Эссе Дмитрия Быкова о Константине Паустовском

1

Паустовский — писатель советской старости, и почти невозможно представить молодым его самого. Это при том что самым читаемым его сочинением оказалась «Повесть о жизни», в которой он рассказывает как раз о своей молодости — но как-то он и в эти свои юные годы был удивительно правилен, восхищался и возмущался чем положено, испытывал типично старческие эмоции — сентиментальное умиление природой, восторг перед искусством… Он нагнал свой истинный возраст в пятидесятые-шестидесятые годы и оказался идеальным советским стариком — внушающим чувства добрые, защищающим молодых и представляющим в собственном лице великую литературу двадцатых. Паустовский был для поколения наших родителей, для шестидесятников и даже семидесятников главным защитником добрых чувств, рыцарем романтики, лучшим другом стариков и детей — этих двух любимцев поздней советской власти. «Коммунизм — это молодость мира»,— сказал, как ни странно, Визбор, — и он действительно был молодостью мира в двадцатые, но к шестидесятым состарился и сделался старостью мира. В худших своих проявлениях — брюзгой, в лучших — слезливым, умилённым старцем, любящим слушать тишину хрустальных озёр, осенних лесов, тёмных, как заварка, подмосковных рек и всё такое.

 
Читать дальше здесь:
 
Share
Статья просматривалась 277 раз(а)

4 comments for “Эссе Дмитрия Быкова о Константине Паустовском

  1. Инна Беленькая
    29 августа 2021 at 4:24

    Виктор (Бруклайн)
    28 августа 2021 at 22:06
    ___________________________
    О, благодарю вас!

  2. Инна Беленькая
    28 августа 2021 at 17:16

    Soplemennik
    — 2021-08-28 11:48:18(943)

    Виктор (Бруклайн) — 2021-08-28 10:17:29(941)

    Эссе Дмитрия Быкова о Константине Паустовском…
    =====
    Спсибо большое! Очень интересное суждение Быкова.
    ______________________________________________
    А мне страсть, как не понравилось(понимаю, что мое мнение ничего не значит, но все же). Хотя Быкова я люблю и почитаю. И , может, впервые так говорю. Правда, его эссе «Обыкновенное убийство» Трумэна Капоте мне показалось поверхностным. Я думала, он сосредоточится на психологии этих героев (или антигероев), но нет, это так и осталось белым пятном.
    Я к Паустовскому не сразу пришла. Мне не важно, о чем он пишет (хотя рассказ «Снег» — это шедевр, а не «Телеграмма»), меня поражала в его повестях, эссе какая-то магия слова. По-моему, тот же Быков говорил о таланте «ставить слова». Вот это в полной мере относится к Паустовскому. Я всегда задумывалась: вроде, он употребляет те же слова, что и другие писатели, но откуда тогда берется эта необыкновенная аура, какая-то особая тональность его произведений? Нет, не хватает у меня слов.
    А вот этот пассаж Быкова вообще для меня как пощечина и оскорбление. Ну что он пишет?
    «Несомненной заслугой Паустовского является то, что он с бесконечной нежностью описал скудные земли и однообразные пейзажи российского Нечерноземья. Мещёрская низменность — север Рязанской области, юг Владимирской и восток Московской — не прельщает туриста никакими богатствами, и первая же фраза книги Паустовского о ней предупреждает читателя, что роскоши он тут не найдёт. И вот есть некоторый парадокс в этой книге, которую я, грех сказать, никогда особенно не любил. С одной стороны — хорошо, что кто-то любит, поэтизирует, возвышает эту скудную землю, в самом деле непраздничную, но чистую и тихую. Какой уют — ночевать в стогу под холодным дождём в разгар осени! Но с другой стороны — какой это жалкий уют; какая убогая гордыня в том, чтобы гордиться вот именно этой негромкостью, неяркостью, коротким летом и бесконечной осенью! Есть какой-то ресентимент в том, чтобы бесконечно повторять: да, вот у нас так, у нас, может быть, скучно, блёкло, негромко и неярко, а всё же истинная красота открывается только в наших лугах и нивах, только в наших смиренных полях и свирепых лесах… Есть тут какое-то самоутешение человека, которому никуда больше нельзя;»
    Тогда бы уж продолжал дальше(это я о Быкове). По ВИКИ, ресентимент является определяющей характеристикой морали рабов, которая противостоит морали господ. Феномен ресентимента заключается в сублимации чувства неполноценности в особую систему морали.
    И это о Паустовском? И не стыдно?

  3. Виктор (Бруклайн)
    27 августа 2021 at 16:12

    Эссе Дмитрия Быкова о Константине Паустовском

    1

    Паустовский — писатель советской старости, и почти невозможно представить молодым его самого. Это при том что самым читаемым его сочинением оказалась «Повесть о жизни», в которой он рассказывает как раз о своей молодости — но как-то он и в эти свои юные годы был удивительно правилен, восхищался и возмущался чем положено, испытывал типично старческие эмоции — сентиментальное умиление природой, восторг перед искусством… Он нагнал свой истинный возраст в пятидесятые-шестидесятые годы и оказался идеальным советским стариком — внушающим чувства добрые, защищающим молодых и представляющим в собственном лице великую литературу двадцатых. Паустовский был для поколения наших родителей, для шестидесятников и даже семидесятников главным защитником добрых чувств, рыцарем романтики, лучшим другом стариков и детей — этих двух любимцев поздней советской власти. «Коммунизм — это молодость мира»,— сказал, как ни странно, Визбор, — и он действительно был молодостью мира в двадцатые, но к шестидесятым состарился и сделался старостью мира. В худших своих проявлениях — брюзгой, в лучших — слезливым, умилённым старцем, любящим слушать тишину хрустальных озёр, осенних лесов, тёмных, как заварка, подмосковных рек и всё такое.

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий