Мой вклад в изучение геологии Казахстана, а также в теорию и практику интерпретации геофизических данных в докомпьютерную эпоху и в период компьютеризации (по моим публикациям и ссылкам коллег)

Влад Голь-де-Шмидт (Владимир Гольдшмидт). Мои научные и практические интересы в изучение геологии Казахстана были сосредоточены на решении следующих задач на территории Казахстана.
1. Глубинное строение земной коры. При моём активном участии изучалось глубинное строение земной коры (ЗК) всей территории Казахстана. По гравитационному, магнитному и тепловому полям, по данным сейсморазведки были разработаны критерии и построены карты мантии, фундамента, внутрикоровых поверхностей, разломов и вулкано-плутонических поясов, выявлены различные типы ЗК, основные закономерности их взаимоотношений и связь с поверхностными структурами, с латеральным распределением плутонического магматизма и полезных ископаемых. Проанализированы основные причины, влияющие на характер гравитационного и магнитного полей разных типов и возрастов структур, показано распределение плотностных неоднородностей в верхней мантии (ВМ), а также роль изостазии в тектонике региона.
Для интерпретации аномалий гравитационного поля в 60-е годы были разработаны номографические методы экспресс-интерпретации, основанные на аппроксимации реальных геологических объектов простыми геометрическими телами, симметричными и асимметричными, ограниченными и неограниченными по простиранию, с учетом постоянной и переменной плотности.
Эти разработки опубликованы в нескольких книгах и альбомах «Номографические методы экспресс-интерпретации аномалий гравитационного поля» (1964-65, 1972), которые широко использовались в геофизических организациях не только Казахстана, но и СССР, в том числе при обучении студентов в МГУ.
В рамках исследования глубинного строения использованы также методы распознавания образов при решении региональных и поисково-разведочных задач. Разработано несколько эвристических алгоритмов распознавания образов «с учителем» (в обучении один или более классов), а также «без учителя» (автоматическая классификация).
Исследованы также проблемы формирования многомерного признакового пространства. Эти работы частично отражены в коллективной монографии «Геотектоническое районирование территории Казахстана по геофизическим данным» (1969), в моей докторской диссертации и в монографии «Региональные геофизические исследования и методика их количественного анализа» (1979), которая переведена в КНР на китайский язык (1985 г.).
2. Поиски и разведка рудных месторождений с помощью гравиразведки и магниторазведки. На ряде колчеданно-медно-цинковых месторождений Центрального Казахстана, в том числе, Акбастау и Космуруне, проведены одни из первых в СССР крупномасштабные высокоточные гравиметрические съемки. В результате применения специальной методики, были оконтурены все известные и прогнозируемые рудные залежи.
При пере-интерпретации гравитационного поля по этим месторождениям была использована, разработанная к этому времени, автоматизированная система интерпретации гравитационного и магнитного полей АСОМ-РГ.
3. Педагогическая деятельность в Казахстане. С 1968 по 1991 г.г. я преподавал на курсах при КазВИРГе, а затем работал (по совместительству) профессором в Институте повышения квалификации Мингео СССР в Алма-Ате. Мои лекции по региональной геофизике, автоматизированным системам, прямым и обратным задачам грави-и-магниторазведки пользовались большой популярностью (по результатам анкетирования слушателей).
Выдержки из статьи проф. Коваля Л. «Алма-Ата, Алма-Ата!» (Часть 2) Декабрь 2003 (Израиль).
В конце 60-х были завершены значительные обобщающие работы по результатам геофизических исследований в Казахстане. В геофизическом тресте под руководством заместителя министра геологии Морозова М. Д. были выполнены исследования по глубинному геологическому строению Казахстана в свете геофизических данных. Мне довелось рецензировать ту часть работы, которая связана была с компьютерной обработкой данных. На защите работы было несколько докладчиков по своим разделам, в т. ч. Гольдшмидт В. И., Эйдлин Р. А., Перфильев Л. Г. и другие. Основными рецензентами были такие зубры, как Шлыгин Е. Д. и Непомнящих А. А. Работа всеми оценивалась очень высоко. Наконец уважаемый Е. Д. произнес слова, которые как бы витали в воздухе: «А ведь эта работа из разряда выдвигаемых на Ленинскую премию. Процедуру выдвижения можно начинать и на этом Совете!». Из регионального обобщения произросло в итоге немалое число научных степеней. И в том числе, докторская диссертация Гольдшмидта В. И., которую он защитил в Московском университете. Владимир Иосифович Гольдшмидт первым из выпускников нашей кафедры защитил докторскую, а Эйдлин, сделал карьеру, работая, в основном, с геофизиками, остался кандидатом наук. Р. Эйдлин, баловавшийся стишками, прочел на Совете филиала в честь геофизика оду собственного сочинения, в которой были такие строчки (вторую помню абсолютно точно): «Ты среди нас один таков: Как небоскреб среди домов».
Большинство научных сотрудников КазВИРГа были выпускниками нашей кафедры. Вычислительным центром руководил доктор наук Гольдшмидт В. И.(РФ-50). … Казахский филиал ВИРГа … получился очень удачным, он, на мой взгляд, никак не уступал своей ленинградской метрополии.
P.S. (Проф. Коваль вспоминал эти события спустя 30 лет с момента их осуществления, мог кое-что подзабыть. Несмотря на то, что его статья в целом соответствует действительности, некоторые детали требуют уточнения. Так, следует уточнить, что я был не только первым, но и основным докладчиком на защите упомянутой в статье региональной работы. Я, в те годы, был начальником крупной комплексной тематической партии в Илийской геофизической экспедиции, курирующей исследования по глубинному геологическому строению Казахстана в свете геофизических данных. Кроме того, в моей докторской диссертации основное место занимали мои личные исследования. В. Г.).
Мои научные и практические интересы в разработке теории и практики интерпретации геофизических данных в докомпьютерную эпоху и в период компьютеризации сводились к решению следующих задач:
1. Для интерпретации аномалий гравитационного поля в 60-е годы были разработаны номографические методы экспресс-интерпретации, основанные на аппроксимации реальных геологических объектов простыми геометрическими телами, симметричными и асимметричными, ограниченными и неограниченными по простиранию, с учетом постоянной и переменной плотности.
Эти разработки опубликованы в нескольких книгах и альбомах «Номографические методы экспресс-интерпретации аномалий гравитационного поля» (1964-65, 1972), которые широко использовались в геофизических организациях не только Казахстана, но и СССР, в том числе при обучении студентов в МГУ.
2. В рамках исследования глубинного строения, помимо традиционных, использованы также методы распознавания образов при решении региональных и поисково-разведочных задач. Разработано несколько эвристических алгоритмов распознавания образов «с учителем» (в обучении один или более классов), а также «без учителя» (автоматическая классификация).
3. Исследованы проблемы формирования многомерного признакового пространства. Эти работы частично отражены в коллективной монографии «Геотектоническое районирование территории Казахстана по геофизическим данным» (1969), в моей докторской диссертации и в монографии «Региональные геофизические исследования и методика их количественного анализа» (1979), которая переведена в КНР на китайский язык (1985 г.).
4. Моделирование геофизических полей. Для решения конкретных геологических задач разработаны новые эффективные алгоритмы прямых и обратных задач грави-магниторазведки для объемных моделей, достаточно точные и экономичные, а также методология их системного использования, в основном, при итерационном моделировании. Введено понятие физико-геометрического пространства (ФГП), т.е. формально описанного объекта аппроксимации, в каждой точке которого задан вектор физических параметров. Разработаны алгоритмы и исследовательские варианты программ формальной аппроксимации и решения обратной нелинейной задачи потенциальных полей, при большой размерности пространства переменных параметров. Эти исследования и некоторые аспекты их практического применения изложены в моей монографии («Оптимизация процесса количественной интерпретации данных гравиразведки», 1984) и в ряде статей.
5. Разработан системный подход к обработке и интерпретации гравитационных и магнитных данных, автоматизированных систем, развитие прикладной геофизической кибернетики и автоматики.
6. Разработаны основы системной интерпретации, под которой понимается управление решением геологической задачи от ввода исходной информации до получения геолого-геофизической модели, согласованной с гравитационным и магнитным полями, а также с другими априорными данными. Этот подход реализован группой авторов с моим участием и под моим руководством в виде двух автоматизированных систем (АСОМ-РГ и АСОД-Прогноз).
7. Мои лекции по автоматизированным системам, прямым и обратным задачам грави-и-магниторазведки пользовались большой популярностью (по результатам анкетирования слушателей). Эти лекции были опубликованы в Киеве под названием «Элементы прикладной геофизической кибернетики и информатики» (1989).
Мои профессиональные публикации до 1991 (до репатриации в Израиль), по указанным выше вопросам: автор 4-х монографий и учебных пособий (лично), соавтор 10-ти книг, методических рекомендаций, авторских свидетельств; 7 книг, справочников (отдельные разделы), автор и соавтор более 100 статей и докладов (45 лично), 20 научных отчётов; 10 статей, переведенных на английский язык, главный и ответственный редактор 15 работ.
Мои публикации и ссылки коллег, известных учёных и практиков не только Казахстана, см. по линкам:
http://world.lib.ru/g/golxdshmidt_wladimir_iosifowich/mojwklad1doc.shtml

http://world.lib.ru/g/golxdshmidt_wladimir_iosifowich/mojwklad2doc.shtml

Дополнительную информацию, в том числе и фотографий к этому обзору, можно получить по указанным там линкам.
Работая в Алма-Ате, в филиале Ленинградского Всесоюзного института разведочной геофизики (КазВИРГ) заведующим самым крупным отделом (штат свыше ста человек), я практически руководил Ученым Советом института, различными комиссиями по квалификационному росту сотрудников, общественными организациями и многим др., был членом Ученого Совета (УС) головного ВИРГа (Ленинград). В Алма-Ате, я также был членом УС практически всех научных организаций, имеющих отношение к геологии, в том числе Института геологии АНКазССР, членом Совета по присуждению Государственных премий при отделении наук о Земле АНКазССР и пр. и пр.
В Казахстане я был удостоен почетного звания «Заслуженный деятель науки» за большой научный вклад в развитие минерально-сырьевой базы Казахстана, а также званий «Отличник разведки недр» (Министерство геологии СССР, Москва), «Изобретатель СССР» (за разработку и внедрение аппаратуры) (см. фото).
Известный казахстанский м израильский историк и журналист И. Маляр, который, кстати, в свое время присутствовал при вручении мне диплома доктора наук в АН Казахстана, присланного из ВАК СССР, в своей передаче «Люди и даты» на израильском радио РЭКА говорил (цитата): «…Владимир Гольдшмидт, ученый-геофизик, профессор, доктор наук. Он репатриировался в Израиль в солидном возрасте, но успел внести большой вклад в создание карт для поисков полезных ископаемых. В одной из своих статей профессор Гольдшмидт написал о себе и своих коллегах: «Геологи — вечные искатели счастья». Пожалуй, это можно отнести ко всем евреям и, в том числе, к ученым, новым репатриантам». И в этом он, безусловно, прав.

Share
Статья просматривалась 100 раз(а)

Добавить комментарий