Марина Гарбер. Он подступает к яблоне слишком близко…

Он подступает к яблоне слишком близко,
взмахам её растерянным потакая,
будто она — турецкая одалиска,
девка нагая.

Прочь разгоняет кордебалет мушиный,
пчёл за работой и муравьёв на марше.
Трогает стёкла, гладит капот машины,
движется дальше:

ниже — на цыпочках и озираясь, словно
остерегаясь ступы, метлы, петуний,
выше — поправить на голове церковной
шляпу колдуньи.

То по-хозяйски, с мужественным терпением
старообрядца, раскольника, старовера
к бровке сметает газетные объявления,
скверну из сквера.

После свернёт за театральный угол,
руки раскинет, выплеснется на площадь,
примется пешеходов трепать, что кукол,
плющить, елозить.

Всех фонарей перетасует вкладыши,
в книжных проулках вынудит ждать погоды,
птиц под карнизы втиснет, зевак — под ратуши
низкие своды.

Копит, грозит: неба вкуси да выкуси! —
но, проходя сквозь ветряные пальцы,
не примыкай к толпе, не дыши, не двигайся,
не раскрывайся.

Кто спохватился, тот за себя в ответе,
и никаких поблажек или простоя,
хватится сердца — поздно, пустил на ветер, —
место пустое.

(2018)

Share
Статья просматривалась 432 раз(а)

1 comment for “Марина Гарбер. Он подступает к яблоне слишком близко…

  1. Виктор (Бруклайн)
    31 января 2020 at 15:44

    Марина Гарбер

    Он подступает к яблоне слишком близко,
    взмахам её растерянным потакая,
    будто она — турецкая одалиска,
    девка нагая.

    Прочь разгоняет кордебалет мушиный,
    пчёл за работой и муравьёв на марше.
    Трогает стёкла, гладит капот машины,
    движется дальше:

    ниже — на цыпочках и озираясь, словно
    остерегаясь ступы, метлы, петуний,
    выше — поправить на голове церковной
    шляпу колдуньи.

    То по-хозяйски, с мужественным терпением
    старообрядца, раскольника, старовера
    к бровке сметает газетные объявления,
    скверну из сквера.

    После свернёт за театральный угол,
    руки раскинет, выплеснется на площадь,
    примется пешеходов трепать, что кукол,
    плющить, елозить.

    Всех фонарей перетасует вкладыши,
    в книжных проулках вынудит ждать погоды,
    птиц под карнизы втиснет, зевак — под ратуши
    низкие своды.

    Копит, грозит: неба вкуси да выкуси! —
    но, проходя сквозь ветряные пальцы,
    не примыкай к толпе, не дыши, не двигайся,
    не раскрывайся.

    Кто спохватился, тот за себя в ответе,
    и никаких поблажек или простоя,
    хватится сердца — поздно, пустил на ветер, —
    место пустое.

    (2018)

Добавить комментарий