Матерная лексика

Может быть, это звучит непатриотично, и меня упрекнут в неуважении к вскормившей меня стране, но я очень не люблю русский мат. За этими речевыми элементами я поневоле вижу живые картинки. Помню, сидим мы в деревенском доме, где немолодой мужчина все время вставляет в разговор с мамой и сестрой известное выражение о половом акте с «твоей матерью». Это он сестре об их общей родительнице?

Как человек с лингвистическим образованием, ничего не имею против изучения этого языкового пласта. Как переводчик, употреблю не задумываясь. Один раз в жизни пришлось, но ведь это было сказано чужим голосом.

Не могу понять, как мат может помогать. Не могу понять, почему он считается доблестью. Никогда не чувствовала в нем необходимости. Легко его прощаю простым людям, которые на нем с детства разговаривают и не отличают от других слов. Хуже отношусь к употребляющей его интеллигенции, — за то, что косят под народ. Еще хуже — к еврейской интеллигенции, — за то, что косят под русский народ, пытаются слиться со средой, стать своими.

7 комментариев к «Матерная лексика»

  1. Мама моя (1931 г.р.)в классе пятом была, когда, во время войны шла вечером из школы и, проходя через «толкучку», запнулась о ногу какого-то мужчины, сидевшего на земле. То «трехэтажное», что она услышала от него в тот раз, запечатлелось глубоко в ее детской памяти — по ее «загадочной» улыбке могу судить: помнит до сих пор!
    А я, видимо, страдаю хронической ненаблюдательностью и неразвитым любопытством, что, оказывается, вовсе не такой уж и безобидный изъян. Может быть, я просто с раннего возраста была чересчур погружена в себя, и поэтому впервые услышала …незнакомые(и мало изученные мной по сей день!)слова от нянечек в больнице (-вроде бы, говорили на русском, но непонятно как-то!), была я тогда в 4-м классе. Росла, кстати, в коммунальной квартире на три семьи — разменяли ее только в конце 1986. Удивительное дело: в квартире …никто не матерился …все 30 лет… Словно и не в России жила! А дом был военного ведомства… Случаются же чудеса…
    Папа, который имел, казалось бы, все причины ругаться, подростком потеряв всех в Катастрофе, став инвалидом еще в партизанском отряде, где ему, 12-летнему, шипел в лицо кто-то из своих же партизан: «А тебя, жиденок, я все равно убью!»; он за всю жизнь не употребил при мне ни одного матерного слова, я была совершенно уверена всегда, что он их… не знает, как и я. Оказывается, знает…:)
    Я вовсе не собираюсь (Боже сохрани!) никому ничего доказывать, ведь каждый живет как понимает, на основе собственного жизненного опыта и конкретных жизненных обстоятельств. Но думаю, кое-что в этой жизни может зависеть и от самой личности — ее выбора, ее приоритетов. Бытие, в конце концов, определяет сознание — этим все объясняется…
    Поскольку я знаю, как МАЛО смыслю в этой жизни, и осознаю это остро и ежедневно(!), то не позволяю себе быть в чем-то совершенно уверенной. Всегда стараюсь для себя как-то объяснить поступки людей, которые меня коробят или непонятны мне.
    Очень страдаю вот от чего: в Израиле русскоязычная молодежь — не вся, слава Богу, но та, что, в основном, приехала в недавнее время — в автобусах и на улицах зачастую именно общается, разговаривает (!) матом. По-моему, вот это — действительно страшно. И — беспросветно.

    А как переводить мат, Инна, — вообще не представляю себе: слаб мой словарный запас и …плохо развито воображение:)

  2. В 1971 году, незадолго до отъезда, мне в Москве рассказали такую историю.
    Работала в столичном педагогическом ВУЗе старушка-профессор, Божий одуванчик, интеллигентная до корней седых волос. Передвигалась она мелкими шажками, руки носила перед собою, так как в силу близорукости вынуждена была держать их наготове, чтобы общупать возможную возникнуть преграду. Темой её докторской диссертации было происхождение, развитие, этимология и исторические корни русского мата, что-то в этом роде. Диссертация эта так и не была издана типографским способом, а существовала в виде копированной-перекопированной рукописи. У приятелей, рассказавших мне эту история, был экземпляр, потому что с профессоршей были близко знакомы, даже, кажется, дружны.
    Как-то раз во дворе ВУЗа рыли очередную канаву: то ли перекладывали водопровод, то ли ремонтировали канализацию. Вдоль вырытой канавы была протянута бечёвка — для ровности. Бабуська, естественно, ту бечёвку не заметила, зацепила, порвала, споткнулась и упала. Из канавы вылезла физиономия канавокопателя, и в адрес виновницы прозвучал многоярусный и многоэтажный мат.
    Бабуська выкарабкалась из канавы, поднялась, отряхнулась, пошарила по земле в поисках очков, нашла их, водрузила на место и взглядом поискала матерщинника. Найдя, она повернулась в его стороу и достойно ответила ему, как профессионал дилетанту. Мне пытались воспроизвести прозвучавшую тогда фразу, но это было примерно так же, как Хаим, возвратившийся из Италии, воспроизводил друзьям пение Карузо…

    1. А собирала она обсценную лексику так. После войны в аудиториях было много фронтовиков. Она раздавала им листочки со словами и просила их написать, что эти слова значат.
      Про канаву, я думаю, легенда.

      1. Я внес свой посильный вклад в словарь русской обсценной лексики в Брандайском Университете. Когда в 1981 году мы приехали в Бостон, к нам прикрепили «волонтера», аспиранта из Брандайза (универитет назван в честь судьи, про которого писал Игрек). Так вот, это аспирант говорил на полудюжине разных языков, включая литовский, но тактом наделен не был. И он как-то попросил мою маму обьяснить ему некий русский анекдот, который он не вполне понял. Ну, в итоге мама обомлела, а анекдот ему обьяснил я. И в ходе этой занимательной беседы он услышал от меня интересное выражение — так меня назвали в деревне Афанасово Лотошинского района Московской Области, я там был на картошке, и нечаянно наступил одной даме на ногу — я нес здоровенный мешок на спине, и ее вовремя не увидел 🙂
        Аспирант невероятно заинтересовался. Пришел к нам через неделю и пригласил меня к себе в университет. Там я повторил его коллегам всю историю, с указанием этомологии выражения и точного места, где меня им обозвали. Оказалось, что в словаре русской кафедры такого словосочетания не было. Словарь пополнили, а меня накормили ланчем в китайском ресторане. Доллара 3-4, я полагаю — в 1981 доллар весил побольше, чем сейчас. Это был мой первый американский гонорар.

  3. В армии речь содержит только нормативную лексику только в том случае, если произносится с трибуны. Разговор между офицерами, неравными по статусу, проходит так: младший держится норматива, старший им пренебрегает. А если не пренебрегает, дела у младшего обстоят очень плохо …
    То-есть в своем роде это еще и знак, важный для социальных цепочек, и означает и «непринужденность», и «неофициальность», и «демонстрацию превосходства».
    A pазговор между равными может содержать 80%-90% ненорматива — как видите, Инна, про непринужденность и неофициальность сказано не зря 🙂

  4. Я с Вами полностью согласен, и мне странно увлечение этой темой нашего коллеги по блогам.

Обсуждение закрыто.