Ирина Евса. ПАМЯТИ ПОЛУОСТРОВА

Дом открыли, флигель. Шорохи тростника
запихнули в глечик. Кофе, спеша, смололи.
Даровали слизню имя — Три Толстяка,
пауку — Самсон, пятнистой лягушке — Молли.

Навестили пляж. Базар обозрели, где
разведённый спирт назвали татарской чачей,
черенком листа — червя в дождевой воде,
продавца чурчхелы — дерзким  вождём апачей.

Дополняя смыслом, но не лишая прав,
всяку тварь живую мы воплотили в паре
с новоязом пришлых, сущее переврав.

И уснули, рухнув. Господи, как мы спали!

Ничего не слыша. Навзничь, потом ничком.
Сны овечьей шкурой пахли и молоком,
по краям холмов цикорием голубели.
Дул левант. Клешнями крабы скребли по дну.
Мы проспали голод, смуту, позор, войну,
наводненье в Ялте, засуху в Коктебеле,

передел пространства, времени торжество
над сиротской речкой, что по ущелью вьется.
И проснулись там, где не было ничего.
И забыли напрочь, как «ничего» зовётся.

Share
Статья просматривалась 85 раз(а)

1 comment for “Ирина Евса. ПАМЯТИ ПОЛУОСТРОВА

  1. Виктор (Бруклайн)
    19 июля 2021 at 20:07

    Ирина Евса. ПАМЯТИ ПОЛУОСТРОВА

    Дом открыли, флигель. Шорохи тростника
    запихнули в глечик. Кофе, спеша, смололи.
    Даровали слизню имя — Три Толстяка,
    пауку — Самсон, пятнистой лягушке — Молли.

    Навестили пляж. Базар обозрели, где
    разведённый спирт назвали татарской чачей,
    черенком листа — червя в дождевой воде,
    продавца чурчхелы — дерзким вождём апачей.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий