Eвгений Майбурд. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Часть VIII.

ПОСЛЕДСТВИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ — 1

РЕКОНСТРУКЦИЯ

Различные планы и предложения о том, что делать с Югом после войны, выдвигались и обсуждались еще до окончания войны. Подробно эти вещи освещены в публикации Бориса Тененбаума (1).

Мой нижеследующий рассказ посвящен тому, ЧТО вышло на деле — и вошло в анналы под названием «Реконструкция». Основной мой источник здесь – не раз упоминавшаяся уже книга Хаммела (2).

Насчет термина не нужно обманываться. «Реконструкция» не означала ни усилий по восстановлению разрушенной экономики Юга, ни того, что называют «залечиванием ран» или «национальным примирением». Все обстояло прямо наоборот. Прежде всего, это была попытка, если можно так сказать, «севернизации» южных штатов. А еще важнее — выжать из них сколько возможно средств для покрытия военных долгов и, под шумок, пограбить то, что осталось от тамошнего богатства и имущества.

Мы правильно представим происходившее, если действия военных властей Севера на Юге уподобим поведению испанских конкистадоров, топтавших цивилизации инков и ацтеков.

Коротко, «севернизация» была попыткой сделать на Юге все, «как на Севере», включая коррупционное сращивание государства с Большим Бизнесом.

Конечно, были запрещены флаги и ношение военной униформы Конфедерации. Бывшие офицеры-конфедераты были обложены особо высокими налогами и не могли занимать политические должности. Все белые ветераны Конфедерации были лишены права голосовать.

Федеральное правительство вводило государственные школы, где преподавалась история и причины недавней войны в «северной» версии, с акцентом на «ужасы рабства» и освобождение рабов.

На южные штаты был распространен акт о налогах 1864 г. Он включал: прогрессивный подоходный налог, всевозможные налоги с продаж и Тариф (в основном, по Мориллу). Сбор налогов возлагался на штаты, и при недоимке штат должен был уплатить штраф в объеме 50%.

С Севера сюда пошел Большой Бизнес, финансируемый государством, и началось отчуждение земель для ж/д строительства (вместе с фермами и хозяйствами на этих территориях). Подчас новые проекты затевались без экономической необходимости, только ради получения денег из госкормушки.

На поверженный Юг хлынула с Севера орда всевозможных дельцов и спекулянтов, а также государственных финансовых «комиссаров», которых можно смело приравнять к тем же дельцам и спекулянтам. Всех их южане называли «саквояжниками» («мешочники» по-русски).(3) Большинство из них искали, чем можно поживиться на территориях, где было много бесхозных земель и разрушенных хозяйств, и где верховодили коррумпированные власти северян.

Не только частные лица участвовали в повальном мародерстве, но и федеральное государство (и его чиновники). Особые налоговые комиссары оценивали собственность южан и продавали землю тех, кто не мог платить налоги. При этом удерживалась не сумма задолженности, а вся выручка от продажи. Людей оставляли и без земли, и без средств.

Еще в 1863 г. был принят Закон о Захваченной и Заброшенной собственности. По этому закону реквизировалась вся собственность Конфедерации – главным образом, запасы хлопка. Теперь, прикрываясь этим законом, комиссары захватывали хлопок у всех южан без различия, чей он – бывшего государства Конфедерации или частных граждан.

От продажи «захваченной собственности», вместо ожидаемых 100 млн. долл., казна получила только 30. Остальное было расхищено. Тяжелейший акцизный налог на хлопок изъял с Юга еще 68 млн. долл. до отмены его в 1868 г.

И ко всему вдобавок, наличие оккупационной армии в 60 тыс. чел, расквартированной по штатам Юга. В среднем, меньше 6 тыс. солдат на штат. Но там, где стояли гарнизоны, это было бедствие.

Солдаты, в большинстве, черная молодежь, пьяные от свободы, вседозволенности (и от виски), с мозгами, промытыми ненавистью к «белым рабовладельцам», бесчинствовали, донимали граждан, изгоняли семьи из их хозяйств, разоряли дома, грабили людей, насиловали женщин…

Добавим все это к сказанному выше, и тогда поймем, что Хьюберт Джонстон не преувеличивал, назвав «Реконструкцию» кромешным адом…

Бывшие рабы

Масса негров Юга, чтобы не умереть с голоду, массами хлынули на Север в поисках работы. После того как в 1865 г. от голода и болезней в южных штатах погибло двести тысяч чернокожих, оставшиеся в живых готовы были ухватиться за любую работу… Север их встретил без малейшего дружелюбия. Профсоюзы категорически отказались принимать к себе «черномазых» (4).

Кроме вопроса о земельной собственности южан, другой общей проблемой «Реконструкции» было уравнение негров в правах. Для помощи бывшим рабам было создано ФЕДЕРАЛЬНОЕ Бюро Освобожденных Людей…

Пишет Хаммел: «Ранние, времен войны, законы о конфискации в наказание мятежникам, взимание прямого налога на земельную собственность и захват покинутых плантаций дали в федеральные руки огромные количество земель Юга. Множество бывших рабов, с помощью военных властей, поселились на этих землях».

Было замечено как общее правило, что новые земледельцы предпочитали работать с прохладцей, либо просто лодырничать. Женщины же совсем не работали, занимаясь детьми и домом. С современной точки зрения последнее как бы нормально, но вспомним, что жены белых фермеров всегда работали наряду с мужчинами и подраставшими детьми.

В других местах свободные негры могли арендовать землю у бывших своих хозяев и делали это, часто с большой охотой. Обычно имела место пережиточная система издольщины. Это избавляло арендодателя от забот об улучшении земли, а арендатора – от возможности хоть как-то богатеть…

«Еще чаще Бюро Освобожденных проводило патерналистскую политику, понуждая бывших рабов работать за плату и под надзором, но опять же на плантациях, которыми владели белые южане или арендовали северяне». Один чиновник, говорит Хаммел, заметил о достижениях этого Бюро: «Оно успешно сделало Освобожденного – рабочим, а работу – гарантированной и стабильной; но оно не сумело обеспечить Свободному справедливое вознаграждение за его труд» (5).

Были силы, Северяне, в основном, что хотели полностью уравнять негров во всех правах. Естественно, белые южане, этому сопротивлялись. В то время, когда бывшие конфедераты и их сторонники (то есть, множество белого населения Юга) лишены права голоса, говорили они, янки хотят дать это право бывшим рабам, которые даже не умеют читать. Понятно, это выглядело мерой, чтобы обеспечить Республиканской партии большинство голосов на выборах. Да так оно и было.

Многие вещи о Реконструкции нам придется опустить. В конце концов, Республиканская партия стала тяготиться заботами о Юге и жалобами на «право штыка». Они набирали силу в быстро растущих штатах Среднего Запада, и для их политических целей Юг значил все меньше. В 1872 г. был принят закон об амнистии, вернувший права почти всем бывшим конфедератам, и было позволено тихо скончаться Бюро Свободных. На первое место выходили другие заботы.

«В 1873 г. страну охватила экономическая паника, когда скандалы администрации Гранта достигли эпических пропорций», — пишет Хаммел. Ведущая газета Республиканцев писала, что Север готов умыть руки от Реконструкции и негров. «Люди начали уставать от абстрактных вопросов, которые не интересны подавляющему большинству, — цитирует Хаммел. – Вопросы о неграх и реконструкции южных штатов, со всей их нескончаемой путаницей, потеряли значение, которое когда-то вызывали».

«Национальное правительство все более поворачивалось спиной к Югу, -продолжает Хаммел, — в то время как белые южане вовлекались в процесс, эвфемистически названный ИСКУПЛЕНИЕМ. Нескончаемое физическое унижение, вкупе с социальным остракизмом и экономическим давлением, удерживали черных от избирательных урн». Северяне-доброхоты вытеснялись обратно домой. Множество белой бедноты и вчерашних юнионистов, первоначально восприимчивых к Республиканской коалиции, были разочарованы мотовством правительств (6), которые увеличили задолженность на 130 млн. долл.»

«Искупители, штат за штатом, отменяли прежнее правление и вводили режим экономии, а также частично отвергали задолженности. К концу второго срока Гранта (1876-77) в руках Республиканцев остались только Юж. Каролина, Флорида и Луизиана. «Искупление» внесло вклад в возрождение Демократической партии по всей стране», — пишет Хаммел. Только закулисная сделка помешала кандидату от Демократов занять место уходящего Гранта. Президентом стал Рутерфорд Хейс.

В обмен за президентство, Хейс согласился вывести федеральные войска с Юга и поддержать щедрые субсидии компаниям Севера для строительства железных дорог на Юге. Как только ушли войска, последние три республиканских правительства оказались в руках «Искупителей».

Первоначально в некоторых южных штатах сколько-то черных вошли в местные легислатуры и даже судебные органы. Однако вскоре почти везде были введены Черные Кодексы, ограничивающие права негров в перемещении, трудоустройстве, равной плате за равный труд и др. Вводилась расовая сегрегация в общественных местах, подчас охотно принимаемая самими неграми.

Политика «Реконструкции» — во всех смыслах этого слова — провалилась. Это признали и те из «саквояжников», которые не были «мешочниками». Вот как писал один из них:

«Север и Юг – это просто удобные названия для двух различных, враждебных и непримиримых идей – двух цивилизаций, как иногда говорят…Мы пытались наложить на Юг цивилизацию Севера…Мы предполагали, что с подавлением мятежа белый южанин становится идентичным северянину по мышлению и чувствам, и что раб после эмансипации становится одновременно святым и Соломоном… Так что, мы пытались строить общество, [во всем] идентичное северному…Это была дурацкая затея».(7)

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. https://club.berkovich-zametki.com/?p=61144#_ftn7
Полагаюсь на автора в этом вопросе — и в цитатах, и в анализе. Но в других вопросах он иногда пишет вещи удивительные.
Так, его заявление о том, что солдат- южан, как и северян, «никто не заставлял драться» — это явная полуправда. Автор знает, что с обеих сторон осуществлялся обязательный призыв. И хотя там и тут мера была непопулярной, цифры дезертирства были несопоставимы. В армии Юга это стало заметным только в последний год, когда солдаты были измучены голодом и дизентерией. На Севере же, словами К. Маля, уже в начале 1863 г. «дезертирство превзошло по размерам все допустимые пределы, и к моменту назначения нового командующего не менее 40 тысяч федеральных солдат и офицеров числились в «незаконных отпусках». Да, было много добровольцев, — наемники из иностранцев и недавних иммигрантов. Этих, конечно, «никто не заставлял», им платили деньги. Ну и понятно, солдат армии Шермана (bummers – шантрапа) тоже никто не заставлял грабить, бесчинствовать и насильничать. А так – все нормально. При этом конечно, иные северяне проявляли стойкость и мужество, особенно ирландцы.
2. Jeffrey Rogers Hummel. Emancipating Slaves, Enslaving Free Men. Изд-во OPEN COURT. Четыре издания с 1996 по 1998, после чего книгу перевели в формат «печать по заказу».
3. Так называли скопом всех приезжих, но – говорит Хаммел (и этому можно поверить) — среди них были немногие, кто бескорыстно пытался делать какое-то добро. Понятно, что в глазах южан, с Севера не могло прийти никакого добра, и все были «мешочниками». Все цифры в этой главе – по Хаммелу.
4. Иванов Р. Борьба негров за землю и свободу на юге США. М.: Изд-во АН СССР.
5. Хаммел, p. 296.
6. Штатные правительства, созданные военными властями и Республиканской партией.
7. Albion Tourgee. A Fool’s Errand by One of the Fools. 1883 [Дурацкая затея глазами одного из дураков].
Цит. по: Lochlain Seabrook. Everything You Were Taught about the Civil War is Wrong. 2016.

Share
Статья просматривалась 93 раз(а)

3 comments for “Eвгений Майбурд. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Часть VIII.

  1. Александр Биргер
    14 апреля 2021 at 19:20

    Комментировать набившие оскомину штампы комментаторов, пламенных защитников коррумпированных преступников Севера, нет никакого желания.
    Уверен, что усердный и внимательный читатель разберётся в работах Евгения Майбурда не хуже меня.
    Если не сегодня, то завтра. Послезавтра может быть поздно-
    вато. А также — чревато многими новыми нежелательными последствиями.
    Всем — хорошего дня!

    • Александр Биргер
      14 апреля 2021 at 19:25

      Е.М.
      ПОСЛЕДСТВИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ — 1
      РЕКОНСТРУКЦИЯ
      Различные планы и предложения о том, что делать с Югом после войны, выдвигались и обсуждались еще до окончания войны. Подробно эти вещи освещены в публикации Бориса Тененбаума (1).
      Мой нижеследующий рассказ посвящен тому, ЧТО вышло на деле — и вошло в анналы под названием «Реконструкция». Основной мой источник здесь – не раз упоминавшаяся уже книга Хаммела (2).
      Насчет термина не нужно обманываться. «Реконструкция» не означала ни усилий по восстановлению разрушенной экономики Юга, ни того, что называют «залечиванием ран» или «национальным примирением».
      Все обстояло прямо наоборот…
      :::::::::::::::::::::::
      ПРИМЕЧАНИЯ:
      1. https://club.berkovich-zametki.com/?p=61144#_ftn7
      Полагаюсь на автора в этом вопросе — и в цитатах, и в анализе. Но в других вопросах он иногда пишет вещи удивительные…
      А так – все нормально. При этом конечно, иные северяне проявляли стойкость и мужество, особенно ирландцы.
      2. Jeffrey Rogers Hummel. Emancipating Slaves, Enslaving Free Men. Изд-во OPEN COURT. Четыре издания с 1996 по 1998, после чего книгу перевели в формат «печать по заказу».

      • Александр Биргер
        15 апреля 2021 at 6:45

        «В 1873 г. страну охватила экономическая паника, когда скандалы администрации Гранта достигли эпических пропорций», — пишет Хаммел. Ведущая газета Республиканцев писала, что Север готов умыть руки от Реконструкции и негров. «Люди начали уставать от абстрактных вопросов, которые не интересны подавляющему большинству, — цитирует Хаммел.. — Национальное правительство все более поворачивалось спиной к Югу…
        в то время как белые южане вовлекались в процесс, эвфемистически названный ИСКУПЛЕНИЕМ. Нескончаемое физическое унижение, вкупе с социальным остракизмом и экономическим давлением, удерживали черных от избирательных урн»…
        = =
        Кажется, они не пришли в себя до сих пор.
        Белые «северяне», с другой стороны свою активность усилили

Добавить комментарий