Запись Леси Орловой (Lesya Orlova) в Фейсбуке о карах нацистским преступникам

Помните, я тут недавно делилась смешанными чувствами — насчет наказания нацистским преступникам? Ну, что любые земные кары — хоть казнь, хоть заключение — мне кажутся недостаточными?
На ловца и зверь бежит.
Я обещала рассказать о прочитанной недавно книге об американском юристе Бене Ференце — и обязательно это в ближайшее время сделаю. Пока скажу только, что этот человек был главным (и самым молодым) обвинителем в Нюрнберге. Вел дело об айнзацгруппах — дело о массовых убийствах «унтерменшей», осуществленных спецподразделениями СС в основном на территории СССР. 3000 нелюдей убили по меньшей мере 1 миллион человек. Так вот. Ференц это, во-первых, раскопал — нашел и изучил заархивированные с истовой немецкой точностью отчеты. Во-вторых, инициировал дело. В-третьих, довел дело до ума. Правда, там не 3000 обвиняемых было, а всего-то 22 старших офицера СС во главе с монструозным Отто Олендорфом. Все 22, ясное дело, вину свою признать отказались и лепили про то, что — солдаты, выполнявшие приказ. Из них 14 человек приговорили к смертной казни. Но — щас же. Повесили только четырех. Остальным заменили смерть заключением с разными сроками.
До Нюрнберга он сам воевал — и в 44-45 годах уже не как зенитчик, а как военный юрист следовал за армией США, собирая на освобожденных территориях свидетельства преступлений нацистов. В первую очередь — доказательства в концлагерях. Тема Холокоста ему была ох как знакома. С младенчества еще. Потому что он родился в Трансильвании после Первой мировой войны, а не успел научиться голову держать, как Трансильванию передали от Венгрии Румынии. И что румыны стали делать? Правильно, преследовать венгерских евреев. Так что в десять месяцев Ференц оказался в Штатах, куда убежали его родители.
Позже Бен Ференц занимался реституциями — награбленного немцами у евреев. А потом стоял у истоков создания международного права и учреждения Международного уголовного суда в Гааге. Он ввел в обращение термин «геноцид» (нет, сформулировал его не он, а вот в обиход запустил — он, да). В общем, он реально великий. И еще живой! Ему сейчас 101 год!
Так вот. Попалась мне цитата из его интервью «Вашингтон пост» 2005 года, перевела как сумела:
«Тот, кто там не был, никогда не сможет представить, насколько все было нереальным. Однажды я видел, как «перемещенные лица» избили эсэсовца, а затем привязали к стальной каталке крематория. Они засунули его в «духовку», разожгли огонь и вытащили обратно. Снова били и возвращали в огонь, пока он не сгорел заживо. Я ничего не сделал, чтобы это остановить. Теоретически можно было размахивать оружием и стрелять в воздух, но я не хотел. Делает ли это меня соучастником убийства? А знаете, как я получал свидетельские показания? Я, допустим, побывал в деревне, куда попал спрыгнувший с парашютом американский пилот, которого там и забили до смерти. Я прижал их к стенке. Я сказал: «Всякого, кто солжет, расстреляю на месте». Мне в голову тогда не приходило, что эти заявления, пусть и сделанные под принуждением, можно будет посчитать недействительными».
Я читала вот это — о «перемещенных лицах», каталке крематория и «пока не сгорел» — и знаете, мне было… наверное, можно так сказать: мне было спокойно и правильно. Я не ужаснулась. У меня в голове мелькнул кадр из фильма «Визит дамы», где, помните, сообщают, что бывший возлюбленный предатель Клары убит, и она встает, поднимает голову и коротко кричит — и в этом крике удовлетворение и торжество.
Бен Ференц жив, и это потрясающе. Еще более потрясающе, что в данном случае теория пяти рукопожатий работает в укороченном режиме. Я знакома с человеком по имени Эркин. У Эркина есть родной брат по имени Бахтияр. Бахтияр Раисович — легенда, юрист-международник, член Комитета ООН против пыток, он был судьей Международных уголовных трибуналов ООН по Руанде и по бывшей Югославии. И он знаком с Беном Ференцем — и написал предисловие к той самой книге, которую я прочла. Книге Филиппа Гута «Свидетель века. Бен Ференц – защитник мира и последний живой участник Нюрнбергских процессов».
И вот, получается, я могу всего-то через два рукопожатия с большим чувством потрясти руку Бена Ференца — вполне живого, живущего сейчас где-то на другом конце земли. И руку я ему трясу не только за непредставимо великие дела, которыми он славен. Но и за то, что вот тогда, когда на его глазах медленно, долго, с перерывами горела эсэсовская тварь, он этого не остановил и не стал стрелять в воздух. А просто смотрел.
Share
Статья просматривалась 134 раз(а)

1 comment for “Запись Леси Орловой (Lesya Orlova) в Фейсбуке о карах нацистским преступникам

  1. Виктор (Бруклайн)
    26 июля 2021 at 21:02

    Запись Леси Орловой (Lesya Orlova) в Фейсбуке о карах нацистским преступникам

    Помните, я тут недавно делилась смешанными чувствами — насчет наказания нацистским преступникам? Ну, что любые земные кары — хоть казнь, хоть заключение — мне кажутся недостаточными?
    На ловца и зверь бежит.
    Я обещала рассказать о прочитанной недавно книге об американском юристе Бене Ференце — и обязательно это в ближайшее время сделаю. Пока скажу только, что этот человек был главным (и самым молодым) обвинителем в Нюрнберге. Вел дело об айнзацгруппах — дело о массовых убийствах «унтерменшей», осуществленных спецподразделениями СС в основном на территории СССР. 3000 нелюдей убили по меньшей мере 1 миллион человек. Так вот. Ференц это, во-первых, раскопал — нашел и изучил заархивированные с истовой немецкой точностью отчеты. Во-вторых, инициировал дело. В-третьих, довел дело до ума. Правда, там не 3000 обвиняемых было, а всего-то 22 старших офицера СС во главе с монструозным Отто Олендорфом. Все 22, ясное дело, вину свою признать отказались и лепили про то, что — солдаты, выполнявшие приказ. Из них 14 человек приговорили к смертной казни. Но — щас же. Повесили только четырех. Остальным заменили смерть заключением с разными сроками.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий