка «800 лет Москве», всякие там дачные керогазы, чудо для пирога.
Ах, какие же в этом «чуде» получались медовые коврижки!
В то время придурок я был, рыжий-конопатый. Никого не слушал, хихикал, умничал, дерзил.
А сейчас как странно, тревожно и все же приятно ощущать в себе повторение — их повадок. Их правил, их выбора.
Это были уроки добра.
Это была странная история, когда жили будто бы в присутствии Бога, но не знали его. Не узнавали, если видели. Вот в метро на эскалаторе. В очереди за хлебом.
Не чувствовали тепло Его руки. Были крещены, да не верили.
Ну, ладно. Нельзя прослушать лекции по добру и получить зачет.
Наука пожизненная.
Вот тоже набрался терпения и до сих пор учусь.
Share

2 комментария к «Анатолий Головков. УРОКИ ДОБРА»

  1. … алюминиевая сахарница с ручкой как у ведра.
    ====
    Куда-то подевалась. Аллюминий, мол, ядовит. Наверное выбросили. И никто не признаётся.
    А аллюмтиниевую кастрюлю своей бабушки на дала выбросить!

  2. Анатолий Головков. УРОКИ ДОБРА

    [Фото]

    Бабушка, мама и я, пятьдесят второй, Москва, Большая Калужская.
    И вы ведь, мои дорогие, тоже про себя не могли не заметить: насколько важно эхо времени, что отзывается в тебе самом.
    Когда даже не просишь и не зовешь.
    Слышишь голоса семьи, видишь кучу деталей, — от патефонных иголок до ржавых замков для почтового ящика. Слоников на диванной полке — из галантереи на Серпуховке.
    Надо запомнить и рассказать детям, пока не поздно, — как они накрывали на стол, что у них была за алюминиевая сахарница с ручкой как у ведра. Какие розетки для варенья. Как они бывали неторопливы в своей жизни без Интернета и телевизора. Как берегла бабушка чашку в горошек и глубокое блюдце, из которого только и пила чай, макая туда колотый сахар, вприкуску.
    Мраморный прибор у деда на столе — на крышке чернильницы медный орел.
    Шпильки для волос — они же ковырялки косточек из вишен.
    Маслёнка «800 лет Москве», всякие там дачные керогазы, чудо для пирога.
    Ах, какие же в этом «чуде» получались медовые коврижки!

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий