Сонеты в подражание «Любовной науке» Джона Донна

Борис Тененбаум бросил сегодня вызов стихомахерской общественности (цитирую):

Нашел в книге Г.М. Кружкова «Лекарство от Фортуны», об английской поэзии елизаветинской поры:

Джонн Донн перевернул канон сонета, существоваший со времен Петрарки — поэту полагалось обращаться к возлюбленной как бы снизу, как проситель обращается к обожаемой госпоже. А Донн начинает свое обращение к любимой следующей строкой: «Дурёха! Сколько я убил трудов…»

Есть желающие продолжить? Кто-нибудь рискнет написать сонет с такой (см. выше) первой строчкой?

Первым на вызов откликнулся Виктор (Бруклайн). С удовольствием привожу ниже его замечательный сонет:

Дурёха! Сколько я убил трудов,
Чтоб научить тебя искусству стихоплётства
Без псевдопафоса, без лишних слов
И без присущего всем бабам сумасбродства.

Я показал тебе, как рифмовать
И как рачительно плести за строчкой строчку,
Чтоб пухла от стихов твоя тетрадь
И чтобы знала ты, когда поставить точку.

Увы, ты посмеялась надо мной!
Ты предпочла трудам пустячные забавы,
И, повернувшись от меня спиной,
Ты упорхнула прочь, как мерзкая шалава.

Я не прощу тебе такого вероломства!
У нас не будет общего потомства!

* * *

А теперь пара-тройка моих стишков:

I.

Дурёха! Сколько я убил трудов,
Дабы твою приязнь завоевать!
Рубашку даже гладить был готов
И застилать (представь себе!) кровать.

Помойное ведро я выношу,
Поев, посуду мою (ё моё!),
Носки на спинке стула не сушу,
А бросил сразу в грязное бельё.

Я всё пропылесосил (во дела!),
Убрал… Я даже лампочку вкрутил,
Что месяц как сгоревшая была.
Накрыл на стол и чайник вскипятил…

Дурёха, сколько я трудов убил,
А ты… А ты банально не пришла.

II.

Дурёха! Сколько я убил трудов,
Сонет барочно-вычурный слагая.
И что же? Вдохновения плодов,
Кои должна б ты дать мне, полагаю,
Получено так мало, дорогая,
Что я тебе накостылять готов…

Ну, почему другим поэтам Музы
Достались безотказные?! Мою
Хрен дозовёшься. Без неё пою.

Слова натужны и стихи кургузы,
Их ритм коряв и синтаксис бредов —
Плоды не вдохновенья, но обузы.
Прелестны, как зелёные рейтузы.

Дурёха! Сколько я убил трудов!

III.

Дурёха! Сколько я убил трудов,
Стараясь от тебя того добиться,
Чем, будь ты милосердная девица,
Без лишних ухищрений и ходов
Вполне могла б с поэтом поделиться…

Я понимаю, это этикет —
Поэт, взывающий к прекрасной даме,
И дама, ему молвящая: «Нет!»
А он слагает следующий сонет…

Поэт, любимая, не юн годами
И знает, чем кончается сюжет
Извечный, разработанный не нами.

Дурёха! Сколько я убил трудов —
Не упущу… Но поиграть ещё готов.

* * *

И наконец, вариация сонета Виктора — в несколько иной тональности:

IV.

У нас не будет общего потомства,
Сколько бы я да ни убил трудов…
Дурёха, не твоё виною вероломство,
А просто — разница годов.

История смешная приключилась:
Показывал тебе, как рифмовать,
Тут подвернулась (рифмою) кровать
И что должно было случиться, то случилось.

Заполнена сонетами тетрадь.
Прекрасно знаешь ты, когда поставить точку…

Благословенна будь за эту ночку,
Что буду в памяти переживать.
За эту рану — ей не дам я заживать.
За стих, что жив… пока не завершаешь строчку.

Share
Статья просматривалась 445 раз(а)

2 comments for “Сонеты в подражание «Любовной науке» Джона Донна

  1. Борис Тененбаум
    15 марта 2020 at 13:34

    Зеев Янкелевич:
    ***
    Дурёха! Сколько я убил трудов,
    Чтоб отучить тебя от гопака,
    Я танцевать заставил и коров,
    Ну а с тобой не справился пока.

    В балете марлезонском ты звездой
    Пыталась стать, но видно не судьба!
    Гопак, конечно, танец молодой
    Но в тот балет не впишется слегка.

    Твой танец увидал мой друг виконт.
    Увидев, молча в обморок упал.
    Потом оправился и пережил афронт,
    Но заикаться почему-то стал.

    Но должное отдав такому стану —
    Пошлю тебя в гарем к султану.

  2. Самуил
    15 марта 2020 at 5:06

    Борис Тененбаум бросил сегодня вызов стихомахерской общественности (цитирую):

    Нашел в книге Г.М. Кружкова «Лекарство от Фортуны», об английской поэзии елизаветинской поры:

    Джонн Донн перевернул канон сонета, существоваший со времен Петрарки — поэту полагалось обращаться к возлюбленной как бы снизу, как проситель обращается к обожаемой госпоже. А Донн начинает свое обращение к любимой следующей строкой: «Дурёха! Сколько я убил трудов…»

    Есть желающие продолжить? Кто-нибудь рискнет написать сонет с такой (см. выше) первой строчкой?

    Первым на вызов откликнулся Виктор (Бруклайн). С удовольствием привожу ниже его замечательный сонет:

    Дурёха! Сколько я убил трудов,
    Чтоб научить тебя искусству стихоплётства
    Без псевдопафоса, без лишних слов
    И без присущего всем бабам сумасбродства.

    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

    А теперь пара-тройка моих стишков:

    Дурёха! Сколько я убил трудов,
    Дабы твою приязнь завоевать!
    Рубашку даже гладить был готов
    И застилать (представь себе!) кровать.

    Помойное ведро я выношу,
    Поев, посуду мою (ё моё!),
    Носки на спинке стула не сушу,
    А бросил сразу в грязное бельё.

    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

    Полнистью читайте в блоге:

Добавить комментарий