Мой день 5 марта 1953 года

В 1953 году мы жили в Беломорске. Это последний населенный пункт перед Соловками, частью на берегу, частью на островах. Край земли, но всё-таки город какой-никакой, с клубом, где кино крутили, баней и даже библиотекой. И вот в конце зимы моего отца вызывает начальник и объявляет, что срочно переводит его на работу в Пяльму. Отца это известие как обухом по голове оглушило. Он молодым инженером-строителем приехал «по распределению» на Севера, работал со всей душой, был на хорошем счету, надеялся на карьерный рост и… такой облом. Ходит, как в воду опущенный. Начальник ему и говорит:

— А ну-ка, поедем посмотрим, где ты, говоришь, присмотрел площадку под строительство?..

Отец смекнул, что босс пообщаться хочет без лишних ушей. Выехали на берег, где на километры вокруг — лёд да заснеженная тундра. Начальник ему:

— Пошел слух, — выразительно ткнул пальцем вверх, — что будут вашу нацию выселять. На освоение целинных и залежных земель Казахстана. Тут главное — не попасть в первый эшелон, который высыпет людей в голую степь. Ты может и сдюжишь, а молодая жена с малышом — не уверен. Потому поедешь, и немедленно, в таёжный посёлок и чтоб носа не высовывал. Начнут, как заведено, сперва Москву, Ленинград, Киев твой чистить, потом города помельче, до наших мест когда ещё докатит, если докатит — с каторги на каторгу людей-то гонять, а таёжные углы, глядишь, и вовсе обойдёт (туда и добраться-то можно только зимой по льду, по зимнику). Тут главное что? Глаза не мозолить, припухнуть

В том конкретном случае оказалось это перестраховкой: рябой Аман сдох аккурат на Пурим — пронесло. Но бывалый русский человек (начальник отца), жизнь проживший в каторжном краю, на судьбу да удачу не надеялся и подготовил семью молодого (глупого по молодости) своего инженера пережить беду, елико возможно это в силах человеческих: затаиться, припухнуть, глаза [вертухаям] не мозолить…

В тот раз перестраховка обернулась удачей. Для всех — что главная падла стала падалью. А для отца и его босса сложилось особо удачно… Отец просто так не мог сидеть в тайге, руководить лесорубами, которые ремесло своё — топором махать — и без него (лучше него) знали. Изучил он тамошнюю логистику — а дела там велись как и везде: бестолково, по-русски, то есть, бо́льшая часть добытого леса так в лесу и сгнивала — да и составил предложения, как без лишних затрат. только одной лишь организацией работ, разумным планированием и своевременной трелёвкой утроить до́бычу. А ежели проложить такие-то дороги, оборудовать сплав да построить лесопилки — ещё удвоить. Аккурат тогда готовилось постановление местного правительства (Карелия в ту пору была союзной республикой) о развитии северного Заонежья. И начальник, не будь дурак, подсуетился: мы де загодя молодого перспективного инженера послали изучить вопрос, по его докладам предложения по развитию края (сиречь, более эффективному его ограблению) составили — вот извольте. Так отцовы выкладки слово в слово вошли в постановление; начальник невдолге перебрался в Петрозаводск, а через несколько лет и отца перетащил. Не к себе в обком, конечно, но на важную работу — громадную реконструкцию Онежского тракторного завода. Однако, это уже другая история.

В этой же истории важнейшая деталь — фраза, сказанная начальником: «на освоение целинных и залежных земель Казахстана». То, что прозвучало именно так, я не сомневаюсь. Почему? Потрясённый отец сразу после того памятного разговора с боссом примчался домой и пересказал всё маме. А для неё это стало потрясением ещё бо́льшим, потому что все её школьные годы прошли в казахстанской ссылке под Карагандой. Только в 44-м году удалось чудом оттуда вырваться — приехал к ним некий уполномоченный, вербовавший старших школьников, кто досрочно сдаст выпускные экзамены, ехать в Киев, работать там на разборке руин, а в награду де допустят их до вступительных экзаменов в тамошние ВУЗы. Кто сдаст — будет учиться, остальные продолжат работать на стройках города. И самое главное — документы им оформят как настоящим вольняшкам. Так мама попала в Киев, стала студенткой, встретила отца, получила образование, меня родила — жизнь наладилась и… И вот на́ тебе, через девять лет возвращаться в тот же Казахстан, в ту же ссылку?! Это был шок… У мамы и так отменная память, но этот драматический эпизод запомнился в мельчайших деталях. И я слышал пересказ столько раз, словно сам присутствовал там, на обледенелом зимнем берегу Белого моря, где партийный чиновник явно процитировал не свои слова: «На освоение целинных и залежных земель Казахстана».

Это к теме депортации евреев, ставшей несостоявшейся 5 марта 1953 года.

Share
Статья просматривалась 537 раз(а)

4 comments for “Мой день 5 марта 1953 года

  1. Ефим Левертов
    6 марта 2020 at 7:47

    «Это к теме депортации евреев, ставшей несостоявшейся 5 декабря 1953 года».
    ———————————————
    Может быть вы хотели написать «5 марта 1953 года»?

    • Самуил
      6 марта 2020 at 14:59

      Спасибо за внимательное прочтение, сейчас же исправлю. Вроде три раза вычитывал текст, с запятыми всё в порядке (вроде бы), так вместо «марта» написал «декабря». Энциклопудия!

  2. Самуил
    5 марта 2020 at 17:37

    В 1953 году мы жили в Беломорске. Это последний населенный пункт перед Соловками, частью на берегу, частью на островах. Край земли, но всё-таки город какой-никакой, с клубом, где кино крутили, баней и даже библиотекой. И вот в конце зимы моего отца вызывает начальник и объявляет, что срочно переводит его на работу в Пяльму. Отца это известие как обухом по голове оглушило. Он молодым инженером-строителем приехал «по распределению» на Севера, работал со всей душой, был на хорошем счету, надеялся на карьерный рост и… такой облом. Ходит, как в воду опущенный. Начальник ему и говорит:

    — А ну-ка, поедем посмотрим, где ты, говоришь, присмотрел площадку под строительство?..

    Отец смекнул, что босс пообщаться хочет без лишних ушей. Выехали на берег, где на километры вокруг — лёд да заснеженная тундра. Начальник ему:

    — Пошел слух, — выразительно ткнул пальцем вверх, — что будут вашу нацию выселять…

    • Александр Биргер
      5 марта 2020 at 20:28

      В вашей короткой прозаич. заметке, уважаемый Самуил, прозвучало много. И даже — рифма, от которой – никуда.
      Впрочем, возможно, мне что-то померещилось —
      “В 1953 году мы жили в Беломорске…
      Край земли, но всё-таки город какой-никакой…
      …дела там велись как и везде: бестолково,
      по-русски, то есть,
      (и) бо́льшая часть (там) добытого леса так в лесу и сгнивала
      (как есть ))).
      Однако, обратил внимание на (впервые встретил в Блогах) наречие —
      невдолге. Спасибо за
      «НЕВДОЛГЕ — нареч. в коротке, вскоре, близкою порой, скорым временем; на сих годах; на днях; на часу.
      В.И. Даль. 1863-1866. Синонимы: в скором времени, вкоротке, внедавне, вскоре, днями, не сегодня завтра, скоро, того и гляди, того и жди «

Добавить комментарий