Михаил Бару о женщине, стоявшей за ним в очереди в рыбный отдел

В очереди в рыбный отдел за мной стояла пожилая грузная женщина, напоминавшая комнатный вариант египетской пирамиды эпохи Древнего Царства – нечто оплывшее, с полуразрушенной кладкой, которую изображала поеденная молью норковая шуба, но с маленькой, размером с блюдце, черной шляпкой и микроскопической вуалеткой.
— Зачем вы попросили очищенную рыбу? — спросила она, и, не став дожидаться моего ответа, продолжила: — Они же вас развращают!
— Кто развращает? – в свою очередь спросил я.
— Продавцы. Теперь вы всегда будете к ним ходить за чищеной рыбой, а сами разучитесь это делать. Я вот всегда чищу рыбу дома сама. Я люблю рыбу больше мяса. В ней много кислот…
— Жирных, — успел вставить я.
— Образованные теперь все, — сказала она, посмотрела на меня с укоризной и продолжала:
— Лично я из всех рыб больше всего люблю осетрину горячего копчения и…, — но я уже взял своих дорад и повернулся, чтобы уходить. Краем уха услышал:
— Маечка, взвесь мне двести граммов килечки.

4 комментария к «Михаил Бару о женщине, стоявшей за ним в очереди в рыбный отдел»

  1. .»..пожилая грузная женщина, напоминавшая комнатный вариант египетской пирамиды…»
    ———————————————
    Художник слова!
    Интересно, а как выглядел в очереди он сам, этот джентльмен? Какой «комнатный вариант» напоминал?

  2. Михаил Бару о женщине, стоявшей за ним в очереди в рыбный отдел

    В очереди в рыбный отдел за мной стояла пожилая грузная женщина, напоминавшая комнатный вариант египетской пирамиды эпохи Древнего Царства – нечто оплывшее, с полуразрушенной кладкой, которую изображала поеденная молью норковая шуба, но с маленькой, размером с блюдце, черной шляпкой и микроскопической вуалеткой.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий