Безумству храбрых поём мы песню?

«Пусть сильнее грянет буря!»
Ну и что? И что, спрашивается? Накликал, на свою голову, глашатай революции, классик пролетарской литературы… Ну, громыхнуло в Европе, ба-бааах!!! И потом эхом по всему свету — бах-бабааах!бах-ба-бааааах! Накликал, а сааам-то — в кустыыы, на Капри, отсиживаться…
«Безумству храбрых поём мы песню!»
Ну, положим, храбрых-то ещё и поискать нужно. А вот безумных… Прям эпидемия какая-то. И что удивительно, и в разных странах, и во всяких эпохах. Вот помнится было уже так в Европе в эпоху полнейшей антисанитарии, тогда вот точно также эпидемия чумы по всей Европе прокатилась. И что интересно, эти безумцы ведь не просто абы как носятся, они ведь с идеей в голове, вот что опасно. А идея называется незатейливо: «социальная справедливость». Вот во имя этой самой социальной справедливости они и безумствуют. И что интересно, ведь народ остальной — ну тё-ё-ёмный, ну просто бараны баранами, и не доходит до них, что социальная-то справедливость до них-то и не доходит! А потому-то надо всяческими безумными способами до этих тёмных масс эту идею о социальной справедливости и донесть.
Разные способы есть. Но самый основной — революция. И тех, кто её затевает, потом прозывают — «романтики революции». Романтизму в них — ну очень много.
Во всех революциях символом стал красный цвет. А с чего бы это? вот почему флаг революций именно красного цвета? А с тогоооо, что это цвет крови,  и это и есть символ революции.  Вот к этому-то символу детвору с детства приучают. Так прямо и говорят:
«Как повяжешь галстук —
Береги его!
Он ведь с Красным знаменем
Цвета одного!»
Два символа в любой революции — социальная справедливость и кровь. С социальной справедливостью просто: на тебе, товарищ, на тебе, товарищ! Но паразиту — никогда! В целях гигиены и санитарии паразиты изничтожаются!  Миллионами. Способов много. Фантазия работала, зря, что ли, безумцами прозвали…  Но тут, понимаете, есть специфический закон любой революции: она требует жертв! Не все это понимают, только безумцы-романтики, которым и поём мы песню!
И вот вроде бы и произвели дезинфекцию, очистились от паразитов, а тут тебе — раз! — в собственных рядах наметился правый уклон! Исправляется он простым способом — усекновением головы. Таким же методом искореняется и левый уклон в рядах романтиков. Некоторые же товарищив своём романтизме очень уж витают в облаках, замахиваются на… на… , вобще, не по сеньке шапка, товарищу… А хочет витать — пущай, только уж не виртуально, а в натуре…
А народ, конечно же, тёмный. Ты ему — социальную справедливость, всеобщее братство, равенство и счастье,- так нет же, приходится палками его туда загонять. Но всё равно сбежать норовит. Пришлось вышки с пулемётами расставить, да по периметру мины-ловушки…
Странным образом, все революции последних 200-от лет — на одно лицо. Роднит их не только единый тезис — «социальная справедливость».  Несмотря на возрастные различия, есть нечто объединяющее. Прорыв в науке, «энциклопедисты» во Франции, «золотой век» в России, Пушкин, Грибоедов, глинка, Брюллов, Чаадаев — имён — десятки! И вслед за всеми этими именами — прорыв в образовании, просвещении. Тысячи, десятки тысяч , энергичных, образованных, способных молодых людей, готовых приложить свои умы и таланты на благо. И …Окостеневшая государственная конструкция, проржавевшая, уже не способная даже и скрипеть… А тем более не то чтобы каким-то образом использовать, но хоть бы пристроить эту «кинетичекую» массу.  И — лозунг всех революций — «САрынь на кичку!» — ибо лозунг этот тысячелетиями был понятен и плебсу.
Понимали, понимали, молодые и энергичые, что без «плебса» ржавую конструкцию не сломать. Поэтому и возникали всяческие теории о гегемонах революции и диктатурах пролетариата.
Надо признаться, что среди революционеров всё же были искренниие роматнтики. Таким был Плеханов, такой была Вера Засулич.А в затылок им дышали циничные прагматики — «истинные-марксисты» ленинцы, для которых истиным смыслом и содержанием «революции» был банальный захват власти.
«Пролетариат — гегемон революции»?- покажите мне на фотографиях первых членов совнаркома, как и членов ВЦИКА этого гегемона. «Диктатура пролетариата»? -ну-ну…Как говорится, не смешите мои тапочки.
Слова все эти мудрёные — как и вся марксова теория — всего лишь «фиговый листочек», драпировка для совершенно прозаической идеи.
Кто мешал молодому, энергичному, образованному(юридический факультет, статус адвоката), одарённому Владимиру Ульянову вступить на поприще защиты униженных и оскорблённых? Однако, а где — дивиденды? Не-не, не в смысле «бумажного хруста», а в смысле — ВЛАСТИ абсолютной? А дивидендов на этом поприще не предвидится. Поэтому история как-то не донесла до нас ни одного практического примера, когда бы юрист, адвокат Ульянов выступил бы в защиту униженного. Кстати, вот, вспоминаю Владимира Галактионовича Короленко, того самого, который — «Дети подземелья». Признаюсь, в силу своего дилетантизма, сразу и не упомню, насколько образован был Короленко. Однако помню, что при любой власти выступал и за униженных, и за оскорблённых. При царской власти он заступился при разнузданной антисемитской кампании за Бейлиса, при большевиках заступался за голодающих Поволжья, выступал против террора. И что интересно: при царизме Короленко уважали, к голосу прислушивались, во времена победившей демократии и социальной справедливости Короленко неоднократно отделывался отсидками в ЧК.
А товарищ Ульянов — конечно же, он из эмиграции теоретически боролся с проявлениями деспотизма по отношению к оскорблённым.
Можно вспомнить насколько непримирим был «душка» Ленин к любым проявлениям мысли, противоречащим его собственным, непримерим даже к своим собственным соратникам.
Но вот наконец-то власть — в руках! И тут и пришла пора устанавливать «социальную справедливость», о которой так долго и мечтательно говорили большевики. Утверждалась она, «социальная справедливость», методом «кузькиной матери». Уже в январе 1918 года её(«справедливость»), утвердили в Петрограде, расстреляв демонстрацию питерских рабочих, протестующих против разгона Учередительного Собрания. Ну, а затем… Тамбовское восстание, где товарищ Тухачевский показал такую «кузькину мать» в лице концентрационных лагерей, заложникиов, отравляющих веществ… Затем — Кронштадский мятеж… Перечислять можно долго, но мы остановимся на 45 году торжества демократии и социальной справедливости: события в Новочеркасске в 1962 году.
Вот ведь какое дело… Все революции одинаковы. И точно такую же «кузькину мать» увидели жители ГДР в самом начале 50-ых годов, точно такую же «мать» показал старший брат венграм в 1956 году, чехам в 1968 году. Поляки неоднократно нарывались. Тенденция, однако, как говорит одна из северных народностей, населяющих Россию.
Разобрались. Указли место, показали «кузькину мать», объяснили принципы «социальной справедливости». Пришло время разбираться с попутчиками. С «кадетами»(конституционными демократами) — проще : «Ваше слово, товарищ Маузер!» Тем более в Евангелии от Маркса-энгельса-Ленина прямо сказано: «Отмирающий класс!»
Другое дело — эсеры(социалисты-революционэры). Вроде как бы поппутчики, но ведь среди них — вооон — глазами вправо косит! Вражина! А  этими, у кого косоглазие влево, можно и перетереть тему-то, не навечно же…
И с попутчиками разделались. И что интересно, как под копирку, во всех странах, и в СССР, и в «народных демократиях» со всеми попутчиками расправлялись «гуманно» В России вышвырнуты были все партии, хотя эсеры тоже принимали участие в подпольной борьбе против царского режима. 1948 год , Чехословакия, буржуазные партии лишены права участия в политической жизни страны; Польша, Армия Край ова , руководимая эмигрантским правительством из Лондона, принимала героическое участие в антифашистском сопротивлении. После войны буквально насильно была выдавлены из страны. Вспоминается фильм Анджея Вайды «Пепел и алмаз». Трагическая судьба героя- «аковца», блистательно сыгранного — назову его так, как зовут его поляки -Збышеком Цыбульским.
А вслед за «попутчиками» пришёл черёд и своих «детей». «Завещание Ленина». К нему до сих пор приклеен ярлык «политическое».
Ну представьте себе, умирает человек. Он вполне осознаёт, что умирает… И — вот она, Шекспировская трагедия: лихорадочно, судорожно перебирает он, кому из «пролетариатов» доверить «диктатуру»? Какому «гегемону» ВЛАСТЬ-то оставить? Не было никакой политической воли в этом завещании. Это было ЗАВЕЩАНИЕ по передаче Власти. Вспомните, пожалуйста, а какова судьба всех тех, кто перечислен был в этом «завещании»?
И в этом все  страны повторяют друг друга. В качестве примера — судьба Камило Сьенфуегоса, Эрнесто Че Гевары на Кубе, судьбы лидеров Южновьетнамсокого сопротивления, судьбы венгерских, югославских, польских оппозиционеров… Кто-то принудительно-добровольно эмигрировал(этим ещё повезло), кто-то таинственным образом погибал, как Сьенфуегос, кого-то расстреливали, как всю без исключения «Оппозицию» в СССР или Имре Надя, Ракоши в Венгрии, кого-то сажали в тюрьмы, чтобы затем под фанфары выпустить, как Гомулку, Клишко, Спыхальского в Польше.
Итоги: Даже в своих итогах все страны, перенесшие революции, оказались «близнецами» на одно лицо своими разваленными экономиками и нищим населением. Вам напомнить нормы питания в Северной Корее, а сколько продуктов полагается на продуктовые карточки на Кубе?

Помните хрестоматийную фразу молодого Ульянова при аресте: «Молодой человек, с чем вы сражаетесь? Перед вами — стена!
— Стена — да гнилая, ткни и развалится! — весело и жизнерадостно ответствовал будщий вождь мирового пролетариата. Если бы он знал….
Но одно его предвидение сбылось. «Прийдёт время и кухарки научатся управлять государством!» Венесуэла оправдала ленинское предвидение. Бывший водитель возглавил страну и повёл её по пути социалистических преобразований. Реакция населения Венесуэлы на «кухаркино управление «не заставила себя ждать: резко возрос дефицит туалетной бумаги.

Share
Статья просматривалась 125 раз(а)

Добавить комментарий