Карина Кокрэлл-Ферре. «РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ…»

May be a black-and-white image of child and standing

(Размер шрифта можно увеличить, нажав на Ctrl + знак «плюс»)
Я очень серьезна на этом фото с сестрой. Мне на нем семь. В тот год я осознала очень важное, что можно НЕ БЫТЬ. Что такое, когда – МЕНЯ НЕТ. Заснуть – и не проснуться. Первый ужас от первой мысли о реальном небытии.
Этот ужас — очень важный воспитатель…
Воспаленные миндалины укладывали меня в постель на целые зимы. Компрессы. Серебряный столбик ртути, горячий, ползущий вверх: 37, 38, 38.5…Встревоженные взгляды. Плывущая комната. Трещинки на потолке. За окнами снег. Мой мир был полон температурным жаром, запахом уксуса, чаем с молоком и книгами.
Робинзон Крузо на рисунке, похожем на гравюру, стреляет прямо в львиную пасть. Робинзона выбрасывает на остров. Он видит страшный след человека на раскаленном песке. Хотя знает, что людей на острове нет. На острове страшная жара. 38.5, как у меня. Робинзон составляет два списка: «Хорошо» и «плохо». Плохо –«выбросило на необитаемый остров» и надо выживать, пока неясно как. Хорошо: «я жив, я дышу!»
Воспаление миндалин иногда переходит в бронхит. Моя бабушка – волшебница или колдунья. Она зажигает маленький факел на длинной палке, берет стеклянную баночку, быстро обжигает ее внутри огнем и приставляет к моей спине. Ощущение странное, что меня засасывает в эту баночку. А что, если меня втянет в нее всю, и я стану маленькой , как Алиса внутри стеклянной банки. Я думаю об Алисе — я думаю о ней всегда, когда чего-то не понимаю. И она помогает придумывать мне свои объяснения непонятному. И от этого не страшно.
Доктор. У него холодные руки и ледяной металлический кружочек на моей спине. Доктор – моей маме: «Операция необходима. Эти постоянные воспаления миндалин могут привести к серьезным осложнениям. Беспокоиться не о чем: прооперируют под общим наркозом, она ничего не почувствует».
 
Читать дальше здесь:
 

 

Share

Один комментарий к “Карина Кокрэлл-Ферре. «РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ…»

  1. Carina Cockrell-Ferre. «РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ…»

    Я очень серьезна на этом фото с сестрой. Мне на нем семь. В тот год я осознала очень важное, что можно НЕ БЫТЬ. Что такое, когда – МЕНЯ НЕТ. Заснуть – и не проснуться. Первый ужас от первой мысли о реальном небытии.
    Этот ужас — очень важный воспитатель…
    Воспаленные миндалины укладывали меня в постель на целые зимы. Компрессы. Серебряный столбик ртути, горячий, ползущий вверх: 37, 38, 38.5…Встревоженные взгляды. Плывущая комната. Трещинки на потолке. За окнами снег. Мой мир был полон температурным жаром, запахом уксуса, чаем с молоком и книгами.
    Робинзон Крузо на рисунке, похожем на гравюру, стреляет прямо в львиную пасть. Робинзона выбрасывает на остров. Он видит страшный след человека на раскаленном песке. Хотя знает, что людей на острове нет. На острове страшная жара. 38.5, как у меня. Робинзон составляет два списка: «Хорошо» и «плохо». Плохо –«выбросило на необитаемый остров» и надо выживать, пока неясно как. Хорошо: «я жив, я дышу!»
    Воспаление миндалин иногда переходит в бронхит. Моя бабушка – волшебница или колдунья. Она зажигает маленький факел на длинной палке, берет стеклянную баночку, быстро обжигает ее внутри огнем и приставляет к моей спине. Ощущение странное, что меня засасывает в эту баночку. А что, если меня втянет в нее всю, и я стану маленькой , как Алиса внутри стеклянной банки. Я думаю об Алисе — я думаю о ней всегда, когда чего-то не понимаю. И она помогает придумывать мне свои объяснения непонятному. И от этого не страшно.
    Доктор. У него холодные руки и ледяной металлический кружочек на моей спине. Доктор – моей маме: «Операция необходима. Эти постоянные воспаления миндалин могут привести к серьезным осложнениям. Беспокоиться не о чем: прооперируют под общим наркозом, она ничего не почувствует».

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий