Пятый блин — счастливый

                                                                        Владимир Сенненский

                            Пятый блин — счастливый

— А были у вас проблемы? — Между нами? Какого рода? — Ну, скажем, всякие. — Финансово-хозяйственных не было никогда. По мелочам бывали, но забывались через пять минут. Об остальном что-то не тянет говорить. Ты же знаешь, что на постельные дела Аська сразу наложила табу. С первого дня, в смысле, ночи. Не разглашать ничего. Я поклялся и соблюдаю до сих пор. — Ладно. Тогда давай с первого дня без ночи. Ты когда-то болтал, что не веришь в любовь с первого взгляда. Так или нет? — Да, так. — Оказалось? — Признаю, я ошибся. Но для этого надо было встретить Аську. — А как ты её нашёл, отыскал, встретил? — Никак. Тут всё сыграл случай. — То есть? — Очень просто. Ты, наверное, помнишь, что у нас была в коммуналке огромная комната. — Конечно, помню. — И после демонстрации у нас часто собирались. Весело было. … Пока мама была. — Помню-помню. — Ну вот, как-то после ноябрьской демонстрации к нам народ собрался. И пришла мамина сестра, тётя Мера с мужем. В конце разговорились и мама на меня «бочку накатила», мол, сплошные командировки вместе с рабочими, а значит водка и «девки разные». Мама-то пуританка жуткая была. Для неё балет — символ разврата, а тут бесконтрольные гулянки. Короче жениться бы ему, да не на ком. С кем ни познакомлю — не нравится. С кем сам знакомится — ещё хуже, девки отшвыривают. И тут тёткин муж, дядя Гриша, вступает в разговор: — Так мы только что встретили ваших земляков с дочкой. Такая симпатичная дивчина. — Кто такие? — Ну, которые родством с Шагалом хвастали. — А-а! Помню. Может действительно что-то есть. Говорили, что их витебский дед — троюродный брат Шагала… — Всё это мне мама пересказала и вручила бумажку «Ася Шагал, телефон такой-то», звони давай. Я закапризничал, знаю, мол, ваших местечковых. А мама напирает, звони! Через пару дней звоню. — Здрасти, как поживаете? — Поживаю хорошо, а кто Вы такой? — Земляк во втором поколении. — А, знаю-знаю. Уже проинформировали. — Отлично! Давай укрепим знание походом в кино. Я и билеты купил. — Ну и зря. Я никуда не пойду. — Как так? Я ещё ни в чём не провинился. — Напугала? Дело не в тебе. У меня голова мокрая. А менингит не планирую. — А завтра? — Можно. — Тогда в восемь, у «России». — Как тебя узнаю? — Никак. Зато я тебя знаю. — Откуда? —Несколько лет назад мы были у вас в гостях. Но ты на сопливых школьниц не реагировал. И с тобой была какая-то такая. — Что было, то быльем поросло. Так до завтра? — Конечно.

И не следующий день, вернее, вечер, я попался навсегда. Я не знаю точно, как тебе описать Аську, какой она была тридцать лет и пять-шесть кило назад. Бери фото любой звезды того времени, вот почти она:

https://www.youtube.com/watch?v=dnGfMhj6ZMo

А перед ней стоял некрасивый толстяк-еврей в каком-то несусветном полуперденчике. Первая мысль моя была, что услышу «извини, мне сейчас некогда, срочное дело, я тебе как-нибудь позвоню». Короче, «пошёл ты … по адресу». Но она сказала совсем другое: — Ты не замёрз в таком пальтишке-то? Пошли скорее. И я понял, что отправка по адресу явно задерживается. Убей меня, если я помню, что за фильм мы смотрели. Я смотрел только на неё все полтора часа. А она, время от времени, поворачивалась ко мне и жестом показывала на экран. После, прощаясь около её парадной, я что-то нечленораздельно мычал, а она наблюдала за мной и, я видел, одновременно размышляла. Наконец сказала: — Ладно, Миш! Всё обсудим, время есть. Сейчас пора по домам. Утром на работу. Звони … когда захочешь. Сняла варежку, потрогала пальцем мой нос. Я попытался поймать руку. Куда там! Она уже взлетала по лестнице. Наутро говорю Юрке (ты его знаешь): — Жениться хочу.—В который раз? (умел, засранец, съехидничать). — Скорее всего, в последний. — Тогда пиши расписку (протягивает лист бумаги). Написал «женюсь не позднее первого мая» и расписался. — Плохо написал. Первое мая бывает ежегодно. Добавь дату, и я заверю. Глупость, конечно, но я плохо соображал в эти дни. Похвастал, но думал, на самом деле, только об одном – отшвырнёт или нет?

https://www.youtube.com/watch?v=7O0VpRMDasY&start_radio=1&list=RD7O0VpRMDasY

Аська потом смеялась: — если бы знала, то в морду тебе бы дала и отправила наглеца. Всё завертелось удивительно скоро. На встрече Нового года я изобразил какой-то щенячий скулёж, очень отдалённо напоминавший объяснение в любви и предложение руки и сердца. Зато в ответ получил: — Миша! Ты опоздал на месяц. Чур, я первая решила. И был награждён символическим шелобаном. Я прирос к стулу. Задохнулся, старался не обнять, а облапать, сжать, как помню, носом тыкался в грудь, она нерезко(!) отводит ладонями, смотрит в мои безумные глаза, треплет за чуб (да, был), давай закончим игрушки вешать, нет времени, вилки-ложки разложи, завтра поговорим, а из телевизора «I know why and so do you». Там подходящие слова (в переводе): «Мне декабрь кажется маем, на снегу я вижу цветы…»

https://www.youtube.com/watch?v=ivF2KhS14F0

Передача была такая, предновогодняя. Уже восьмого марта мы топтались в ЗАГСе на Грибоедова. «Эстер Львовна и Михаил Исаакович! Подойдите к столу …» Юрка с Верой были свидетелями. Мендельсона пропускаем.

И что? За всё время никаких проблем, размолвок? — Нет. Ну, что-то бывало, конечно. Например, Аська оказалась здорово ревнивой. Видел, что психовала, когда я уезжал в командировку. «Знаю я вашего брата; только отпусти с поводка». Отправляла ребят гулять и «разбиралась» со мной понятным образом. Как-то в гостях одной тётке нагрубила, когда та попыталась дать нам свой номер телефона — «не нужно, обойдёмся». Однажды была большая серьёзная вспышка. И потом очень плохо было. Обоим. Долго. Несколько лет. — Так расскажи. — Хорошо. Только без ненужных подробностей и с длинным предисловием. — Давай. — Ладно.

Когда Ася защитилась в своём «НИИбиомеде», она была младшим научным. Утверждения ждали почти год из-за анонимки и ей пришлось защищать работу повторно, прямо на экспертном совете ВАКа. Обошлось. Помог второй оппонент, который пришёл туда самозванно, но … в генеральской форме и объявил, что аськину работу в части результатов они уже применили в своих делах. Удивительный был мужик. Недавно скончался. О нём обязательно расскажу позже. Вскоре пришла долгожданная открытка. А через месяц вызывает её начальство и объявляет: будете руководить крупной темой и заработаете старшего научного. Что за тема, когда, где, на сколько? Оказалось, что тема совсем не по её специальности (что-то по жратве), в какой-то монгольской пустыне и на полгода. — Я не могу! — Что значит «не могу»? — Я совершенно не владею этим вопросом, у меня семья, двое детей, младшему всего четыре года. — Нет, будьте любезны оформить командировку. — Не стану. — Тогда поговорим иначе. Ваша ставка м.н.с. попала под сокращение. — По закону вы не имеете права меня уволить. — С нашими правами мы разберёмся без вас, Эстер(!) Львовна.

Короче — выгнали. Стала искать работу. Ткнулась, наверное, в десяток контор. И везде один известный ответ. Даже тот генерал не смог ничем помочь. И тут объявился Юрка. Лет за пять до этого наши пути немного разошлись. Я окончательно перешёл в институт, а Юрка ударился в очень успешное (что большая редкость) изобретательство и его пригласили(!) замом главного конструктора почтового ящика. Встречались только летом. Дачи наших стариков соседствовали. На одной из таких встреч я и рассказал Юрке про аськины попытки трудоустройства. Он накинулся: — Быть того не может. Врёшь ты всё. У нас полдесятка евреев в начальниках ходят. Вечно вы, евреи, прибедняетесь, строите из себя обиженных, ищете антисемитов. Я позвал Аську и она показала Юрке длиннющий список с отказами. Он помолчал, потом спросил Аську: — Что ты знаешь или умеешь применительно к технике. — Умею определять всякие вредности, их значения и способы устранения. — Ладно. Завтра приезжай к нам в Люберцы. В проходной будет пропуск и сопровождающий. Иначе пока нельзя. С ним идёшь ко мне в кабинет. Короче, под Юркину гарантию Асю взяли. Благо, анкета у ней, кроме пятого пункта, была «чистая», без придирок. Но это ещё не всё. Юрка отдал свою(!) свободную ставку в центральную заводскую лабораторию. Аська стала инженером с надбавкой за степень. За работу принялась активно, мой «Справочник машиностроителя» забрала себе. И через год приказ — назначить начальником лаборатории промышленной медицины (или что-то в этом роде). И, если забегать вперёд, то постоянно премии, несколько путёвок, холодильник, «Жигули» и прицеп! Казалось, живи и радуйся.

Да не тут-то было! Подхожу почти к сути. Как ты знаешь, то в каждой приличной конторе должен был быть собственный бордель. Не важно, как его называли — дом отдыха, база отдыха, санаторий-профилакторий или как-то ещё. Смысл был один. И вот как-то в пятницу у меня было всего два часа вечерних. Прихожу. Аська уже дома. Что-то всё делает молча, меня как будто не заметила. Ладно. Я «свою проценту» сделал — овощи почистил и сунул в воду, бельишко в стиралку закинул, ботинки ребятам подправил и достаю из дипломата «Иностранку». Как раз моя очередь подошла. Как обычно, уселся за стол в кухне и предвкушаю. Слышу, как Аська отправила спать ребят, закрыла их дверь, потом прошла в большую и её закрыла, проходит на кухню, закрывает кухонную дверь и дальше, «мама, вы будете смеяться», вырывает у меня из рук журнал и журналом мне по морде! — Ты что? Рехнулась? — Мерзавец! Подонок! Пятнадцать лет коту под хвост! Завтра же подаю на развод! Я, конечно, обалдел, пытаюсь успокоить её и выяснить в чём дело, говорю: — Завтра суббота. ЗАГС закрыт. Погоди до понедельника, может передумаешь. В ответ новый поток оскорблений вплоть до фабрично-заводского мата, чего я от неё не слышал никогда. Но ничего по сути проблемы. Только про развод. Вижу, добром не получается. Иду в спальню, хватаю «свою» подушку, плед и отправляюсь на раскладной диван в большую. — Спокойной ночи, мадам Шагал. В предверии развода её девичьей фамилией назвал. — Иди, иди, паршивец! Нагадил и рад. Я промолчал, ушёл, улёгся. Сон, конечно, не идёт, но где-то через час задремал. А среди ночи вздрогнул, очнулся. Около меня стоит «приведение». Дело в том, что Аська не переносит цветное бельё. Кстати, это разумный «предрассудок». Покупает только белое — и постельное и для себя. Вот и сейчас стоит в белом ночном «балахоне». Я подвинулся конечно и подал ей руку. Знаешь, между плечом и ключицей есть небольшое углубление. Обычно Аська туда уткнётся и мурлычит пока не уснёт. На этот же раз море слёз разливанное. — Ну, давай, говори что случилось. — Меня судить будут. — Из-за меня? — Да. — Давай подробности. Обещаю передачи носить. — От тебя дождёшься, как же. Немного успокоилась и стала рассказывать. С некоторых пор к ней стали приставать бабы с расспросами-вопросами по всяким интимным делам. Как, да что, да каким способом и прочее. Аська их обычно отсылала к гинекологу в заводскую поликлинику, но некоторые бабы не унимались и настоятельно просили её научить таким подробностям, которыми она и сама не шибко владела. Правда, однажды пожилая женщина сказала Аське: — Они ведь что? Они Вам, Ася Львовна завидуют. Видят, что Вы — счастливая. Всё у вас хорошо и даже лучше. Вы по цехам не идёте, а летаете. И домой бегом. А у нас-то, у русских, как? Если женщина работает, то она дома не хозяйка, детям не мать, и мужу не жена! Вот они и цепляются к Вам. Думают, дуры, чужим умом разговеться, да своих мужей е…ся поучить. Как же. Это они их кулаками научат. Да, видно, мало. Эта женщина как в воду глядела. Дальше-больше. Мужики что-то там прослышали от жён своих и стали к Аське подкатываться. Неделю назад, какой-то шибздик, технолог из сборочного, т.е. самого секретного цеха, обратился к Аське с предложением скатать в обеденный перерыв в профилакторий, «отдохнуть» часок. А, если помнишь, Аська в молодости за «Медик» выступала. Прыгучесть и удар у ней были на высоте, всегда у сетки очки добывала. Ну и тряхнула стариной, да так, что челюсть вынесла молодцу. Тот в поликлинику «снять побои» и заявление в милицию. Меня, наисекретнейшего работника, жидовка избила. Милиция в «контору». Те — в первый отдел завода. Откуда драчунья-террористка-сионистка? Все пальцем на Юрку. Он, конечно, всё разрулил (заводской комитетчик – его дружок), но что-то не так сказал Аське, и она сделала вывод, что я делился с Юркой нашими интимными секретами, а он — с мужиками. — И ты поверила брехне? Хороша супруга. — Ну, прости. Пожалуйста, прости меня, дуру ревнючую. Не удержалась. — Ладно, спи. Завтра за это сама пойдёшь в молочный.

https://www.youtube.com/watch?v=Uuk6l3WwBG0

Вот такие дела. — И что, кроме ревности, никаких недостатков? — Да она соткана из недостатков! От пустяковых до приличных. — А например? — Пожалуйста: «Валокордин». И сколько я не говорил, что валокордин делают только для России, а в самой Германии он запрещён, ответ один «ничего страшного, только надо запить холодной водой». Или ещё: «От гречневой каши не полнеют». Уловил «логику»? Есть серьёзнее. Она верит рекламе. Верит, что можно в лотерею выиграть большие деньги или машину (“Люди ж выигрывают!” И приводит в доказательство случай, когда наш родственник действительно выиграл «Москвич»). Платит не торгуясь («Мне дороже честь и достоинство!»). Никогда не берёт несколько квот на ремонт дома или машины («Ты всегда видишь только жуликов»). — И как всё это отражается на тебе, на ваших взаимоотношениях? — Никак! — ? — Что ты уставился? Непонятно? Ты же знаешь нас много лет. И я тебе отвечу её словами, которые она когда-то сказала своей двоюродной сестре. Та её отговаривала выйти за меня — «Он толстый, некрасивый, простой инженер, у тебя столько приличных ребят (в её понятиях)». Аська как-то их пересказала мне в понятную минуту откровения. Кстати, у ней, уже при мне, был некий уролог-проктолог с дачей в Пицунде! Отказала ему, дурочка. — Так мне скажи этот ваш секрет. — Никакой это не секрет и ты его сам знаешь. Но повторю. Когда любишь, на всё плевать, ничего не замечаешь! А вторую и третью квоты я сам могу взять. Вот такое кредо или не кредо, но я счастлив все годы и получил от неё такой подарок, что далеко не каждому достаётся. — А именно? — Двух сыновей! — Отличный ответ! Но позволь вернуться к началу. С тобой всё более-менее ясно. Ты был поражён, скажем так, свалившейся на тебя благодатью. — Так, но не только. Чем дальше, тем больше оказалось «благодатей». Тут сыграло роль наше прошлое землячество. Уверен. Всё, что она ни делала, я принимал, как давно известное и понятное. Простой пример: она готовит только то и только так, как готовят наши матери. Скажешь, чепуха? — Нет, соглашусь. А ещё? — Я терпеть не могу косметики. Просто тошнит от наштукатуренных баб. Так Аська, кроме дорогих духов (только одна точка за ухом), никогда ничем не пользуется. Зато вода утром и вечером, отчего запах её тела мне дороже всякой косметики. Уловил? — Ещё бы! Можно я этот кусочек оставлю в тексте? — Обсудим. — Тогда давай обратимся назад. Будет вульгарный вопрос: почему она снизошла до тебя? По любви? По расчёту? — Ничего определённого сказать не могу. Какие-то догадки есть, но всё это, так сказать, халоймес. Сны, мечтания. Вообще, ваш брат-графоман, должен понимать, что на эту тему всё, ну, почти всё, уже сказано, например, в «Тёмных аллеях». В этом плане «плебеи», и ты и я, не могут точно и хорошо высказаться. Чувствовать, конечно, могут, живые же люди, а сказать, выразить — нет, не могут. Для этого надо быть гением. Или около того. Так вот моя догадка такая — любовь по расчёту. Она увидела за моей спиной узнаваемый тыл. Как тогда было модно говорить «надёжность и долговечность». Потому и отвергла журавлей в небе — ультра-красивых морячков и экстра-богатых урологов. Поверила мне. И почти не ошиблась. Да и остальное, не будем уточнять, оказалось вполне гармонично… Вот такие дела. Ладно.

https://www.youtube.com/watch?v=sZWOq2mleBY

Выключай и пошли по домам. Потом доскажу. Но «досказывать» пришлось почти через пять лет! …

Конечно, я давно знал где она «закупается». И время примерное знал. Поэтому поставил машину недалеко от загона для тележек. Идёт! — Миша! Что ты тут? — Как и ты, еду покупаю. — Сколько лет, сколько зим! Как поживаешь? — Почти три зимы. Поживаю более-менее. Может присядем где-нить? — Так времени маловато. Ну, хорошо. Только без всяких застолий. По чашке кофе. — Конечно. — А ты похудел прилично. Кто-то заботится о твоей диете? — Нет. Один управляюсь. Просто помню твои рекомендации. — Ну и хорошо. Выполняй. — А вот ты стала немного другая. — Что? Постарела? — Нет, наоборот. Вся такая, как сказать, «духами и туманами». — Да будет тебе … туманов напускать. — Ась. Я что хотел спросить: почему ты перестала пускать ко мне ребят? — А, вот в чём дело! Так ты меня специально поджидал? — Да. И повидать хотел. — Про «повидать» забудь и не трепи нервы ни себе, ни мне. А про ребят скажу подробно, да ты всё равно не поверишь, как обычно. Ты ведь только себе веришь. — Хорошо, скажи в чём дело. Я постараюсь поверить. — Тогда знай. Всё наоборот. Я им говорю «поезжайте отца навестить», а они молчат. Ты, Мишенька, всё книжки-журналы читал, а детьми особо не занимался. Вот и получилось. Они мне каждый раз, то «дядя Юра нам осциллограф списанный принёс», то «дядя Юра нас на горных лыжах учить будет», то «дядя Юра с нами цветомузыку делает». А ты им, кроме книг, это неплохо, признаю, больше ничего. Вот и получилось, как получилось. Так что, Миша, не я их от тебя, а ты их от себя. И, чтоб уже точки все расставить, я твои алименты не трачу, поровну им на книжки кладу от твоего, Миша, имени! От твоего! Нам и так хватает, да ещё Юра вторую госпремию хватанул…Ну, что? Пойдём по домам? — Ася! А я ещё хочу спросить: ты сама-то довольна жизнью, счастлива? — Послушай, я ж тебе сразу сказала, что не время и не место для таких обсуждений. Оставь. Не буду выяснять с тобой ничего такого. Хлебнула полной мерой и хватит. — Я подумал … я неправ, нахамил, ошибся … может быть можно всё вернуть? — Мне? К тебе вернуться? Ты что-то совсем не в форме. Забыл что случилось? Или делаешь вид, что забыл? Кто орал на меня «потаскуха, блядь, вон пошла!», кто сказал про Юру «не стану есть из одной миски с собакой»? А я ведь тебе клялась, что ничего не было. А ты гадости этой поверил — «вот вам доказательство — фото из видеозаписи в сауне». Как ты меня там узнал? Будто не знаешь, что я брезгаю даже в чужой туалет зайти. И сейчас клянусь детьми: ничего у нас с Юрой не было, только один его разговор был «разойдётесь — приму» и всё! И месяца три ещё не спала с ним, думала опомнишься, попросишь прощения. Да ребятам нужен настоящий мужик в доме, в семье. Вот и сошлась с ним. А ты, … что ж, продолжай глядеть … на берег очарованный и очарованную даль. Или могу сосватать. У нас на заводе половина баб одинокие, даже целки есть. Пардон за мой натурализм. Но это ты меня настроил на «весёлый» лад. А ребят, конечно, пришлю. Обещаю. Я не стала сволочью,… как мне кажется, просто битые горшки только в музеях склеивают. И мстить не буду. Ну, что? По машинам? Слёзы-то вытри. Люди смотрят. — Ася! Зонтик открой! Это дождь идёт. — Да? Странный дождь. Ну, ладно. Прощай!

https://www.youtube.com/watch?v=X_dP5Mk98Lc

Ась, погоди, ещё два слова. — Что ещё? Я уже спешу. — Пожалуйста, не клади деньги на книжку! Никакие не клади. Истрать всё, что есть у вас. — Это почему? — Разве ты не видишь что происходит? Завтра все, что сберегла, в пыль превратиться. — И что ты предлагаешь? Тебе всё вернуть? — Зачем ты так? Остынь на минуту. Купите дачу или дом в деревне. Или пару комнат для ребят на будущее. На худой конец — машину, драгоценности. Но это не очень хорошо. — Что-то ты заботлив стал, как никогда. Но, спасибо, учту. Пошла я, как ты «советовал» когда-то. Будь! — Спасибо. Буду. Если что, позвони. — Вот этого не жди. Прощай! — Я-то прощаю. — Иш ты! Простил он меня. — Ты лучше меня прости. Всякое случается. Так что, до свидания!

https://www.youtube.com/watch?v=93aKNnoFH6w

Послушай, дружище. Странная картина получается. Ты был в бешенстве от некой нелепой пакости и в результате остался один, без любимой жены и двух сыновей. Что-то осознал почти три года спустя, когда поезд давно ушёл. Не могу понять совершенно. И, на правах друга, скажу, что выглядит всё это довольно мерзко, особенно твоя «прямая речь». Извини, но это так. — Это так потому, что ты «выслушал» только одну сторону. Помнишь, был французский фильм на сходную тему? В первой серии женщина рассказывала о конфликте, а во второй — её муж. И каждый был по-своему прав. Как-нибудь найду ссылку. — Я понял. Жду твоего рассказа. Только постарайся максимально объективно. — Этого не обещаю. Расскажу так, как я увидел тогда всю картину и много ранее тоже. Последнее важно для результата, для пояснения того, что случилось.

Ты же знаешь, что мы с Юркой довольно крепко дружили со студенческих лет и потом вместе работали на одном заводе. Потом немного дороги разошлись, он очень хорошо двинулся по инженерной линии, а я ушёл в «наш» институт и тоже кое-чего достиг. Но дружить не переставали. Даже первого сына в его честь назвали. Звонки, встречи-выпивки по разным поводам, иногда вместе в отпуск. Это всё плюсы. Но у Юрки был один минус, которому я не придавал большого значения, пока я сам не женился. Он не мог пропустить ни одной юбки! Короче, бабник. И, к тому же, имел массу встречных предложений. Рослый красавец, начитан, остроумен, обходителен, все угодья в нём. Кроме одного. Внезапно в нём проглядывал похотливый тип и пошляк. Как получит своё, то постепенно теряет интерес к женщине.

https://www.youtube.com/watch?v=Nx0ekVnQEn8

Довольно много женщин плакали и в мою «жилетку». Просили повлиять. А я это больно ощутил, когда познакомил его с Асей. Он глядел на неё, как кот на сметану. И Аська это мгновенно заметила, зарделась, по ней видел, но мне ни слова! Дальше больше. При встречах отпускал явно похабные шутки и, я это тоже заметил, он наблюдал за реакцией собеседников. Например, здороваясь, произносил «Как жизнь? Регулярно?» Или зацепит пальцем, сквозь платье, резинку трусов и щёлкнет. И Аська, которая ненавидит подобные штуки и немедленно обрезает любого хама самым жёстким образом, на этот раз ни слова, как будто ничего не замечает. Как тебе эта картина? Молчишь? Вот так-то! Потому у меня и завёлся червячок неких, честно скажу, грязных подозрений, когда Юрка, ценой огромных усилий, устроил Асю на их завод. Даром ли? А дальше эта самая анонимка, да с фотографиями, как «куски видеозаписи» из сауны их базы отдыха. А потом я ещё сопоставил числа и время. Ну и нашло на меня. Признаю. Виноват кругом. Всё, что тебе рассказываю, вспомнил и взбесился. А дальше совсем худо. У Аськиных родителей огромная квартира в «сталинском» доме на Кутузовском. Она — единственная дочь. Казалось бы — куда? Ребят-то Аська то увезла. Я уже вдогонку звоню, а Лев Семёныч «Ничего, Миша, не знаем, от тебя первого слышим!» К Юрке уехала! Вот тут я и поверил заразе в пакете. И всё! Как ничего и не было. Чуть поостыл, написал письмо ей, мол, любые претензии согласен принять безоговорочно, вплоть до квартиры и дачи; прошу только одно — видеть ребят периодически, сколько положено по закону. Передал через её родителей незапечатанным. Не ответила. Но ребята стали приезжать, правда, всё реже. Вот я и решил выяснить в чём дело. Выяснил на свою беду. Едва не рехнулся. Сам с собой начал разговаривать и только о ней.

https://www.youtube.com/watch?v=FGC0qnlp4L4

Ужас. Или включу её любимые записи и слушаю, воображаю, что вот сейчас подойдёт потихоньку и обнимет.

https://www.youtube.com/watch?v=w6w0cy_1HY4

Вот теперь суди-ряди. Ну, что? Продолжать? — Конечно. — Тогда слушай дальше. Позже выяснилось такое, что мне и в голову не пришло. — Так скажи. — Аська-то хитрованка. Не зря родители наградили её Эсфирью-Эстер. Я, в пылу обид, много чего не рассказал тебе. Во-первых, она не подала на развод. Во-вторых, все эти годы я получал счета за коммунальные слуги на четырёх человек, т.е. Аська не выписалась из квартиры и ребят не выписала. В-третьих, забрала из дома только минимум своих и ребячьих шмоток, для чего присылала пару раз подругу свою; так та дурёха больше трепалась, ко мне подлизывалась, да с намёками. Я сижу злой, как чёрт, а она несёт от «стенки» стопку вещей и норовит меня сиськой задеть. Один раз Ася прислала Льва Семёновича за копеечным утюгом. Повод ясен — проверить меня, как и что, нет ли кого рядом. Несмотря на все словесные резкости поводок из руки не выпускала. Вот так и прошло почти пять лет. А я продолжал мечтать о прошлом.

https://www.youtube.com/watch?v=fCV9oqtwyVA

А потом беда. Дальше я тебе, как бы глядя со стороны, расскажу. — Звонок. Здравствуйте! — Здравствуйте! Слушаю Вас. — Это квартира МихалИсакыча? — Да. — Можно с ним поговорить? — А кто его спрашивает? — Это очень важно? — Да. Его нет дома, он на работе. И просил меня обязательно спрашивать «кто звонит». — Я его сын. Пожалуйста, дайте мне его номер на работе. — Юрий или Георгий? — Юрий! Дайте, пожалуйста, номер телефона отца. Это очень срочно. — Юра, не сердитесь, я ищу в книжке на столике, вот нашла, пишите. — Здравствуйте! Будьте любезны МихалИсакыча! — Михаил Исаакович на занятиях. Что ему передать? — Извините, он на лекции или на практических? — На практических. — Это далеко от кафедры? — Нет, через одну аудиторию. — Девушка, я Вас очень прошу, позовите его к телефону, только на минуту, это срочно. — Что случилось? — Ну, позовите, ради Бога, я потом объясню. — Хорошо, иду. — Слушаю Вас! — Папа, это Чук! Дядя Юра умер, погиб. — Почему, как, когда? Что случилось? — Авария на дороге. Приезжай, а? — Спроси у мамы можно ли мне приехать. — Мама сразу сказала, чтобы тебя позвать. У ней с сердцем плохо. — Я буду примерно через час. — Пап, только приезжай к дедушке. Мы там сейчас живём. ( перерыв записи) — Тут я должен тебе пояснить, что ещё было в нашей тогдашней жизни. Дело в том, что Юра страдал диабетом. Всегда имел при себе свой «малый джентельменский набор» — глюкометр, ампулы, таблетки, шприцы одноразовые, ещё что-то. Болезни этой стыдился, тщательно скрывал от всех, особенно от своих подруг. Некоторые из них, случайно увидев «набор» думали, что он наркоман. И ещё. Забегаю опять вперёд. Ася потом мне призналась, что у ней с Юрой начались проблемы довольно скоро, года через полтора. Он начал врать. Но умная женщина враньё определит мгновенно. В них «встроен» некий детектор-датчик. Нет, ночевать он приходил домой, но чуть позже обычного. Днём куда-то исчезал «по работе», но никто не знал куда. В общем, известные дела. В тот последний раз Юра отправился «пообедать с приятелем в подмосковный ресторанчик», как рассказала его секретарша. После «обеда» заторопился на работу, а джентельменский набор так и остался лежать на прикроватной тумбочке в «ресторане». Приступ застал Юру на половине пути, на Воробьёвском шоссе. Опаздывая, он прибавил скорость и, уже ничего не сознавая, влетел во встречный трейлер, перевозивший железобетонные плиты. Всмятку. И ещё краска. Вторая Юрина жена помирилась с первой и вдвоём они отсудили две трети Юркиной квартиры и пустили туда жильцов под видом родственников. Пришлось просить деда о приюте хоть внуков. Лев Семёнович пустил всех. Свою оставшуюся комнату Юра тоже сдал какому-то военному. Я примчался к предпохоронной суете. Подошёл к Асе, молча прислонились друг к другу. Спросил, чем могу. Ничего не надо, ребята с завода и КБ всё организовали. Просто побудь около. Хорошо, меня заменили на пару дней. Хоронили Юру на Востряковском, на новой территории, через шоссе. Сто двадцать пятый участок. Там уже вперемежку лежат русские с евреями, бандиты с чекистами. Юре «повезло» — рядом могилы нескольких известных артистов. Обратно поехали на моей. Выйдя из машины, Ася жестом подозвала меня, спросила: — Чука сказал, ты женат. — ? Нет, он ошибся. Это старушка, в соседней квартире живёт. У неё нет телефона и не предвидится. Вот она у меня и кантуется что-ли. Секретарствует. Иногда приготовит поесть, приберётся. Потом ищу нужную вещь несколько часов. — Так ты всё один? Совсем один? — Практически так. Врать тебе не стану. Были какие-то однодневки несколько раз. Но ты сама не любишь такие вопросы обсуждать. — Да. Пойду я. Спасибо, что пришёл. Большое тебе спасибо! Позвони когда захочешь поболтать. — Ася! Почти тоже самое ты мне сказала почти двадцать шесть лет назад. — Разве? Что-то не припоминаю. — Это в первый раз.

Стыдно сказать, но скажу. Когда я сел в машину, то повеселел. Вдруг сбудется то, о чём мечтал все долгие пять лет. Cам себе не поверил. Но звонить, вернее, позванивать стал. Правда, разговоры были «ни о чём». Так, дачно-садово-огородные дела, ремонт квартиры, успехи ребят, здоровье тестя. О нас ни разу. Но каждый раз Ася прощалась с оговоркой «будет время — звони».

https://www.youtube.com/watch?v=mcbw0GETjZw

Примерно через полгода, в начале июля, позвонила сама. У дальних родственников папы золотой юбилей. Народу маловато осталось. Старики, что поделать. Надо пойти обязательно. Но одной … неудобно что-то. Ты как? Конечно иду, только скажи когда и куда. Тогда приезжай за мной. (Как хорошо, что я никуда не успел уехать в отпуск!) Только шею вымой. Это был один из наших любимых семейных(!) анекдотов. Купил цветы, «конверт» приготовил, на всякий случай придумал небольшой стишок. Поехали. Всё прошло как обычно. Собрались, конечно, только земляки — Витебск, Орша, Бешенковичи, Ляды. Разговоры и речи стариков пошли по доброму стандарту «двадцатые-тридцатые-труд-отсидка-война-труд-награды-дети-внуки». Даже пели что-то довоенное и военное.

https://www.youtube.com/watch?v=ahSq6fcv6yE

Вышли на улицу и вижу: Ася помрачнела. Попросилась сесть за руль. Водитель она плохой — едет рывками, напролом, не смотрит в зеркала, постоянно нарушает правила. Но я не стал спорить, пересел на пассажирское. На этот раз доехали благополучно. Остановила машину у бровки и что-то сказала, как-бы про себя, вроде «живут же люди вместе по пятьдесят и больше». И тут я сглупил, признаю. Брякнул, что не сможем отметить свой серебряный юбилей. Вот тут и началось! Ты кому меня отдал, идиот, мерзавец? Скажешь, что не знал ничего? В слезах, торопясь, перескакивая, сказала, что года через полтора, как она с ним сошлась, случайно услышала Юрин телефонный разговор. Кому-то хвастал, что «на днях распечатал очаровательную мартышку» и, конечно, поняла, что он лишил девственности очередную юную дурочку. Спросила его. Отмолчался. С того момента их отношения замерли. Я хотел защититься, ты, мол, многое и раньше сама знала и видела. Но стал лишь неуклюже, примитивно оправдываться за своё прошлое хамство, снова просить прощения. Ну и что теперь? Ты же меня отдал Юрке, бросил ему как «мартышку»! Ася, ради Бога, это слишком! Так жестоко нельзя даже меня. Замолчала и, продолжая плакать, уткнулась лицом в своё любимое на мне место(!), между плечом и ключицей. Давно стемнело. Плакать перестала, но так сидели, не двигаясь, ещё минут пять. Подняла голову, повернулась ко мне, посмотрела в глаза и неуклюже поцеловала в висок. Не пропадай, звони. И рывком из машины в подъезд.

https://www.youtube.com/watch?v=D-wPdFc33ww

Звонки продолжил, но разговоры вновь сошли на бытовку, на мелочи. Только в сентябре позвонил Чук. Папа, у нас ЧП своеобразное! Приезжай. Что случилось? Приезжай — узнаешь. Спроси у мамы, можно ли мне приехать. Нужно приехать! Так мама говорит, смеётся Чук. Отлегло. Значит ничего опасного. Но я немного ошибся. Приехал и узнаю — Гек решил жениться. Мелодрама семейного масштаба. Младший брат опередил старшего. Местечковость в нас сидит хорошо, и я стал выспрашивать «что, да как». Внешне всё выглядело, что называется, прилично. Барышня — инженер. «Папа — русский, мама — жид», тоже не страшно, сегодня типичное явление (но Аська брезгливо поморщилась!). Знают друг друга около года. Правда, невеста уже не совсем барышня, где-то на третьем месяце, как признался Гек. Ну и что такого? Тут Ася вскипела. Как что? Разве такое можно? Ася, теперь всё можно. Нельзя только губить новую жизнь. Не знаю, не знаю. Я так не смогла. Я смеюсь. Ась, ты просто не успела. Замолчи, не смей при детях. Во-первых, дети уже дяди. Во-вторых, зачем позвала, молчать? Как зачем? Кто должен всё организовать? Не ты? Ася, не будем спешить. Давай поговорим с Гекой, познакомимся с девочкой, с её родителями. Что они хотят сами, а что от нас. А я подумал: уже то, что Ася позвала меня — праздник.

Свадебные хлопоты опустим. Отмечу только, что сватья, Мирра, оказалась тоже дальней-предальней, но Аськиной роднёй. Даже принесла какие-то фотографии и обе их комментировали, всплакнули. После свадьбы молодые отправились в Крым, Чука со своей дамой — на Алтай, тесть на дачу. Встретились со сватами, решили все денежные дела (они твёрдо настояли, что все расходы только пополам), выпили по рюмочке и я повёз Асю домой. Ехали по Ленинскому. Попросила остановиться около универмага «Москва», но с ней не ходить. Пожал плечами, жду. Мало ли? Скорее всего, бельё себе покупает. Зрители тут ни к чему. Вернулась с приличным пакетом. Едем. Подъехали. Возьми пакет, он тяжёлый, помоги отнести. Явно темнит. Пакет большой, но весит, от силы, полкило. Чай будешь? Да, спасибо. Так пойди на кухню, налей чайник и включи. Всё сказано резко, раздражённо. Что-то будет. Ругать или что? Подожду. Вернулась в халате. Что ты тут уселся? Так чай же пить собрались. Это ты хотел, вот и пей. Один не буду, спасибо, обойдусь. А зубы чистить ещё не разучился? Нет. Тогда открой пакет, возьми щётку и иди чистить зубы. Открываю, а там новая щётка, ночная рубашка (белая!) и пижама.

— Ася, я…

— Молчи. Только молчи. Не смей ничего говорить. Иди скорее.

https://www.youtube.com/watch?v=l09W5qffN3U

Virus-free. www.avg.com

Preview YouTube video Скажите, девушки Тито Гобби с Джиной Лоллобриджидой из к ф Без ума от оперы Италия 1949 г

Preview YouTube video I Know Why (And So Do You) -Sun Valley Serenade HD 1941

Preview YouTube video Frankie Miller — Jealousy (1985)

Preview YouTube video Joe Dassin — Et si tu n’existais pas

Preview YouTube video Сергей Трофимов — В те дни когда она была моей…

Preview YouTube video «Напрасные слова» — Александр Малинин — Романсы (2007) / Alexandr Malinin

Preview YouTube video Sway — Dean Martin

Preview YouTube video Г. Свиридов «Романс»G.Sviridov «Romance» А.С.Пушкин «Метель»

Preview YouTube video LOVE STORY (Where Do I Begin?) — Andy Williams (Lyrics)

Preview YouTube video Yesterday (Remastered 2015)

Preview YouTube video Barbra Streisand — Hello Dolly

Preview YouTube video «Налейка рюмку Роза» Концертный оркестр Арсенал-Бэнд

Preview YouTube video Andy Williams-Speak Softly Love(Lyrics)

Share
Статья просматривалась 116 раз(а)

Добавить комментарий