Против Дмитрия Быкова

Первое, что меня смутило – такие слова:

«Сергей легко увлекался, и если девушка ему понравится, то он готов идти за ней хоть в огонь; Семен же в сердечных делах был осторожен и всегда придерживался известного правила: семь раз отмерь — один раз отрежь».

Это речь о двух демобилизованных после конца войны. Так они воевали или за женщинами ухлёстывали? То есть в позиции всезнающего автора видна и довоенная биография парней. Но. Что-то я боюсь, что тут скорей авторская глупость. Герои ожидают повышенного женского внимания после годов отсутствия вокруг них женщин. Это и довлеет над автором. Он вывел двух голодных до женщин.

Время действия – начало лета (фаза налива пшеницы):

«Дорога лежала между пшеницей, еще не созревшей, но уже принявшей восковую окраску».

Через месяц после окончания войны этих двух демобилизовали, выходит.

Так стало понятно, зачем была эта фраза о сердечных делах. Сергей уже влюбился в первую же встретившуюся девушку, Катю.

 

.

«…то окружали станичные парубки, одногодки и друзья детства». – Как-то не понятно… Почему они дома, а не в армии? Неужели успели демобилизоваться? Может, автор просто не подумал?

Как факт: больше они не появились в тексте.

 

.

Как предназначено: Семён увлёкся сестрой Сергея Анфисой. – Это эстетика такая: всё – предопределено.

А интрига в чём: что Сергей не знает, из какой станицы Катя и пришлось с её телеги пересесть на газик и уехать? А вот, говорит, что он месяц у родителей поживёт и уедет учиться. Как же они встретятся?

 

.

Не верю цвету:

«Высоко в небе висела луна, плиты камня вокруг церкви казались красными, как слитки меди, а купола и шпиль колокольни горели багряным пламенем».

 

.

«Сергей никогда еще не видел свою станицу в таком красивом ночном убранстве».

Не может быть. Он же, вон, любил когда-то Соню и «просидел так, бесцельно глядя на воду, до глубокой полуночи». – Что: автор забыл, что написал семью стоками выше?

 

.

Не верю вспыльчивости Сергея, что его хотят пустить по торговой части. Их дело предложить, его – просто отказать. Пусть и второй раз. Вспылить – выдумка автора.

 

.

Сергей во сне пустил слезу. Не верю. Нечего ему огорчаться.

 

.

Анфиса: «-Мы были в клубе, на танцах».

Не верю. Будний же день. Неужели в будни танцы устраивали в станице?

 

.

«Теперешние границы [раздела станицы на 3 колхоза] были установлены еще в 1930 году, и за шестнадцать лет [т.е в 1945-м, когда время действия романа] старые прозвища кварталов всеми были забыты. Никто не говорил: «пойдем в Соленую балку». Обычно говорили так: «пойдем к ворошиловцам», «а мы вчера были у кочубеевцев», «так это же поля буденновцев». Или: «буденновские отары пасутся»».

Всезнающему автору, да, это известно. Но это не известно Сергею. С какой стати о забытье написано? – Авторская глупость?

Описание продолжается и описывается, где какой был председатель колхоза. Так я не верю, чтоб за войну председатели не сменились. А это так. И все написано, чтоб Сергей знал, как зовут председательшу Кочубеевского колхоза и чтоб он её окликнул, когда она, вот, проезжает мимо на двуколке:

«- Тетя Даша, а я к вам в гости,- сказал Сергей, когда шарабан подкатил к нему».

Так я в ужасе от умственных способностей автора.

 

.

Тётя Даша отвечает так, словно не было войны и не уходил на неё Сергей:

«- Спасибо, что не забыл! — Тетя Даша поправила выбившиеся из-под косынки волосы…».

Автор что: совсем?..

 

.

«Вдоль дворов, сколько видно глазу, тянулась изгородь — высокие плетни из хвороста, всюду исправные ворота, калитки; дома побелены, крыши починены, ставни и деревянные коридоры выкрашены зеленой краской. Ничего этого Сергей не видел на территории ни колхоза имени Кочубея, ни, тем более, у ворошиловцев…».

Как мог Сергей видеть коридоры, проезжая улицей? Раз. Как мог Сергей в прошедшем времени не видеть «этого на территории», которую он ещё не посещал после войны: только вчера приехал?

Это ужас какой-то… Как автору могла быть присуждена Сталинская премия первой степени?

 

.

Опа. На вопрос: «Насовсем или только на побывку?» Сергей отвечает: «Насовсем».

Автор забыл, что чуть раньше заставил Сергея сказать, что он месяц?

 

.

На вопрос третьего председателя, как встретил второй:

«- Как? Обыкновенно,- сухо ответил Сергей».

А ведь ложь. Бутылку вина вместе выпили. – Забыл автор, что написал.

 

.

Мне странна замашка Сергея жаловаться на председателя-транжиру: «Надо поговорить в районе…». Он что: вжился, что звезда героя делает его вхожим в район? Но почему автор выдаёт это вдруг прорезавшимся и нормой?

 

.

«Все эти дни Тимофей Ильич намеревался поговорить с сыном по душам, но никак не мог решиться. Еще не улеглась обида за ссору с Рубцовым-Емницким, и старик молчал. Вот и в тот вечер, когда Сергей вернулся из колхоза имени Ворошилова…».

Я извиняюсь, вернулся-то Сергей, будучи там в первый же день после приезда. Ругался на него отец вчера вечером, когда праздновали приезд. То есть «Все эти дни» – это один день. Автор, ау! С вами что?

 

.

Этот председатель колхоза имени Ворошилова, Артамашов, наделён странной страстью дарить колхозное добро налево и направо.

 

.

«- А теперь мне надо идти к Савве Остроухову. Вчера его не застал, а повидаться нам нужно».

Создалось впечатление, что повествование идёт без пропусков. Но. Вчера ни о каком Савве Остроухове не было ни намёка.

 

.

««Да ведь это же дядько Игнат»,- подумал Сергей. Они поздоровались. Игнат многозначительно посмотрел на дверь с надписью: «Предстансовета С. Н. Остроухов» и сказал».

Люди всё-таки 4 военных года не виделись. Почему это не чувствуется при встрече? Автор забыл?

 

.

Или хватит мне читать эту выдуманную белиберду – роман Бабаевского «Кавалер Золотой Звезды» (1947-1948).

Я вычитал в интернете, что в романе проиллюстрирована задумка Сталина отстранить партию от прямой власти, оставив ей только идеологическую и кадровую работу, а прямую власть отдать исполкомам. Вот и Сергей Тугаринов преуспел на посту председателя райисполкома. Это для меня хоть как-то объясняет Сталина, закрывшего глаза на вопиющий текст. И я теперь могу не согласиться с выдумкой, что «это одна из любимых книг Сталина» (Д. Быков. Время потрясений. 1900-1950. М., 2018. С. 519).

Меня могут поймать: вы же считаете реализмом чуяние того в социуме, что ещё никто, кроме художника, не видит, хоть оно появилось. Вот Бабаевский-де и почуял…

Нет. Сталин этот ход готовил как неожиданный:

«…XIX съезд — это была та часть идей Сталина, которую ожидовленная партноменклатура боялась особенно сильно.

Историки пишут, что решение Сталина созвать съезд ВКП (б) было неожиданным для аппарата партии. Сталин принял это решение в июне 1952 г., а уже в августе был опубликован проект нового устава ВКП (б), т. е. Сталин созывал съезд именно для этого — для изменения статуса партии и ее организационной структуры» (https://plan-pu.livejournal.com/82341.html).

Это было через несколько лет после выхода в свет книги Бабаевского. Он попал в нужное Сталину случайно.

 

17 марта 2021 г.

Share
Статья просматривалась 74 раз(а)

Добавить комментарий