Eвгений Майбурд. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Часть VII.

ГЕРОИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ

В начальный период войны больше 90% производства вооружений и амуниции в США приходилось на штаты Севера. Потом Южане наладили кое-какое производство, но сырья и материалов всегда не хватало.
А людей?

«За все годы войны в армиях Юга служил 1 миллион жителей, — сообщает российскоий военный историк Кирилл Маль, — но общая численность ее вооруженных сил, достигнув к 1862 году своего пика, неуклонно сокращалась. К началу 1863 года в строю оставалось лишь 230 тысяч человек, а к концу 1864 года — 100 тысяч. Север, напротив, постоянно наращивал свою мощь. Уже четыре месяца спустя после начала войны армия Союза выросла в 27 раз. А к концу 1865 года под ее знаменами собралось 1 556 000 человек — по тем временам огромное количество».

…Резервы южан все больше истощались без восполнения. Например, весной 1864 года первый корпус Армии Сев. Вирджинии был буквально поставлен на грань голодной смерти. «Мы не можем поддерживать жизнь в наших животных более чем неделю или две, — докладывал генерал-адъютанту Самуэлю Куперу командир корпуса генерал Лонгстрит, — Наши рационы также слишком скудны, так что мы едва можем идти… Я умоляю вас прислать нам провиант хотя бы для того, чтобы мы могли продолжить марш… Возможно, это лучшие войска, которые только есть в конфедеративных армиях, и их нельзя бросить здесь (в восточном Теннесси — К.М.) на голодную смерть».

Оружие и боеприпасы добывались, в основном, как трофеи. Началось дезертирство (что было редкостью среди южан все годы войны). Войско теряло боеспособность. Солдаты воевали впроголодь, в рваной одежде и, в большинстве, босиком.

О ситуации в армиях Южан вообще пишет Кирилл Маль: «Босоногость значительной части личного состава вооруженных сил Конфедерации на протяжении всей войны стала явлением столь обычным, что на него почти перестали обращать внимание. Обувь была наиболее изнашиваемой частью экипировки и, следовательно, чаще всего нуждалась в замене».

Жительница городка Скоггстон, штат Теннесси, видевшая корпус Лонгстрита на марше, записала в своем дневнике, что она никогда не забудет «этих оборванных, босых техасских мальчиков, которые, проходя мимо моего дома во время отступления к Ноксвиллу, оставляли на снегу кровавые следы». Мерзлая дорожная грязь местами являла собой острые режущие лезвия – «битое стекло», по выражению Маля…

«Единственным преимуществом Армии Северной Вирджинии над хорошо экипированным, сытым и численно превосходящим противником оставался высокий боевой дух, залогом которого стали недавно одержанные победы. — Как вспоминала одна жительница Мэриленда (1), впервые увидевшая южан осенью 1862 года, солдаты Ли — «были самыми грязными людьми, которых мне приходилось встречать: стая оборванных, тощих и голодных волков. И все же в них была решимость, которой так недоставало северянам».

«Столь тяжелое положение конфедератов с провиантом подкашивало их ряды не хуже неприятельских снарядов и пуль. Оно было главной причиной различных заболеваний, в том числе и дизентерии, ставшей настоящим бичом всех вооруженных сил Юга. От этой болезни, которой солдаты со свойственным им крепким юмором давали разные прозвища, страдали буквально все — начиная от рядовых и заканчивая командующими армиями. Остается только удивляться силе духа и стойкости этих босых, полуодетых, часто голодных людей, которые, несмотря ни на что, сражались и одерживали победы».

Дневной паек солдата армии Союза, пишет Маль, состоял из фунта сухарей или 2–3 унций хлеба или муки, 1,25 фунта свежего или соленого мяса и 0,5 фунта сала на едока. Сверх того, на каждые сто человек выдавалось по 8 галлонов бобов, 10 фунтов риса, 10 фунтов кофе, 15 фунтов сахара, 2 галлона сока, 2 фунта соли, 1,25 фунта свечей и 4 фунта мыла. Далее он сообщает:

«Основу пропитания воинов-конфедератов составляла кукуруза в разных вариантах: кукуруза сырая, кукуруза вареная, жареные кукурузные зерна и кукурузная мука». Еще один враг поражал солдат и офицеров: массовая дизентерия…

И снова Маль:
«Остается по-прежнему неразрешимой загадкой, как могли эти люди, истощенные голодом и болезнями порой до последней крайности, все же продолжать сражаться, внушая своим врагам уважение и страх. Проявленные в этой войне мужество и стойкость конфедератов заслуживают, безусловно, самой высокой оценки. Такими солдатами могла бы гордиться любая страна, любая нация».

Без преувеличения, эти солдаты-южане и были подлинными героями войны.(2)

…Ли вынужден был оставить Ричмонд, столицу Конфедерации. Его силы составляли 28 тыс. человек. Его окружали втрое превосходящие войска противника, отрезав от путей снабжения и не давая возможности соединиться с остатками Армии Теннеси, еще действующей к югу от его дислокации… Генерал Ли ясно видит, что продолжать военные действия означает просто погубить жизни всех преданных солдат его армии, истощенных, полубольных, разутых, полураздетых. Он принимает решение сдаться и посылает Гранту письмо с запросом об условиях капитуляции. Ответным письмом Грант предложил: свободу всем военнослужащим Конфедерации и сохранение их собственности, особенно, коней и мулов (у кого были), офицеры сохранят личное оружие.

Это примечательно. В свое время, 16 февраля 1862 г. у Форта Донелсон в Теннесси Грант одолел силы Конфедерации, и падение форта стало неизбежным. Командир гарнизона послал запрос Гранту об условиях сдачи, на что последовал ответ: «Никакие условия не приемлемы, кроме безоговорочной капитуляции».

Как видим, в данном случае Улисс Грант (прекрасно осведомленный о ситуации у южан) понимал историческое значение момента. Тем более, он и с Линкольном проконсультировался. Его условия капитуляции противника были максимально щедрыми. В принципе, он предложил: просто прекратить воевать и всем разойтись по домам (пушки там и прочие трофеи — все уже мелочь, если нет войны).

На встречу Роберт Ли явился в парадной форме с саблей на перевязи. Грант вышел к нему в грязной полевой одежде. Он только прискакал а месту встречи из своего полевого штаба. Как ни странно это звучит, Грант, скорее, проявил уважение к противнику: не хотел заставлять Ли ждать, пока будет умываться и переодеваться. Ничего личного: держался на равных, как полководец с полководцем. В конце концов, оба были выпускниками военной академии Вест-Пойнта и были знакомы лично. Как формальный ритуал капитуляции, Ли снял свою саблю и протянул ее Гранту. Но тот отказался ее принять, еще раз выказав уважение вчерашнему противнику.

Разговор длился несколько часов. Им было, о чем поговорить… Под конец Грант обещал выдать оголодавшим южанам рацион своих солдат и задать корм их коням и мулам. Говорят, он запретил отмечать победу оружейной стрельбой и ликованием, сказав: эти люди не военнопленные, теперь они такие же граждане страны, как и мы.

Так закончилась Гражданская война. Было 9 апреля 1865 г. Кое-где стычки еще продолжались неделями, но скоро все утихло. А 15 апреля президент Линкольн был застрелен.

* * *
Итак, армия Ли капитулировала или просто рассеялась. Война прекратилась де факто, однако капитуляция одной армии еще не была формальной капитуляцией Конфедерации. Не было и самороспуска Конфедерации как государства. Правительство бежало из Ричмонда перед его сдачей противнику, со временем почти всех его членов нашли и арестовали как «изменников». Но они никогда не присягали Союзу, и первоначальное намерение судить их за измену не реализовалось именно по такой причине. Тем временем, формально государство продолжало существовать. И существует до сих пор в юридическом смысле. Конфедерация была разрушена физически, силой, явочным порядком, но никогда не была ликвидирована как государственное образование. Только Конгресс Конфедерации имел право принять такого рода решения – прекратить существование или распустить это объединение штатов.

Победители не признавали (и сейчас не признают) юридического статуса Конфедерации как государства. Но в основании такой позиции лежит аргумент шаткий и сомнительный: запрет на право штатов выходить из Союза. Надо ли напоминать, что такого рода запрет не был зафиксирован какой-либо юридической нормой и был несовместим с духом Конституции США. Он был просто придуман Авраамом Линкольном.

Последствия войны

Они были ужасны – не только ближайшие, но и долгосрочные. И не только для Юга – для всей страны. Хаммел считает, что это был поворотный пункт в истории страны. Нельзя не согласиться – с военной победой Линкольна, история США пошла по новому пути.

Чего ради полез Линкольн в военную авантюру? Ради «сохранения Союза», да? На деле вышло нечто иное. На месте реального Союза свободных государств, как задумано было отцами-основателями, появился «союз нерушимый» — наподобие СССР. То есть, ИМПЕРИЯ. Хотите войти? Милости просим. Но выхода нет и не будет. Изменение скоро проявилось даже в языке. Всегда было принято называть Соединенные Штаты – «они». Теперь все чаще стали говорить «он» (точнее, «она» — в англ. грамматике употребляется женский род).

Со сказанным выше связан другой результат войны — более зловещий. Федеральное государство, чья роль в условиях войны приобрела неизбежный размах, не сократилось до прежнего уровня. Напротив, оно сохранило свою силу и роль в жизни страны (принцип «храповика» по Хиггсу). Оно стало узурпировать права штатов и граждан, определенные Конституцией. В этом, главным образом, и находит Хаммел ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ в истории США. Страна стала принципиально иной. К этому мы вернемся позже.

«Историю пишут победители», — говорит ходячая мудрость. В нашем случае, это более чем верно. История Гражданской войны, как она представляется сегодня обывателю, и как ее преподают на всех уровнях образования и просвещения, включая телесериалы, создана северянами. Это могло бы мало значить, если бы историки оставались более или менее объективными, а не «следовали за лагерем успешной армии». В преобладающем большинстве своем, они честно воспроизводят сложившиеся стереотипы или лукавят.

От подобных вещей не свободны и самые выдающиеся историки – как Шелби Фут и Джеймс Марферсон. Несомненно, на их фоне выделяется честная книга Джеффри Хаммела, но даже и ему можно предъявить определенные упреки. Можно также заметить, он не касается финансовых проблем среди возможных причин конфликта. И ведь это еще «самая объективная книга»…

Поскольку события причин и начала войны, ее протекания и ее последствий – все замешано на лжи, общераспространенную версию следует априори рассматривать как Большую Ложь. Покуда не будут расследованы военные преступления Янки и не будут объективно признаны истинные причины войны Линкольна, — нынешняя официальная версия войны останется ложью.

Поэтому гораздо больше доверия книгам авторов-южан, которые начали смело выступать против доминирующих мифов. Иной читатель может предположить, что и они освещают события односторонне. Существенно то, что их «сторона» десятилетиями замалчивалась или освещалась фальшиво. Консенсус может быть достигнут только при беспристрастном обсуждении всеми сторонами… Но такого ожидать трудно в наше время, когда в исторической науке практически правит бал идеология.

Словами Лорда Актона, «историк должен быть hanging judge, ибо муза истории не Клио, но Радамантус, мститель за кровь невинных».(3) По всем свидетельствам, можно сказать, что убийство Линкольна не обошлось без Радамантуса. Теперь дело историков – согласиться, что шестнадцатый президент Соединенных Штатов получил по заслугам, хотя никому уже от этого не легче. Он свое дело сделал.

Число погибших (включая умерших в госпиталях) составило, по оценкам, от 620 тысяч до 650 тысяч человек, — как пишут, больше, чем погибло американцев всего во всех других войнах. В это число НЕ ВХОДЯТ мирные жители и многие тысячи освобожденных рабов (см. след. раздел). Число раненых оценивается в 400 тыс. человек. Это те, кто выжили, а кто знает, сколько раненых умерло от отсутствия лечения, голода, эпидемий? Никто! А ведь еще были потери гражданского населения, попытки оценить которые приводят к миллионам жертв.

Юг был разорен, его население деморализовано. Но упадок сказался везде. Долголетняя и ожесточенная война сильно понизила моральный уровень всего населения, пишет Хаммел.

Это началось еще в годы войны. Грабежи, мародерство, насилия и убийства мирных южан стали практически нормой уже тогда, обозначив моральную деградацию армии Севера и ее генералов. Есть сообщения о том, что в окружении правительства Линкольна процветала коррупция (завышенные закупочные цены, низкое качество продуктов – вплоть до протухшей свинины…).

Хаммел приводит свидетельства тому, что коррупция пронизывала все ветви власти и, по существу, стала нормой. Он цитирует Эдварда Бейтса, генерального прокурора в правительстве Линкольна: «Деморализующий эффект этой гражданской войны отчетливо виден во всех сферах жизни. Злоупотребления властей и погоня за бесчестными доходами стали уже настолько обычными, что это перестало шокировать».

Цинизм и коррупция возобладали на всех уровнях. Губернатор Луизианы (северянин, конечно) говорил: «Я не притворяюсь честным. Я лишь позволяю себе быть настолько честным, как все политики… Упадок морали везде, черт подери. Коррупция – мода дня».(4) Военные губернаторы южных штатов все были ставленниками Севера. Время президентства Улисса Гранта (1869-77) вошло в историю как Великое Барбекю.

Конфедерация не признавалась государством, отделение штатов считалось незаконным, а война — подавлением «мятежа» в штатах Союза. Поэтому с окончанием войны не было какого-то подобия мирного договора. Фактически, Север отнесся к Югу как к своей военной добыче, и везде был введен режим военной оккупации.

Это было началом политики «Реконструкции».

ПРИМЕЧАНИЯ:
1) Кирилл Маль. Гражданская война в США. АСТ, 2002. Цифры Маля отличаются от цифр у Сибрука,
но в данном случае это не столь важно.
2) Там же.
3) Hanging judge — буквально: судья-вешатель. Так называли судей, которые без колебаний
выносят смертные приговоры. Фразу Лорда Актона поставил Хаммел эпиграфом к эпилогу своей
книги, названному им «Поворотный пункт Америки».
4) См. у Хаммела.

Share
Статья просматривалась 360 раз(а)

9 comments for “Eвгений Майбурд. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Часть VII.

  1. Александр Биргер
    18 апреля 2021 at 6:32

    А. Барх-ин
    P.S. «А дурак с инициативой — еще и объяснять кинется…»
    ::: :: :::
    А дурак без инициативы и без объяснений кинется аки
    пес голодный. И заплачет, как дитя.

  2. Александр Бархавин
    17 апреля 2021 at 3:08

    Alex B.
    — 2021-04-16 13:21:00(440)
    «Естественной границей между (бле)) мухами и котлетами, между ИСТОРИЕЙ и так наз. компиляцией, между штатами, между Черчиллем и Муссолини… — Самой естественной границей МОГЛО бы быть — отсутствие…
    см. Eвгений Майбурд. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Часть VI. ПРОДОЛЖЕНИЕ.
    ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПНИКИ. ТЕРРОР КАК СТРАТЕГИЯ ВОЙНЫ — 1 и 2.»
    ///
    Естественной границей «между и между» МОГЛО бы быть — отсутствие откровенного вранья типа «был просто придуман Авраамом Линкольном», без которого не обходится «пламенная защита дела Юга» Евгением Майбурдом и иже.

    • Александр Биргер
      17 апреля 2021 at 9:19

      Ал. Бархавин: …без которого не обходится «пламенная защита дела Юга» Евгением Майбурдом и иже.
      :::::::::::::::::::::::::
      «и иже» — не существующий сам по себе ОБОРОТ. Непременно следует — «И иже с ними (ним)…« — как бы незначителен НИ БЫЛ этот «иже».
      ______
      И иже с ними (ним) — это… Что такое И иже с ними (ним)? https://phraseology.academic.ru/4978/И_иже_с_ними_(ним)
      ИЖЕ — ИЖЕ, мест. (церк. слав. который, которые). Только в выражении: и иже с ним (с ними) и те, которые с ним (с ними); и его (их) единомышленники, присные (во 2 знач.; книжн. ирон…)
      P.S. Оборот этот часто употребляется выкрестами; возможно, по причине
      (необоснованной) ущербности и неуверенности в своих писаниях.

      • Александр Бархавин
        18 апреля 2021 at 6:13

        Ал. Биргер
        — 2021-04-17 11:16:38(505)
        «и иже» — не существующий сам по себе ОБОРОТ. Непременно следует — «И иже с ними (ним)…« — как бы незначителен НИ БЫЛ этот «иже»…
        P.S. Оборот этот часто употребляется выкрестами; возможно, по причине
        (необоснованной) ущербности и неуверенности в своих писаниях.
        :::::::::::::::::::::::::
        Это и дурак поймет.
        P.S. А дурак с инициативой — еще и объяснять кинется

  3. Борис Тененбаум
    14 апреля 2021 at 12:38

    Комментировать не хотелось — на круг я согласен с А.Бархавиным. Во всем этом опусе нет и тени анализа, а есть только пламенная защита дела Юга.

  4. Александр Бархавин
    14 апреля 2021 at 6:40

    «Победители не признавали (и сейчас не признают) юридического статуса Конфедерации как государства. Но в основании такой позиции лежит аргумент шаткий и сомнительный: запрет на право штатов выходить из Союза. Надо ли напоминать, что такого рода запрет не был зафиксирован какой-либо юридической нормой и был несовместим с духом Конституции США. Он был просто придуман Авраамом Линкольном»
    ////

    Комментировать все благоглупости этого опуса Евгения Майбурда у меня нет времени — но на эту («просто придуман Авраамом Линкольно») пожалуй, отвечу — уж слишком эта ложь распространена. Чтобы угодить Евгению Михайловичу Майбурду, буду ссылаться на мнения южан.

    “Постановить также, что по мнению этой Конвенции, заявляемое право на отделение от Союза со стороны штата или штатов абсолютно не санкционировано федеральной Конституцией, которая была выработана для «создания», а не для разрушения Союза Штатов, и что сецессия фактически не может произойти без подрывной деятельности против существующего Союза и не доходя по своему эффекту и последствиям до гражданской революции”
    1850 Mississippi state convention — за 10 лет до выбора Линкольна президентом и за 4 — до создания Республиканской партии.

    И чтоб не возникло подозрений, что это им нашептал Линкольн:
    “Сецессия, как и любой другой революционный акт, может быть морально оправдана чрезмерностью притеснений; но называть это конституционным правом значит путать смысл терминов, и может быть сделано только из-за грубой ошибки, или с целью обмана тех, кто хочет отстаивать права, но остановится перед революцией или наказанием вследствие неудачи»
    1832 год; Эндрю Джексон, 7-й Президент США, южанин, рабовладелец, один из создателей Демократической партии

    Я не думаю, что Евгений Майбурд может всерьез претендовать на более глубокое понимание Конституции США и ее духа, чем авторы процитированного мною. Но выбор, является ли высказанное им по этому вопросу грубой ошибкой или попыткой обмана — пожалуй, можно доверить ему.

  5. Александр Биргер
    13 апреля 2021 at 20:18

    «Покуда не будут расследованы военные преступления Янки и не будут объективно признаны истинные причины войны Линкольна, — нынешняя официальная версия войны останется ложью.

    Поэтому гораздо больше доверия книгам авторов-южан, которые начали смело выступать против доминирующих мифов. Иной читатель может предположить, что и они освещают события односторонне. Существенно то, что их «сторона» десятилетиями замалчивалась или освещалась фальшиво. Консенсус может быть достигнут только при беспристрастном обсуждении всеми сторонами… Но такого ожидать трудно в наше время, когда в исторической науке практически правит бал идеология.«
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Увы, не только в исторической науке…

  6. Александр Биргер
    11 апреля 2021 at 23:31

    Евг. М.: Жительница городка Скоггстон, штат Теннесси, видевшая корпус Лонгстрита на марше, записала в своем дневнике, что она никогда не забудет «этих оборванных, босых техасских мальчиков, которые, проходя мимо моего дома во время отступления к Ноксвиллу, оставляли на снегу кровавые следы». Мерзлая дорожная грязь местами являла собой острые режущие лезвия – «битое стекло», по выражению Маля…
    «Единственным преимуществом Армии Северной Вирджинии над хорошо экипированным, сытым и численно превосходящим противником оставался высокий боевой дух, залогом которого стали недавно одержанные победы. — Как вспоминала одна жительница Мэриленда (1), впервые увидевшая южан осенью 1862 года, солдаты Ли — «были самыми грязными людьми, которых мне приходилось встречать: стая оборванных, тощих и голодных волков. И все же в них была решимость, которой так недоставало северянам»…
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Замечательно точное сравнение с ВОЛКАМИ. В отличие от угодливых и подлых зверей шакальей породы. См. работы Сетон-Томпсона.

    • Александр Биргер
      12 апреля 2021 at 5:49

      «Со сказанным выше связан другой результат войны — более зловещий. Федеральное государство, чья роль в условиях войны приобрела неизбежный размах, не сократилось до прежнего уровня. Напротив, оно сохранило свою силу и роль в жизни страны (принцип «храповика» по Хиггсу). Оно стало узурпировать права штатов и граждан, определенные Конституцией. В этом, главным образом, и находит Хаммел ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ в истории США. Страна стала принципиально иной…
      «Историю пишут победители»… История Гражданской войны, как она представляется сегодня обывателю, и как ее преподают на всех уровнях образования и просвещения, включая телесериалы, создана северянами.
      Это могло бы мало значить, если бы историки оставались более или менее объективными… В преобладающем большинстве своем, они честно воспроизводят сложившиеся стереотипы или лукавят.
      От подобных вещей не свободны и самые выдающиеся историки – как Шелби Фут и Джеймс Марферсон. Несомненно, на их фоне выделяется честная книга Джеффри Хаммела, но даже и ему можно предъявить определенные упреки. Можно также заметить, — он не касается финансовых проблем среди возможных причин конфликта. И ведь это еще «самая объективная книга»…
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Следует учесть: «Конфедерация не признавалась государством, отделение штатов считалось незаконным, а война — подавлением «мятежа» в штатах Союза. Поэтому с окончанием войны не было какого-то подобия мирного договора. Фактически, Север отнесся к Югу как к своей военной добыче, и везде был введен режим военной оккупации…»
      P.S. «Теперь дело историков – согласиться, что шестнадцатый президент Соединенных Штатов получил по заслугам, хотя никому уже от этого не легче. Он свое дело сделал…«

Добавить комментарий