Борис Рыжий. Как в юности, как в детстве я болел…

Как в юности, как в детстве я болел,
как я любил, любви не понимая,
как сложно сочинял, как горько пел,
глагольных рифм почти не принимая,
как выбирал я ритм, как сорил
метафорами, в неком стиле нервном
всю ночь писал, а поутру без сил
шёл в школу, где был двоечником первым!

И всё казалось, будто чем сложней,
тем ближе к жизни, к смерти, к человекам,
так продолжалось много-много дней,
но, юность, ты растаяла со снегом,
и оказалось, мир до боли прост,
но что-то навсегда во мне сломалось,
осталось что-то, пусть пустырь, погост,
но что-то навсегда во мне осталось.

Так, принимая многое умом,
я многое душой не принимаю,
так, вымотавшийся в бою пустом,
теперь я сух и сухо созерцаю
разрозненные части бытия —
но по частям, признаюсь грешным делом,
наверное, уже имею я
больное представление о целом.

И с представленьем этим навсегда
я должен жить, не мучась, не страдая,
и слушая, как булькает вода
в бессонных батареях, засыпая,
склоняться к белоснежному листу
в безлюдное, в ночное время суток —
весь этот мрак, всю эту пустоту
вместив в себя, не потеряв рассудок.

Share
Статья просматривалась 146 раз(а)

1 comment for “Борис Рыжий. Как в юности, как в детстве я болел…

  1. Виктор (Бруклайн)
    5 марта 2021 at 18:20

    Борис Рыжий

    Как в юности, как в детстве я болел,
    как я любил, любви не понимая,
    как сложно сочинял, как горько пел,
    глагольных рифм почти не принимая,
    как выбирал я ритм, как сорил
    метафорами, в неком стиле нервном
    всю ночь писал, а поутру без сил
    шёл в школу, где был двоечником первым!

    И всё казалось, будто чем сложней,
    тем ближе к жизни, к смерти, к человекам,
    так продолжалось много-много дней,
    но, юность, ты растаяла со снегом,
    и оказалось, мир до боли прост,
    но что-то навсегда во мне сломалось,
    осталось что-то, пусть пустырь, погост,
    но что-то навсегда во мне осталось.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий