Дмитрий Быков. Теперь, когда…

Теперь,
Когда,
Entre nous soit dit,
Мы в верном укрытьи и всё позади,
Ни пуль, ни учений, ни лжи, ни клевет,
А только вечерний божественный свет,
Клубника, малина, раздача наград,
Олива, маслина, шербет, виноград,
Одних умилило, другие скорбят,
Тин-тин — мандолина,
Буль-буль — водопад, —
Теперь
Скажу,
Что в некий момент
Я сам покупался на их аргумент,
Я сам превратился в чужой элемент,
Я сам сомневался — спасёшь или нет.

Тогда,
Пойми,
Никто же не знал!
Направо трясина, налево развал,
Направо скотина, налево амбал,
Направо тюряга, налево вокзал!
И всякий, кто предал, не чуял вины,
Поскольку не ведал исхода войны,
Кто мог его знать и облечь языком?
Ни Родина-мать, ни отец-военком
На фоне тщеты и сплошного вранья.
Наверное, ты.
И, по-моему, я.

Нет, были намёки:
Суббота, среда,
Ручьи, водостоки, закат иногда,
Отдельные бабы, как минимум треть,
Хоть мне и пора бы на них не смотреть,
Заливы, где хлещут пассат и муссон,
Забавные вещи — хомяк, патиссон, —
Но разве всё это утешит, взгляни,
На фоне того, что творили они?
Чтоб верить, когда разгуляется ад, —
Потребен какой-то особенный взгляд,
Особый товар
По особой цене —
И это как раз проявилось во мне.
Когда накренился
Престол золотой,
Когда усомнился уже и святой, —
Я, грязный из грязных, местами злодей,
В отличье от разных приличных людей,
Не ведая правил, не веря в мечты,
Как раз и поставил туда, куда ты.
Наглее сексота, смелей, чем нахал,
Как будто я что-то действительно знал,
Одних потешая, других разозлив,
Я все свои силы направил в прорыв,
Смеясь и ругаясь, как тролль боевой,
Махая руками, тряся головой,
Забыв, как юродствовал годы подряд,
Я в бездну погнал золотушный отряд.
О, как мы орали!
Мы были как сон:
Забыв о морали, забыв обо всём,
Седые от пыли, сорвав вещмешки, —
Насколько мы были страшны и смешны!
Уроды, юроды, отребье и сброд,
Подонки свободы, питомцы невзгод,
Позорная мета, оборванный скот, —
И именно это решило исход.

И в облаке пыли, в дырявой броне,
На тощей кобыле, на белом коне,
Как будто потерян в ревущей толпе —
Как был я уверен в тебе и себе!
Несли своё знамя на штурм и аврал,
Как будто мы знали.
(А я ведь не знал!)
Стократно охаян, но весел, как чёрт, —
Как был я нахален, доволен и твёрд,
Как будто я в зале явился на бал!
Как будто мы знали.
(Но я ведь не знал.)
Как регент, которого бросила знать.
Как нищий, с которого нечего взять.
Как рыцарь, носящий царя в голове.
Как шулер, укрывший туза в рукаве.

Share

Один комментарий к “Дмитрий Быков. Теперь, когда…

  1. Дмитрий Быков

    Теперь,
    Когда,
    Entre nous soit dit,
    Мы в верном укрытьи и всё позади,
    Ни пуль, ни учений, ни лжи, ни клевет,
    А только вечерний божественный свет,
    Клубника, малина, раздача наград,
    Олива, маслина, шербет, виноград,
    Одних умилило, другие скорбят,
    Тин-тин — мандолина,
    Буль-буль — водопад, —
    Теперь
    Скажу,
    Что в некий момент
    Я сам покупался на их аргумент,
    Я сам превратился в чужой элемент,
    Я сам сомневался — спасёшь или нет.

    Тогда,
    Пойми,
    Никто же не знал!
    Направо трясина, налево развал,
    Направо скотина, налево амбал,
    Направо тюряга, налево вокзал!
    И всякий, кто предал, не чуял вины,
    Поскольку не ведал исхода войны,
    Кто мог его знать и облечь языком?
    Ни Родина-мать, ни отец-военком
    На фоне тщеты и сплошного вранья.
    Наверное, ты.
    И, по-моему, я.

    Нет, были намёки:
    Суббота, среда,
    Ручьи, водостоки, закат иногда,
    Отдельные бабы, как минимум треть,
    Хоть мне и пора бы на них не смотреть,
    Заливы, где хлещут пассат и муссон,
    Забавные вещи — хомяк, патиссон, —
    Но разве всё это утешит, взгляни,
    На фоне того, что творили они?
    Чтоб верить, когда разгуляется ад, —
    Потребен какой-то особенный взгляд,
    Особый товар
    По особой цене —
    И это как раз проявилось во мне.
    Когда накренился
    Престол золотой,
    Когда усомнился уже и святой, —
    Я, грязный из грязных, местами злодей,
    В отличье от разных приличных людей,
    Не ведая правил, не веря в мечты,
    Как раз и поставил туда, куда ты.
    Наглее сексота, смелей, чем нахал,
    Как будто я что-то действительно знал,
    Одних потешая, других разозлив,
    Я все свои силы направил в прорыв,
    Смеясь и ругаясь, как тролль боевой,
    Махая руками, тряся головой,
    Забыв, как юродствовал годы подряд,
    Я в бездну погнал золотушный отряд.
    О, как мы орали!
    Мы были как сон:
    Забыв о морали, забыв обо всём,
    Седые от пыли, сорвав вещмешки, —
    Насколько мы были страшны и смешны!
    Уроды, юроды, отребье и сброд,
    Подонки свободы, питомцы невзгод,
    Позорная мета, оборванный скот, —
    И именно это решило исход.

    И в облаке пыли, в дырявой броне,
    На тощей кобыле, на белом коне,
    Как будто потерян в ревущей толпе —
    Как был я уверен в тебе и себе!
    Несли своё знамя на штурм и аврал,
    Как будто мы знали.
    (А я ведь не знал!)
    Стократно охаян, но весел, как чёрт, —
    Как был я нахален, доволен и твёрд,
    Как будто я в зале явился на бал!
    Как будто мы знали.
    (Но я ведь не знал.)
    Как регент, которого бросила знать.
    Как нищий, с которого нечего взять.
    Как рыцарь, носящий царя в голове.
    Как шулер, укрывший туза в рукаве.  

Добавить комментарий