Поэтесса Слепакова

Говорят Быков не всегда был так антисоветски настроен, как в последнее время, когда левый поворот России чуется всё сильнее. То есть есть шанс затруднить мне заочную пикировку с ним, обратившись к нему, более раннему, чем 2018 год. Что интересно. – А есть такой Аствацатуров. Я недавно (тут) разбирался с его «Осенью в карманах». А он одобрительно сослался на лекцию Быкова о «Медном всаднике» в связи с этим своим творением. А та опубликована в конце 2012 года. Это, правда, год подъёма движения несистемной оппозиции… В этой связи Быков НЕ переврал Пушкина, выразившего ущербность прежнего своего идеала, консенсуса в сословном обществе. (Чем выразил ущербность? – Тем, что «сталкиваются какие-то внесоциальные персонажи (памятник и сумасшедший, оба вне семьи и сословия)» — http://art-otkrytie.narod.ru/pushkin5_2.htm.) Знакомство со следственными материалами по делу Пугачёва уверили Пушкина, что сословные противоречия непримиримы. – Быков написал о поэме:

«…если на эту воду слишком долго давить — рано или поздно она бросится на улицы.

Пушкин не рассматривает эту альтернативу, поскольку ничто в русской истории не указывает на её возможность. Диалога между болотом и гранитом быть не может, уступить друг другу эти две стихии не способны. Перспективней иная версия — запоздалый бунт интеллигента, который наконец понял, кто виноват в его бедах; повинно в них то самое государственное устройство, при котором из всех возможных форм государственной жизни существуют лишь репрессии и бунты,— и достаётся больше всего как раз тому, кто вообще ни сном, ни духом… Но переоценивать этот бунт я бы не советовал, поскольку одно обращение лица Медного Всадника заставляет героя пуститься в паническое бегство и всюду с тех пор слышать тяжелозвонкое скаканье по потрясённой мостовой» (http://lanasvet1991.blogspot.com/2013/07/blog-post_1075.html).

Такое попадание Быковым в цель (использование истинно пушкинской непобедительности «Медного всадника») для – наоборот – подхлёстывания белоленточного движения, обещало, что его обращение к «Монументу» (1970) Слепаковой создаст мне много беспокойства с нахождением очередной быковской несостоятельности.

Что Быков написал?

«О том, как развивалась гранитно-болотная, репрессивно-бунташная коллизия российской государственности в советские времена, рассказала в своей поэме «Монумент» Нонна Слепакова, крупнейшая петербургская поэтесса второй половины ХХ века» (Там же).

Так её нельзя называть крупнейшей. Смотрите:

И заходился сладким страхом

Его нервический живот.

.

Мне дела нет, что с нею ныне,

Кто ныне друг ее ресниц…

.

Да кафлей шахматного пола…

.

И хватит! — Кончена заправка

Щемящей творческой грустцой.

.

Ступени ж Его, облеплены хламидой, (ступени — ступни)

Покоились над Кубой, над Флоридой…

.

О Боже! Мы не виделись давно.

В былые дни, затиснутый во храмы,

Церковным сизым золотом рекламы (?)

Притушен, перезвоном приглушен,

Усвоен прочно человечьим мозгом.

.

И стали смертных назначать богами.

Когда же они летели вверх ногами…

.

Во тьме под ним высвечивалась робко

Исакия золоченая кнопка…

.

Бучило пучилось, дрожа…

.

Но ты, на Господа восставый,

Хитроприщуренный, лукавый…

.

И в странной оптике потопа

Воскресли вновь, озарены,

Дома, что ныне снесены.

Как будто серая пичужка,

Опять нахохлилась церквушка

В трясучей ряби водяной

На черном озере Сенной…

Чтоб последнее понимать, надо знать следующее:

«Осенью 1929 года советскими и партийными органами с участием местного отделения Союза безбожников в деревнях, относившихся к Сенногубскому погосту, были проведены общие собрания по вопросу изъятия церквей у верующих и передаче их под клуб молодёжи. В марте 1930, несмотря на то, что за отчуждение проголосовало лишь около 13% при 58%, голосовавших против, 7% — воздержавшихся и 22% — не участвовавших в голосовании, зимняя церковь Тихвинской иконы Божией Матери была передана под клуб. Интересно, что в августе 1930 НКВД Карелии признал неправомочность принятия действий вопреки мнению большинства населения, но было уже поздно… Активистов-безбожников слегка наказали, но церковь верующим не вернули» (https://sergei-kulikov.livejournal.com/37672.html).

Но. Просматриваем ляпы дальше.

И Александровского сада

Блаженной памяти ограда

Явилась из Утильсырья,

Переставляясь угловато,

Как заржавелая змея.

Чтоб это понимать, надо знать такое:

«В 1970 году старая ограда была частично заменена парапетом из розового гранита» (Википедия).

Приходят на ум слова Белинского о Бенедиктове:

«Что ж это такое? неужели поэзия… И столько фраз на каких-нибудь ста шести страницах, или пятидесяти трех листках!.. В четырех частях мелких стихотворений Пушкина, хороших и дурных, в трех частях поэм заключается около двух тысяч страниц: найдите же мне хоть пять таких выражений, и я позволю печатно назвать себя клеветником, ругателем, человеком, ничего не смыслящим в деле искусства!» (http://dugward.ru/library/belinsky/belinskiy_stihotvorenia_vladimira_benedikt.html).

Но Слепакова – своя, антисоветчица. Значит, на её ляпы можно и глаза закрыть, и крупнейшей петербургской поэтессой второй половины ХХ века назвать. – проверять-то свои, антипутинцы, не будут. А на иное и расчёта нет. Главное – воспитать верящих болванов.

.

— А как же, спросите, с правильным пониманием Быковым «Медного всадника»? Вы ж говорили не раз, что он нецитируемого художественного смысла не признаёт.

— Пушкин так фундаментально исследован, что художественный смысл (только что не словами «ущербность идеала, консенсуса в сословном обществе») нащупали и внедрили в сознание советских школьников. Просто Быков это перед последующим смысловым принятием хлёстко раскритиковал:

«…идиотский вопрос… можно ли оправдать строительство города, если в результате этого строительства теряет своё семейное счастье частный человек?»

16 мая 2021 г

Share
Статья просматривалась 99 раз(а)

Добавить комментарий