Марина Гарбер. Уже весна зализывает раны…

Уже весна зализывает раны
и замолкает снег на полуслове,
у всех ларьков девицам капитаны
сулят неповторимые любови.

Здесь женщинам мерещатся обновы
и обещанья всё начать сначала,
и что с того, что город – не портовый
и никогда не видевший причала?

Кто выключил цвета? Кто эти люди
у кассы, на перроне, в электричке?
Бесславный город, gloria и mundi –
лишь имена, фамилии и клички.

В копилку дождь подбрасывает центы,
вокзал одет в подсвеченные цацки,
полощется река моя – с акцентом,
назойливым, предательским, дурацким.

Белёсый лис катается на санках,
и, черные от дыма и мороза,
полозья-провода над полустанком –
что нотоносцы в птицах «Lacrimosa».

Вхожу в вагон и расправляю плечи,
как будто жить не страшно и не больно,
на вдохе говорю «arrivederci»,
поспешно выдыхая на «buongiorno».

И контролер, красивый и беспечный,
дырявящий искомканный билетик,
на мой вопрос – далече до конечной? –
не улыбнется мне и не ответит.

Я бы сама с такой, как я, не скрою, –
непрошенной, чужой – не говорила,
всё это блажь – любовь, тоска по морю,
по бесполезным чайкам белокрылым.

Как поплывем вдоль серого забора,
почти неразличимого в тумане,
мне классик в предвкушенье разговора
напомнит о себе –  «дзенькую, пани», –

о том, что в небе нотные тетради
перебирают юркие китайцы, –
сама в себе, себя самой же ради
играет цветомузыка сквозь пальцы,

что в поезде полупустом напрасно
кого-то жду, нелепая как «здрасьте»,
а под пальто – индиговый и красный
или в какой там выкрашено счастье.

(2016)

Share
Статья просматривалась 252 раз(а)

1 comment for “Марина Гарбер. Уже весна зализывает раны…

  1. Виктор (Бруклайн)
    9 марта 2021 at 16:29

    Марина Гарбер

    Уже весна зализывает раны
    и замолкает снег на полуслове,
    у всех ларьков девицам капитаны
    сулят неповторимые любови.

    Здесь женщинам мерещатся обновы
    и обещанья всё начать сначала,
    и что с того, что город – не портовый
    и никогда не видевший причала?

    Кто выключил цвета? Кто эти люди
    у кассы, на перроне, в электричке?
    Бесславный город, gloria и mundi –
    лишь имена, фамилии и клички.

    В копилку дождь подбрасывает центы,
    вокзал одет в подсвеченные цацки,
    полощется река моя – с акцентом,
    назойливым, предательским, дурацким.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий