Против Дмитрия Быкова 11

Хорошо иметь дело с умным врагом. Он может здорово озадачить. Тем приятнее над ним победа.

Быков умён и озадачил меня конкретикой:

«Гоголь искренне пытается полюбить этих богатырей, этих людей, для которых превыше всего, и правда, и честь тоже, конечно, но не будем отрицать того, что правдой, верой они чаще всего прикрывают собственные звериные разгулы. Это всё демагогия насчёт веры и правды. И гибнет Тарас Бульба довольно глупо, из-за люльки, которую он хотел подобрать. Но это тоже доказывает, что для него предрассудки выше разума, честь выше прагматики» (Время потрясений. М., 2018. С. 279).

Разум и прагматика, можно думать, высшие качества для Быкова-мещанина. Идеал – Личная Польза. (Идеал, заметим, наименее редко вдохновляющий художников, в моём кругозоре, во всяком случае.)

Гоголь тоже не имел своим идеалом Личную Пользу. И потому эпическому «Тарасу Бульбе» противопоставил в своём сборнике «Миргород» сатирическую повесть «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», в которой физическая копия Тараса этот идеал Личной Пользы таки имеет.

Впрочем, это я пересказываю Гуковского. Лучше дать самому ему слово в том месте, которое можно привлечь для не мещанского объяснения, почему так глупо погиб Тарас, для объяснения, почему причиной лишь выглядит личное.

«Не все ли равно, когда происходит действие «Тараса Бульбы» – в XV или XVII веке? Оно происходит в идеале, творимом поэтом XIX века, века Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича. Такие люди, как Тарас, Остап и другие, – были некогда, стало быть, они могут быть, а значит, и должно, чтоб они были, и для Гоголя важно именно последнее. Поэтому-то его повесть не столько исторична, сколько утопична. У Гоголя могучее видение могучего мира героев-запорожцев – не дело воображения, каприза, фантазии поэта, а… нормы человеческого духа, притом нормы, объективно достижимой и доказуемой фольклором; из него она, в сущности, и извлечена.

У Вальтера Скотта и его учеников иллюзорность историзма выражалась прежде всего в том, что герои, одетые в старинные костюмы, живущие в бытовых и даже социальных условиях, несходных с современными автору, тем не менее чувствовали, думали, действовали совершенно так, как люди, современные автору; герои психологически и по типу своих действий приравнивались к читателям. У Гоголя совсем наоборот: герои призваны противостать всем складом своих характеров, действий, страстей современникам – Иванам, гибнущим в тине из-за «гусака»; эта дифференциальностъ по отношению к современности, если угодно патетическая экзотика героев «Тараса Бульбы», могучих, ярких и красивых и в благе и в зле, даже в страстях, даже в варварстве века, даже в преступлении (Андрий), и составляет идейную основу «Тараса Бульбы»» (https://scepsis.net/library/id_2568.html ).

Вот люлька и есть яркий и красивый оживляж героической нормы. А не «демагогия» , как ляпнул Быков.

И ведь у него ляпы не случайность, а какие-то гирлянды ляпов.

Он извратил Гоголя, назвав его предшественником Бабеля в «Конармии».

Но Бабель-то там реалист, посреди НЭПа прозревающий, что люди и самые зверские социализмом исправятся. И где-то не ошибся. Уже поколение детей тех страшных конармейцев спасло в новой войне не просто страну от уничтожения, а самую передовую страну (самую неконтрастную по уровням жизни разных слоёв).

Тогда как Гоголь в «Тарасе Бульбе» совсем не реалист, а вдохновлён идеалом трагического героизма. И тот идеал предчувствует поражение. Что и произошло: дух свободы декабризма был задавлен в России на десятки лет.

7 апреля 2021 г.

Share
Статья просматривалась 105 раз(а)

Добавить комментарий