Замечательные воспоминания известного поэта и переводчика английской и скандинавской литературы Игнатия Ивановского о Михаиле Лозинском

В трудном и благородном искусстве перевода Лозинский был для ХХ века тем же, чем был Жуковский для века ХIХ.

А. Ахматова

Когда я беру книгу, переведенную Лозинским, меня охватывает чувство предстоящего праздника и вместе с тем надежности. Я могу полностью довериться переводчику. Все, что может сделать талант, трудолюбие и рыцарски честное отношение к делу — сделано. На таком высоком профессионализме вообще держится человеческое общество, держится цивилизация. Будь Лозинский не переводчиком, а, скажем, хирургом, на операцию к нему можно было бы лечь без страха, с легкой душой.

Рыцарем без страха и упрека Лозинский был не только в литературе, но и в жизни.

Если сравнивать с географическим ландшафтом, то это была горная страна. Дышать иногда трудно. Обычный уровень переводческого умения и редакторской требовательности — далеко внизу.

Лампа дневного света озаряла его громадный стол безжалостно, холодновато. А переводы имели свойство горного воздуха: мельчайшие складки и трещины гор как будто приближены сильным биноклем, хотя на самом деле до них многие километры.

В записной книжке Блока сказано об одном из ранних переводов Лозинского: “Глыбы стихов высочайшей пробы”.

Читать дальше здесь:

https://magazines.gorky.media/neva/2005/7/vospominaniya-o-mihaile-lozinskom.html

 

Share
Статья просматривалась 69 раз(а)

1 comment for “Замечательные воспоминания известного поэта и переводчика английской и скандинавской литературы Игнатия Ивановского о Михаиле Лозинском

  1. Виктор (Бруклайн)
    21 июля 2021 at 21:30

    Замечательные воспоминания известного поэта и переводчика английской и скандинавской литературы Игнатия Ивановского о Михаиле Лозинском

    В трудном и благородном искусстве перевода Лозинский был для ХХ века тем же, чем был Жуковский для века ХIХ.

    А. Ахматова

    Когда я беру книгу, переведенную Лозинским, меня охватывает чувство предстоящего праздника и вместе с тем надежности. Я могу полностью довериться переводчику. Все, что может сделать талант, трудолюбие и рыцарски честное отношение к делу — сделано. На таком высоком профессионализме вообще держится человеческое общество, держится цивилизация. Будь Лозинский не переводчиком, а, скажем, хирургом, на операцию к нему можно было бы лечь без страха, с легкой душой.

    Рыцарем без страха и упрека Лозинский был не только в литературе, но и в жизни.

    Если сравнивать с географическим ландшафтом, то это была горная страна. Дышать иногда трудно. Обычный уровень переводческого умения и редакторской требовательности — далеко внизу.

    Лампа дневного света озаряла его громадный стол безжалостно, холодновато. А переводы имели свойство горного воздуха: мельчайшие складки и трещины гор как будто приближены сильным биноклем, хотя на самом деле до них многие километры.

    В записной книжке Блока сказано об одном из ранних переводов Лозинского: “Глыбы стихов высочайшей пробы”.

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий