БАЙКИ

Байка о пазлах

Век за веком, тысячелетие за тысячелетием, а Он всё складывал и складывал пазлы. Иногда казалось, что — вот! — пазл сложился в общую картину и Мир един! Но у каких-то пазлов начинали выпирать то территориальные, то династические претензии, то вдруг на пазлах набухала племенная или иная рознь, то они традициями не сходились… И пазлы рассыпались. Он тяжело вздыхал, переворачивал песочные часы и вновь принималсь за тяжкую работу. Работа была тяжкой ещё и потому, что сопровождалась кровью, страданиями и трагедиями.
Он уже потерял счёт векам. Только помнил, что было это после очень и очень большой крови. Удалось почти воедино сложить пазл, почти воедино. Оставалось соединить две половинки. Ему удалось предотвратить страшную Катастрофу. Пазл за пазлом, половинки медленно, но верно соединялись друг с другом. Он посматривал на часы, ещё оставалось несколько песчинок, когда в одном пазле выполз отросток «геополитические интересы», за ним пополз «духовная скрепа», а следом — «особый путь». Отростки эти никак не вкладывались в общий пазл…
Последние песчинки упали. Он вновь тяжело вздохнул, подумав:»Как хорошо, что времени у меня бесконечно много…» — и перевернул песочные часы.

Байка о рыночных отношениях

Под навесом, где длинный ряд прилавков, а позади них — такой же ряд скамеек, обжито устроились бабульки. Видно, знали они друг друга давно и прочно, переговаривались они со знанием всех подробностей семейных отношений, порою даже касаясь интимностей, до которых были ужас как охочи. Иногда и переругивались, да ведь брань на воротах не виснет, затихала, замирялись бабушки. Перед кем-то лежали вязки грибов сушёных, перед другими — вёдра с капустой квашеной, огурцами запахом призывными, яблоки в корзинках.
Женщина выделялась среди них тем, что стояла, вот как свеча — то ли поминальная, то ли рождественская. Не было перед ней ни вёдер, ни корзинок, ни вязок. Мешок небольшой бугорком высился, а что на мешке написано — так это грамотным надо быть… А ещё одно отличие было: не разговаривала она ни с кем, да и с ней никто и не заговаривал. Пришлая, кто знает откуда да кто.
Народ шастает — тудыть-сюдыть, глазами — зырк-зырк. К огурцам особливо подбегают, и всё им обязательно с рассолом. Капустой интересуется народ, и обязательно — дай ему распробовать. А мимо тётки — пробегут, глазами поведут — и у виска пальцем крутят.
Тут было полицейский набрёл. Ну скучно человеку стало, тоже понимать надо.
-Тётка, а где у тебя лицензия на разрешение на распродажу?
Тётка только всколыхнулась, только в сумочку за докУментом, тут полицейский и рассмеялся.
-Торгуй, тётка, торгуй, да не забудь доложись — сколько наторговала! — и в смех, да не простой, а гомерический. А следом и народ гомерически загоготал.
А тут девчушка у тётки остановилась. Малая совсем, сразу видно — неразумная:
— Тётенька, а за скока продашь?
Женщина посмотрела на косичку русую да туго заплетённую, глаза озёрного цвету, и сказала:
— Тебе, дитятко, за так. Подставляй-ка ручонки! На всю жизнь хватит!
Девчушка ладошки ковшиком подставила. Женщина совочком из мешка зачерпнула — да в «ковшик рукотворный » сыпанула.
А на мешке написано было: «Порядочность».

Байка о реинкарнации

Жил был человек. Тихо жил, незаметно. Прямо скажем, серый человечек. Но служил честно, благородно, беспорочно. Спортсмен был отличный. В быту был скромняга. В семье — всем — пример. С товарищами по работе, то бишь, с коллегами по службе — оченно дружен. Через огонь, воду и медные трубы это состояние дружбы пронёс.. Но к врагам… Никшни! Ну, его так научили. Как скажут — вона, вражина! Фас! Так он — беспощаден!
Но с начальством не повезло. Дурное начальство попалось. А игде вы видели умное начальство? Ну, признайтесь, ну, как на духу! Вот то-то… Дааа, глупое начальство…. То выдвинет, то задвинет, то опять задвинет. Человечек-то — незаметный, серенький… Хорошо, хоть не законопатили.
Но тут процесс пошёл. И попался он на глаза хорошему человеку. А человек и подумал: «А чего это добру-то пропадать?» И подобрал он незаметненького, серенького.
Вот тут и пошёл процесс … как это… на рррр называется…
— Карачун?
— Тьфу тебе, сам ты карачун! Я же говорю — на ррррр!
— Может, геморррой?
— Геморрой… геморрой… что-то похожее……Геморррой на нашу голову… Гер.. Кар… Карнация! Во! Ре-И-КА-РРР-НАЦИЯ!!!
Вобщем, стал он «прыщиком». Жена поначалу обомлела! Замуж выходила за неприметненького, а тут глянь — «прыщик»! А процесс- то Карнации, то бишь, Реинкарнации идёт! И со временем «прыщик» уже и в «шишку» сподобился! А чего, мало ли для процессу надо?
Ну вот, а «шишка» со временем уже и в «шишкана» превратилась… И смотрит «шишкан», а вокруг — одни «прыщики». Грустно ему стало… И от грусти, от тоски злой, от картины этой единообразной, подумалось ему: «Я опущусь на дно морское!» А чего? Раз Реинкарнироваться, так гори оно всё огнём!
Тока ему так подумалось — раз! И реинкарнировался в водоплавающее. Поначалу и не понял, то ли в тюленя, то ли в рыбку золотую. Ну плавает там в морских глубинах, тока замечает — ну ничего опять интересного! Ну попались ему «артефейсы», не-не, артефаксы… Ой! Опять не в ноту! Артефакты. Но перспективы-то нету! Нету перспективы! Одно дно морское… Но тут опять пошла Реинкарнация.
Подумалось ему: «Я поднимусь под облака!» И тока так подумал, прям-таки с глубин морских взмыл под облака! Весь в белом! А рядом птахи серые неразумные, курлычат, головами вертят в евоную сторону, мол: «Куды??» А он:» Всё выше! И выше!»
И такая тут ему перспектива открылась, аж дух перхватило!
«Это ж надо скока тут перспективы-то не освояно! Да не обработано! Да это ж работы — непочатый край! И не на одну шестилетку-то хватит!»
Только так подумал, как голова закружилась и сверзнулся. Но ничего. Не больно ушибся. Только вспомнил как в какой-то карме учили его грамоте по книжке «Головокружение от успехов».
Даааа, а процесс Реинкарнации-то идёт. Один из законов Реинкарнации гласит: «Рождённый ползать — летать не может»…
С тех пор наш реинкарнированный преобразился в Крысу….

Share
Статья просматривалась 116 раз(а)

Добавить комментарий